Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Явятся ли явления?



Учреждена телевизионная премия имени Владислава Листьева. Ее будут ежегодно вручать человеку, проекту, команде, которые стали явлением года в отечественном телевидении.

Что такое любая премия: хоть Нобелевская, хоть ЖЭКа N 5? Премия - это субъективное мнение некоторого количества людей, которое общественность выдает за объективную истину.

Это что значит? Не надо было, что ли, учреждать телевизионную премию? Нет, отчего же? Раздача премий - всемирная забава. Если весь мир буквально любит этой игрой развлекаться, почему же наше телевидение должно стоять в стороне?

Тем более здесь явлен редкий (если не редчайший) случай, когда те люди, которые будут решать судьбу премии - члены жюри, действительно уважаемые в телевизионной среде личности. Не стану тратить газетное место, чтобы перепечатывать список (тем более "Российская газета" его уже публиковала). Здесь нет ни одного человека, по поводу которого возникал бы вопрос: "А почему именно он?" Здесь все понятно.

Очень важно - и это уже не игрушки, а более чем серьезно - что премия носит имя Владислава Николаевича Листьева. Наконец-то появилась именная телевизионная награда.

Я уже давно предлагал и некоторые номинации нашей главной телевизионной премии - "ТЭФИ" - делать именными. Почему бы премии за лучшую программу для детей не присвоить имя Сергея Супонева? Публицистической - Андрея Разбаша? Будь моя воля, "ТЭФИ" за лучшую программу по искусству я бы дал имя Григория Гурвича - замечательного телеведущего и удивительного театрального режиссера. Мало кто вспоминает сегодня, скажем, диктора Нину Кондратову, или ведущего "Кинопанорамы" Алексея Каплера, или телерепортера, который первым начал произносить с экрана не текст по бумажке, а свои, человеческие слова - Юрия Фокина. А вот если бы "ТЭФИ" носили их имена - помнили бы...

Телевизионная слава - как лампочка: вспыхивает ярко, освещает темноту, но когда погаснет, про нее тотчас забывают. Дней связующая нить на телевидении рвется постоянно, и если бы телевизионным наградам давали имена выдающихся телевизионщиков, это бы, конечно, продлило память о них. Так что то, что коллеги назвали телепремию именем Листьева, не просто правильно, но замечательно и мудро. Если угодно, в этом вовсе даже не мистическая, но вполне реальная победа над смертью: Листьев продолжает жить в телевизионном пространстве, его именем, его отношением к телевидению, его работой на экране будут поверять сегодняшнюю телепродукцию.

Владислав Листьев погиб 15 лет назад, в 1995 году. И сегодня есть замечательный повод поговорить о том, как развиваются те направления телеиндустрии, в которых работал выдающийся тележурналист и которые принесли ему не только огромную славу, но и подлинную зрительскую любовь.

Листьев начал во "Взгляде". Сегодняшним молодым людям уже, наверное, трудно себе представить, что может быть такая программа, которая собирает к экранам и молодых, и старых, потому что все - все! - хотят посмотреть, как по телевизору будут обсуждать те проблемы, о которых еще вчера говорили только на кухнях.

Специально для молодых читателей газеты хочу сообщить, что до Леонида Якубовича "Поле чудес" вел Владислав Листьев, который, собственно, Якубовича в эту программу и привел. Листьев придумал такой жанр телеигры, в которой важно не только (а, может быть, и не столько), кто выиграет, но и что за люди в ней играют. Вообще, это непостижимо и удивительно, но остается фактом: благодаря "Полю чудес" мы знакомимся с теми людьми, которые живут в нашей стране. Разные игры на экране присутствуют и сегодня, но интерес к ним и зрителей, и каналов явно упал.

Листьев вел ток-шоу "Тема". Опять же, кто не видел - не поверит, что в этой программе люди не только кричали друг на друга, но и имели возможность высказать мысль. Более того, Листьев умудрялся сделать так, что участники ток-шоу друг друга слышали, что кажется совсем уж невероятным по нынешним временам.

Листьев брал актуальные интервью в "Часе пик". Сегодня такие беседы остались только на канале "Россия-24". Нынешние интервью - это беседы умных людей про "вообще". Мне лично такие разговоры очень нравятся (и вести, и смотреть), но "листьевская актуальность" пропала, и это очевидно.

Наконец, Листьев был телевизионным продюсером, телевизионным бизнесменом. Про это вообще никто ничего не понимает. Мне иногда кажется, что телевизионный бизнес - еще более "терра инкогнита", чем, скажем, нефтяной. Зритель, конечно, догадывается, что он существует, но как он происходит, какие его законы, каковы принципы его действия... Военная тайна практически.

Так что же получается: за прошедшие 15 лет телевидение стало хуже и в нем теперь не вдруг отыщешь что-нибудь "листьевское"? "Листьевское" отыщешь не вдруг - это правда, а хуже не стало. Стало другим. Поменялась жизнь - поменялось и телевидение. Скажем, сегодня не может быть "Часа пик" уже хотя бы потому, что политики всех уровней не любят давать интервью на неполитические темы. Ну не лежит у них к этому душа. Еще когда я делал "Ночной полет", я обратился к известным политическим деятелям с предложением прийти в эфир и поговорить о культуре, воспитании детей, о любви. Не откликнулся ни один. А только про политику говорить не интересно.

Игры сегодня не являются "излюбленным развлечением". Нынче развлекаются по-другому. Ток-шоу - в подавляющем большинстве - это такая словесная драка, когда зритель смотрит не на то, как проблему раскроют, а на то, кто кого словесно побьет. Зрителю это интересней.

Жюри премии будет искать "явления в отечественном телевидении". Что такое явление? Что-то новое, невероятное, невиданное, благодаря чему я, телезритель, становлюсь иным. За последнее время я лично видел только одно такое подлинное явление - появление канала "Россия-24". Самым сильным моим личным зрительским впечатлением за многие последние годы было следующее. Я сидел, как водится, на диване. А по телевизору в это время показывали заседание МОК, который должен был решить: станет Сочи столицей Олимпийских игр или нет? Была глубокая ночь. Но благодаря каналу, который тогда назывался "Вести-24", я ощущал себя там, на заседании МОК, я был не зрителем, а свидетелем и даже соучастником. И после этого много раз становился опять же свидетелем-участником разнообразных событий, попасть на которые и не мечтал...

А может быть, явление - это то, о чем говорят все? Все - от уборщицы до премьер-министра - нынче говорят о сериале "Школа". И чего? Сериал "Школа" получит премию имени Листьева? И мы признаем, что самое "листьевское" у нас - этот сериал?

Телевидение у нас разное: и хорошее, и плохое. Как и должно быть. Но вот что касается явлений... Чтобы, с одной стороны, намечало новые горизонты, а с другой - чтобы про него говорили... Что-то, наверное, отыщется. Даже интересно - что именно.

А вообще ведь любая премия - это развлечение, игра такая. Но кто и когда сказал, что в игре не может быть пользы?

Андрей Максимов, писатель, член Российской академии телевидения

Источник: "Российская газета" - Федеральный выпуск №5161 (82) от 19 апреля 2010 г.

Центр экстремальной журналистики

4
Рейтинг: 4 (1 голос)
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте