Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Борис Иванович Катагощин и его Михайлов.



Морковин И. В.
18-22 марта 2011г
Борис Иванович Катагощин и его Михайлов.

К 110-летию со дня рождения историка - исследователя Михайловского края.

Борис Иванович Катагощин родился 26 марта 1901 года в селе Жуково Данковского уезда. Его отец, Иван Васильевич Катагощин, служил священником местной церкви. Мать, Анна Алексеевна, выходила из семьи священника Алексея Ефимовича Любимова - настоятеля Христорождественского храма с. Мураевня, который, помимо пастырского служения, много сил отдавал народному образованию, содержал в своем доме церковно-приходскую школу, преподавал закон божий в земском училище, был духовником князей Долгоруких, Шаховских, дворян Гротов и Семеновых-Тян-Шанских (7). Два его сына после окончания Санкт-Петербургского университета, получив кандидатскую степень, преподавали историю и философию в учебных заведениях Гатчины и Одессы. Дочери, выдержав экзамен на сельских учительниц, учительствовали по Данковскому земству. Родные братья Алексея Ефимовича занимали видное положение в среде рязанского духовенства, удостоившись за службу потомственного дворянства (5). Средний брат, Иван Ефимович, окончил Киевскую духовную академию, получил степень магистра богословия, был проректором по профессорской должности Рязанской духовной семинарии в сане протоирея, являлся законоучителем Рязанской классической гимназии, настоятелем гимназической церкви (5). Старший брат, Фома Ефимович, служил настоятелем Николаевского храма в городе Раненбург (8). Всего в семье Катагощиных было четверо детей: Всеволод Иванович (1892), Нина Ивановна (1898), Борис Иванович (1901), Любовь Ивановна (1904). Вскоре после рождения Бориса Ивановича семья переезжает в село Мураевню, где вышедший на пенсию отец Алексей освободил в пользу своего зятя место настоятеля храма ( 1902).

Семья Катагощиных с. Мураевня Данковского уезда, 1907г.

Семья Катагощиных с. Мураевня Данковского уезда, 1907г.

Мураевинский приход располагался в живописных местах юга губернии, на покатых холмах Окско-Донского водораздела, издавна облюбованных русским дворянством для устройства усадеб. Здесь, по берегам реки Рановы, соседствовали друг с другом имения Долгоруких, Шаховских, Гротов, Семеновых, Буниных, Кропоткиных и др. Имения обрастали деревеньками. В округе было многолюдно. Богатый приход позволял дому сельского священника вести достойную жизнь. В семье Катагощиных поддерживался культ образования, существовала обширная библиотека и матушка, выпускница (?) Рязанского епархиального училища, старалась привить детям любовь к учению.

По сложившейся среди духовного сословия традиции, достигнув возраста, вслед за старшим братом, Борис Иванович поступает и заканчивает по первому разряду Данковское духовное училище (1915).

Б. И. Катагощин студент Рязанской духовной семинарии

Б. И. Катагощин студент Рязанской духовной семинарии.

В этом же году он становится студентом Рязанской духовной семинарии, где продолжает обучаться до закрытия в начале 1918 года. После закрытия семинарии он переводится в Данковскую классическую гимназию, где получает полное среднее образование, дающее право на поступление в университет. Но привычные устои начали стремительно меняться и Борису Ивановичу, как сыну священника, пришлось испытать на себе все невзгоды, причитающиеся социальному изгою…

После революции Данковский уезд захлестнула волна насилия. На дворянское богатство устремились алчные взоры уголовников, новоявленных комиссаров, злых людей из местных крестьян. Вековые усадьбы были разграблены, сожжены, порушены. Многие представители местного дворянства убиты.

В тяжелое время вся семья Катагощиных собирается под родительским кровом. Но и тут не было покоя. Семья священников, в течение полувека окормлявших местную паству, становится объектом постоянной травли и унижений. Подстрекаемое новыми властями, потерявшее голову население занималось убийством и грабежами. Катагощины всерьез опасались за свою жизнь. Больше всех доставалось главе семейства - отцу Иоанну, по воспоминаниям современников, человеку мягкому и добросердечному. В трудные годы он проявил удивительную стойкость. Продолжал службы ,отстаивал достояние церковной общины. Не побоялся и прямого противостояния, вырвав из рук разъяренной толпы внуков Семенова-Тян-Шанского (7).Тревоги за семью, паству, будушее страны, подорвали его здоровье. Заразившись тифом, отец Иоанн скоропостижно скончался в начале двадцатых годов.

Священник Христорождественской церкви  с. Мураевня– отец Иоанн Катагощин

Священник Христорождественской церкви с. Мураевня– отец Иоанн Катагощин.

Вместо университета в 1919 году Борис Иванович с большим трудом устраивается на работу в расположенные поблизости Грот- Мураевинские угольные копи на должность счетовода и нормировщика. Какие-то производственные надобности требовали еженедельного спуска в шахту. В подземном забое с ним случилось большое несчастье. Неудачный удар кайлом по угольному пласту пришелся на твердое пиритовое стяжение, перекаленный наконечник отлетел в глаз, который навсегда потерял способность видеть.

После долгого лечения в Москве, Борис Иванович возвращается на родину и становится сельским учителем. Несколько лет преподает в школах села Мураевня и окрестных деревень Савинка и Мосалищина.

В это время у него появляется увлечение – электротехника. Он собирает динамо-машины, радиоприемники, открывает первую в Мураевне радиоточку.

Б. И. Катагощин – 20-е годы

Б. И. Катагощин – 20-е годы.

В двадцатые годы он поступает в Московский электротехникум связи. После двух лет успешной учебы, «благодаря» бдительности очередной мандатной комиссии, он, как сын священника, отчисляется из состава студентов. Ему настоятельно советуют покинуть столичную Москву и он возвращается в Мураевню.

В этот период, Борис Иванович женится на своей возлюбленной – крестьянской девушке из соседней деревни Савинка, Ромашовой Татьяне Степановне, которая станет ему верной спутницей на последующие 57 лет жизни.

Борис Иванович и Татьяна Степановна  Катагощины

Борис Иванович и Татьяна Степановна Катагощины.

Травля семьи не прекращалась. В конце двадцатых годов Борис Иванович и его старший брат Всеволод Иванович были арестованы и отправлены в рязанскую тюрьму ГПУ. Братьям было предъявлено обвинение в антисоветской деятельности. Борису Ивановичу вменялось участие в движении анархистов. В эту партию он вступил, будучи семнадцатилетним семинаристом. Старший брат - Всеволод Иванович, прошедший мировую войну в должности полкового врача, обвинялся в причастности к белоофицерскому заговору. Страшась за судьбу близких, мать и сестры предпринимают невероятные усилия по их спасению. По чудесному стечению обстоятельств, некто из влиятельных чекистов оказался земляком, симпатизирующим семье. В результате, после нескольких месяцев заключения Борис Иванович был выпущен на свободу, а брат сослан на три года в Зырянский край (нынешняя республика Коми), где работал вольнонаемным врачом. В приватной беседе земляк дал совет без промедления сменить место жительства, дав понять, что в покое их не оставят. Совет был принят и скоро Катагощины НАВСЕГДА покинули Мураевню.

Оставленный на попеченье бывшей прислуги поповский дом был ею мошеннически продан, а сама она растворилась в столичном многолюдье…

Сведения о том, почему Катагощины выбрали конечным пунктом своего «исхода» именно Михайлов, отсутствуют. Семье необходимо было затеряться, а для значительного перемещения не хватало ни пассионарного, ни материального ресурсов. Возможно, существовали какие-то резоны, способные помочь на первых порах: доброжелатели или дальние родственники. Вот так, фактически спасаясь от ареста, в конце двадцатых годов очутился в Михайлове Борис Иванович Катагощин.

Поначалу Борис Иванович устраивается педагогом - воспитателем в Михайловский детский дом. Получает при нем служебную жилплощадь. Быстро втягивается в работу и вскоре становится директором этого учреждения.

Б. И. Катагощин в годы работы в Михайловском детском доме начало 30-х годов

Б. И. Катагощин в годы работы в Михайловском детском доме, начало 30-х годов.

Работая в детдоме, ему удается закончить с отличием Московский учительский институт. Но вскоре арестовывают мужа младшей сестры, Гагарина Николая Николаевича, сына священника, служившего в Данковском уезде.

Николай Николаевич Гагарин 30-е годы

Николай Николаевич Гагарин 30-е годы.

Подвергаются репрессиям близкие родственники Бориса Ивановича: священник Катагощин Василий Михайлович, выпускник Казанской духовной академии, кандидат богословия, примкнувший к обновленческому расколу и протоирей Катагощин Михаил Андреевич. Впоследствии они были расстреляны.

Должность директора детского дома показалась слишком заметной в маленьком Михайлове, пришлось подыскивать другую, менее на виду, работу. Такая вакансия обнаружилась в системе книготорговли МОГИЗ, где Борис Иванович становится бухгалтером. Он быстро осваивается в новом деле и делается отличным специалистом, о чем свидетельствуют многочисленные грамоты и благодарности от руководства .

К этому времени относятся его первые публикации в печати (1936), в газете системы МОГИЗА «Московский книжник» о стахановском движении в книготорговле и поэма, посвященная героям испанского сопротивления, вышедшая в михайловской газете «Спартак».

В 1937 году у Бориса Ивановича и Татьяны Степановны появляется долгожданный ребенок. Семья вселяется в новый дом, также обустраиваются в Михайлове мать и сестры. Любовь Ивановна работает акушеркой в больнице, Нина Ивановна – учительствует.

Б. И. Катагощин с сёстрами Любовью Ивановной и  Ниной Ивановной, 30-е годы

Б. И. Катагощин с сёстрами Любовью Ивановной и Ниной Ивановной, 30-е годы.

Вернувшийся из ссылки старший брат проживал с семьей в подмосковном Егорьевске, где заведовал медицинским техникумом, позднее работал врачом. По окончании лагерного срока муж младшей сестры, Гагарин Николай Николаевич, устраивается в михайловскую школу учителем физкультуры.

С началом войны ушли на фронт: Всеволод Иванович Катагощин, Всеволод Всеволодович Катагощин и Николай Николаевич Гагарин. Борис Иванович, из-за отсутствия глаза и болезни сердца, призыву не подлежал. Он заменил на посту призванного в армию директора книжного магазина. Фронт стремительно приближался и 24 ноября 1941 года Михайлов был оккупирован немецко – фашистскими войсками. Семье Катагощиных, как и многим другим михайловцам, пришлось пережить ужас оккупации. 9 декабря город был освобожден. В памяти тех лет остались: бегство из захваченного немцами дома в село Прудские Выселки, сильные бомбежки, в результате которых семья Бориса Ивановича осталась без крова, а его сестра, Нина Ивановна, получила серьезное ранение, когда огромная авиабомба, пробив крышу и межэтажные перекрытия, влетела в ее квартиру на Спартаке, но по какому – то чуду не взорвалась.

Семью Бориса Ивановича, оставшуюся среди декабрьских сорокоградусных морозов без жилья и средств к существованию, приютила семья его друзей, также выходцев из духовного сословия, Михаила Гавриловича и Александры Ивановны Масленниковых.

Михаил Гаврилович и Александра Ивановн Масленниковы, 30-е годы

Михаил Гаврилович и Александра Ивановн Масленниковы, 30-е годы.

В 1942 году овдовела младшая сестра Любовь Ивановна – в боях под Ржевом, погиб Гагарин Николай Николаевич.

В военные годы состоялось знакомство Бориса Ивановича, с Иваном Алексеевичем Журкиным. Знакомство случилось нечаянно. Борис Иванович с возницей возвращался на подводе из Рязани. Была зима, пуржило, во многих местах дорога была переметена. За Поярково они издали заметили маленького человека с костылем, смело продвигающегося вперед сквозь снежную стихию. Человек с трудом преодолевал заносы, часто падал. Сильный боковой ветер гнал по насту снежные буруны. Ветер оглушил Ивана Алексеевича и он до последнего момента не слышал нагоняющую подводу. Он был сильно изможден и обморожен. Ивана Алексеевича усадили в сани, разогрели, укрыли овчинной попоной, а крупный и грузный Борис Иванович в тяжелых для лошади местах шел за санями пешим... Забегая вперед, нужно сказать – случайная встреча послужила началом многолетней дружбе и плодотворному сотрудничеству.

Очень непохожие, ни внешне, ни по темпераменту люди всю жизнь были искренно привязаны друг к другу. Высокий, грузный, несколько флегматичный, Борис Иванович и небольшого роста, субтильный, шустрый, резкий в движениях (и это при серьезной хромоте – следствии перенесенной им в детстве тяжелой болезни) с подвижным цыганистым лицом, всегда веселый, Иван Алексеевич.

И. А. Журкин г. Михайлов Соборная гора, начало 50-х годов

И. А. Журкин г. Михайлов Соборная гора, начало 50-х годов.

В 1943 году, после ранения возвращается с фронта бывший директор МОГИЗ, по воспоминаниям, очень порядочный и достойный человек( прим. не помню фамилии!). Борис Иванович освобождает место и круто меняет свою жизнь – переходит работать в школу. Он давно мечтал о педагогической деятельности, но статус социального изгоя не позволял этого сделать. В войну обнаружился острый дефицит учителей и педагогический опыт Бориса Ивановича, наконец, оказался востребованным.

Ему, человеку глубоко и разносторонне образованному, любознательному, очень книжному и вместе с этим доброму по отношению к детям, не составило труда быстро расположить к себе школьников. Он сразу вписался в коллектив михайловских педагогов и быстро заслужил большой авторитет.

Оказавшись в родной стихии, он с увлечением начинает преподавать историю, географию, биологию, литературу - все очень успешно. Он быстро выходит ряд самых заметных михайловских учителей(4; 6).

После окончания войны Борис Иванович. наряду со многими, был награжден медалью « За доблестный труд в ВОВ». К этому времени, ему под пятьдесят, лучшие годы жизни прошли в вынужденной тени, но его творческая, многогранная натура, по-прежнему ищет возможности для самореализации. Пытаясь наконец вырваться из отведенного судьбой «темного угла», Борис Иванович предпринимает отчаянный для себя шаг – пытается вступить в партию. Его сразу разворачивают, указывают свое место, немного журят, но, в целом, демарш остается без последствий.

Тогда, осмелев, Борис Иванович постепенно выходит из тени. В местной Михайловской газете «Знамя коммунизма» с конца сороковых годов начинают регулярно публиковаться его статьи. Некоторые из них рассказывают о школьных проблемах, основная часть публикаций посвящается истории Михайловского края, выступает он и как театральный критик, рецензируя постановки Рязанского областного драматического театра, демонстрируемые в михайловском Доме культуры, печатает свои стихи, как дань времени - статьи антирелигиозного содержания.

Педагогическая деятельность Бориса Ивановича поражала своей многогранностью. С неизменным энтузиазмом, помимо школьной программы, он проводит исторические, искусствоведческие викторины, вместе с учениками собирает обширный гербарий местных растений, коллекцию ископаемой фауны, горных пород и минералов, организует фотолабораторию, ботанический сад, наконец, создает школьный историко-краеведческий кружок (1).

Участницы историко-краевеческого кружка, крайняя справа О. Б. Катагощина, начало 50-х годов

Участницы историко-краевеческого кружка, крайняя справа О. Б. Катагощина, начало 50-х годов.

План организации школьного историко-краеведческого объединения был подробно изложен в статье «Развернем работу по изучению родного края» от 19 марта 1949 года, опубликованной в районной газете «Знамя коммунизма».

Основной целью работы исторического кружка являлось создание Михайловского районного краеведческого музея. Во-первых, силами школьников организовывался небольшой краеведческий уголок, который, по мере поступления фактического материала, постепенно преобразовывался в общешкольный краеведческий музей, последний, в свою очередь, по мере насыщения экспонатами, становился базисом для создания музея районного масштаба.

Слова у Бориса Ивановича редко расходились с делом. С большим энтузиазмом он принимается за работу. Под его руководством школьный исторический кружок начинает проводить планомерные археологические разведки на территории города Михайлова и прилегающей местности. Древняя Михайловская земля щедро открывала перед краеведами свои тайны. В разных местах города были обнаружены интереснейшие артефакты. Так, учащийся Наумов нашел на дне реки Прони старинную лампу; староста кружка Проходцов – бронзовую пряжку от пояса в виде змейки, пряслица, костяную пластину с вырезанными на ней кружками, фрагменты керамики с волнистым орнаментом; учащиеся Волоцкий, Малышев, Ландин обнаружили железные наконечники стрел. Ценный археологический материал передал друг Бориса Ивановича М.Г. Масленников - часть бронзового гребня с финским орнаментом и серебряную городского типа вятическую височную подвеску. Учащийся Зайцев (сын Михайловского героя войны Ивана Федоровича Зайцева) передал в музей найденную им кубышку с монетами Золотой орды; учитель школы №1 Л.А.Носов нашел и доставил в музей кольчугу и несколько старинных сабель (2; 3).

Находки историко-краеведческого кружка сделанные на территории г. Михайлов

Находки историко-краеведческого кружка сделанные на территории г. Михайлов.

Были и другие замечательные находки, собрания старинных предметов быта, оружия, военных атрибутов недавно минувшей войны. За десятилетие Б.И.Катагощин со своими кружковцами создал серьезное музейное собрание – любимое детище Бориса Ивановича.

В начале пятидесятых годов необходимым условием для преподавания в средней школе являлось наличие высшего образования по предмету деятельности. Борис Иванович, по понятным причинам не получивший высшего гуманитарного образования, поступает и в 1955 году с отличием заканчивает историко–филологический факультет Рязанского государственного педагогического института. Подвиг для немолодого, за пятьдесят, обремененного семейными заботами человека. Едва ли удалось его совершить, не имей он крепкого тыла – в лице супруги, неутомимой труженицы Татьяны Степановны.

Период учебы в институте был очень плодотворен для Бориса Ивановича. Здесь, под руководством опытных преподавателей, он получает систематические знания по историческим дисциплинам, участвует в археологических раскопках, производимых в Старой Рязани и Рязанском кремле на Ижеславском, Лубянском и Пронском городищах, изучает классические работы Арциховского, Окладникова, Рыбакова, Бадера, Монгайта, Сазонова, Городцова, Добролюбова, Любарского и Мансурова и др.

Он близко сходится со своим преподавателем, зав. кафедрой истории средних веков, профессором Николаем Петровичем Милоновым, ведущим специалистом по истории и археологии раннего средневековья Рязанского края. Преподаватель и студент были почти ровесники, оба выходцы из рязанского духовного сословья и наверняка Николай Петрович понимал, какие превратности судьбы привели на его кафедру студента столь почтенного возраста. Постепенно, невзирая на чины и звания, они становятся добрыми друзьями.

Письмо Н. П. Милонова к Б. И. Катагощину

Письмо Н. П. Милонова к Б. И. Катагощину.

Профессор Милонов начинает руководить краеведческой работой Бориса Ивановича, знакомит его с реальными научными проблемами, стоящими перед исследователями истории рязанского края, выводит из плена дилетантизма.

Под влиянием профессора Милонова краеведческая деятельность Бориса Ивановича обретает систему и становится подлинно научным, основанным на изучении материальных и архивных источников, исследованием.

Именно здесь следует искать истоки деятельности Бориса Ивановича, посвященной установлению истинной даты основания г. Михайлова, планомерного исследования славянского поселения на Голубой горе, поисков таинственного города Кир – Михайлов, свидетельства о существовании которого он долго и безуспешно искал недалеко от села Старое Киркино, на ручье Кирочка. Отсюда, поиски якобы располагавшегося где-то на пронских берегах загадочного города Белгорода Рязанского, Ижеславльского озерного клада , обширные топонимические и этно-фолклерные изыскания.

К этому времени следует отнести и знакомство Бориса Ивановича с замечательной женщиной, увлеченным энтузиастом своего дела, директором Рязанского областного архива Сторожевой А. М.. Благодаря ее заботам и попечению он становится неплохим архивистом и частым, всегда желанным гостем в рязанском архиве.

Обогатившись необходимыми знаниями, Борис Иванович на базе руководимого им историко-краеведческого кружка, под эгидой Министерства просвещения РСФСР организует юношеский краеведческий экспедиционный отряд. Немолодым уже человеком проводит ряд краеведческих экспедиций, наглядно показывая своим ученикам культурное наследие и природную красоту родного края (6).

В эти годы уходят из жизни дорогие и близкие для Бориса Ивановича люди: мать, старший брат, младшая сестра. Боль утраты и связанные с этим переживания приводят к обострению давней сердечной болезни и инфаркту.

После излечения он долго восстанавливается и сразу по достижении возраста выходит на пенсию (1961). Ему не хватило непрерывности стажа, каких-то справок, выписок. Почти год он проводит на больничном, в результате, его пенсионное довольствие оказывается весьма скромным.

Оправившись от болезни, Борис Иванович быстро возвращается в активную жизнь, которой так упорно добивался. Он становится частым гостем в школе, участвует в районных и областных совещаниях по народному образованию, выступает с докладами на педагогических чтениях в Рязани и Москве. Совместно с И. А. Журкиным публикует статьи в районной и областной прессе, центральных изданиях, неутомимо ведет краеведческую работу. Но, созданный и руководимый им более 10 лет на совершенно бескорыстной основе школьный историко-краеведческий музей, вопреки его желанию переходит в другие руки...

Большинство работ по краеведению у Бориса Ивановича посвящено Михайловскому краю. Многие из них написаны в соавторстве с Иваном Алексеевичем Журкиным. Часто в публикациях фамилия Ивана Алексеевича стоит первой. Видимо существовали какие-то стратегические соображения по этому поводу. Никаких проблем на этот счет между соавторами никогда не возникало. Это был счастливый творческий союз друзей-единомышленников. Изучение истории Михайловского края во многом было смыслом жизни этих замечательных людей.

 Б. И. Катагощин и И. А. Журкин, 60-е годы

Друзья – соавторы: Б. И. Катагощин и И. А. Журкин, 60-е годы

С точки зрения предпочтений, в своем творчестве Борис Иванович тяготел к древней истории, археологии, топонимике, естествознанию, музейному делу, был активным собирателем старинных сказаний, песен, частушек. В свою очередь, Иван Алексеевич, большее внимание уделял новой и новейшей истории, любил заниматься аналитической обработкой статистических данных. Несмотря на это, друзья с удовольствием поддерживали любые творческие проекты друг друга. Иногда к их тандему подключался однокашник Бориса Ивановича по духовной семинарии, директор Захаровской средней школы, Иван Алексеевич Морозов. Большую помощь в публикации статей оказывал редактор районной Михайловской газеты «Звезда» В.Ф. Зарубин, зав. районной библиотекой Воротникова Л.П.

Всего за период с конца сороковых годов до середины семидесятых самим Борисом Ивановичем, а также в соавторстве (в основном с И. А. Журкиным) было опубликовано около 300 статей, до 200 из которых были посвящены изучению истории Михайловского края.

В пенсионные годы к Борису Ивановичу приходит общественное признание. К нему тепло относятся местные партийные и советские власти. Он непременный активный участник всех местных общественных форумов. Лектор, экскурсовод, внештатный корреспондент газеты, неутомимый краевед.

К шестидесятипятилетию в Михайлове печатается целая стенгазета, посвященная его замечательным достижениям, почти целый разворот отводит районная газета «Звезда». Юбилей был отмечен почетными грамотами, поздравлениями, праздничными адресами.

В 1967 году за особые заслуги перед городом, первому среди местных жителей, ему присваивается звание «Почетный гражданин города Михайлов». До Бориса Ивановича это высокое звание носили Маршал Советского Союза Голиков Ф. И, армия которого освобождала город, другие, отличившиеся при освобождении Михайлова, военные.

В год семидесятилетия (1971), вышла большая юбилейная статья в областной газете «Приокская правда». Прибывший из Рязани корреспондент оказался человеком добросовестным. Долгая беседа под диктофон. Смелая прогулка по погруженному в мартовские хляби Михайлову. Ленинский скверик – Мост - Податная изба – Танк - Монастырек, и, наконец, Голубая гора. Здесь маршрут пришлось экстренно прекратить - при форсировании Лещинского ручья корреспондент по пояс провалился под лед… Вишневые наливки, терновое вино под румяные пирожки вполне сгладили происшествие. Бесстрашный человек, отбыл в Рязань уже затемно, в великолепном расположении духа. Вскоре последовала статья, завершавшаяся с некоторым пафосом:

«…и вот идут они взявшись за руки внуку семь лет деду семьдесят и Голубая гора открывает перед ними свои тайны…»

Б.И.Катагощин с внуком на р. Проня. Михайлов, 1972 год

Б.И.Катагощин с внуком на р. Проня. Михайлов, 1972 год.

К семидесятилетнему юбилею Бориса Ивановича относится еще одна забавная история. В канун празднования добрейший И. А. Журкин задался целью устроить так, чтобы Борис Иванович получил правительственную награду. Обычай награждений на юбилеи в брежневскую пору имел широкое распространение. Награды заслуженным людям давались, при определенных условиях, достаточно легко. Со свойственной ему энергией Иван Алексеевич взялся за дело. Надо сказать, его охотно поддержали Михайловские партийные и советские власти. Приемлемой, по статусу, наградой оказался орден Знак почета. Стали продвигать на него. Но однажды, в разгар дела, И. А. Журкина вызвал к себе первый секретарь райкома и объяснил, что кандидатура Бориса Ивановича по не зависящим от него, вдруг открывшимся обстоятельствам, увы, не проходит…

После семидесяти Борис Иванович больше погрузился в семейные заботы. Иногда он печатался в местной прессе, выступал с лекциями, водил экскурсии по историческим местам любимого города, готовил к печати крупную книгу о Михайловском крае, которая так и не была опубликована.

Михайловский историк - краевед Б.И.Катагощин за работой. 1974 год.

Михайловский историк - краевед Б.И.Катагощин за работой. 1974 год.

Здоровье ухудшалось. В 1974 году с ним случился инсульт. В квартире Катагощиных отсутствовали элементарные бытовые удобства (водопровод, газ, канализация) и больным пожилым людям, без посторонней помощи, было объективно тяжело в ней жить. Супруга, Татьяна Степановна, стала уговаривать его переехать к дочери в Подмосковье. Поначалу Борис Иванович категорически противился переезду. Он очень любил ставший родным, тихий, уютный, древний, Михайлов. Любил его жителей, среди которых было немало добрых знакомых и друзей, бывших учеников и коллег. Ценил и уважал искреннюю душевную красоту местных людей и сам был уважаем и ценим. Три года шла борьба, между ним и Татьяной Степановной. Здоровье ухудшалось и наконец в 1977 году он сдался.

Поначалу отъезд планировался как временный, с целью подлечится и вернуться. В этот период Борис Иванович был полон надежд и оптимизма. Вел активную переписку, пытался что-то писать, конечно, о Михайлове. Часто, пока хватало сил, выбирался в близкую Москву в архивы, в ленинку. Но там он не встретил доброты и участия. Не было рядом, всегда готовых помочь Сторожевой А.М., Воротниковой Л.П. , Зарубина В.Ф. и массы других добрых отзывчивых людей и такой всегда нужный И. А. Журкин оказался вдруг недосягаемо далеко.

Возвращение все откладывалось и переносилось. Спустя пару лет пустующая квартира Катагощиных была сдана государству, в нее въехали другие люди. Осознав безвыходность ситуации, Борис Иванович стал заметно сдавать. Нельзя сказать, что какие-то явные недуги одолели его. Напротив, он подлечился, окреп, всегда был хорошо обихожен. Но тоска по Михайлову разъедала его изнутри. Постепенно он стал замыкаться в себе, в своих книгах, которые в огромных количествах приносил из местной библиотеки. Круга общения в новом городе он не обрел, да и не стремился к этому. Много времени просиживал в кресле у окна за чтением. При этом часто засыпал. Иногда книга, выскользнув из его рук, рушилась на пол. Борис Иванович не всегда просыпался от стука, вероятно, ему снился Михайлов…

Восьмидесятилетний юбилей Бориса Ивановича был отпразднован весьма скромно в узком семейном кругу. Не было веселых корреспондентов, привычных грамот, вычурных адресов - только несколько открыток с поздравлениями. Из Михайлова - две! От сестры Нинуши и от верного Ивана Алексеевича Журкина…

Б.И.Катагощин тихо скончался 31 января 1982 года.

Б. И. Катагощин, Михайлов, конец 70-х годов

Б. И. Катагощин, Михайлов, конец 70-х годов.

Прошли годы, давно нет с нами Бориса Ивановича Катагощина, но люди его знавшие и сейчас вспоминают о нем с большой симпатией и теплотой. Пройдя через непростую жизнь, он до конца сохранял детскую любознательность, любовь к родной Рязанской земле. Как никто другой, умел разглядеть красоту и понять мудрость окружающего мира и щедро поделится со всеми своими открытиями…

Список литературы :

1. Катагощин Б.И. Развернем работу по изучению родного края. Газета «Знамя коммунизма» , 19 марта 1949.
2.Катагощин Б. И. Организация историко-краеведческого музея и использование его экспонатов. Сб. «Краеведческая работа», Учпедгиз, Москва1959г, с.128-141.
3. Катагощин Б.И. Новые данные из истории города Михайлов. Ученые записки РГПИ, т. 28, Рязань, 1961г, с. 79-83.
4. Катагощин В.В. О Борисе Ивановиче Катагощине. Газета «Звезда», 19 июня 1997г.
5. Рындин Ж.И. Любимовы. http://www.history-ryazan.ru/.
6.Тяпкин Ф. Знание - людям. Газета «Звезда», 5 июля 1965г.
7. Семенов-Тян-Шанский В.П. То, что прошло. Париж, 1941 г.

8. Юбилей священника, РЕВ, №3 1890г.

4.5
Рейтинг: 4.5 (4 голоса)
 
Разместил: Prodeo    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте