Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Крылышки.



С той поры, как я это поняла, то потеряла покой. Мне стало некуда себя девать. Весь мир перевернулся, и небо стало с овчинку. Я ходила озадаченная, я носила в себе парадоксальную догадку и абсолютно – решительно! – знала, что мне со всем этим делать.

Друзья и знакомые, наблюдавшие мои терзания, даже не пытались лезть в эту глушь. Они всегда знали, что мои проблемы всегда настолько замысловаты, что лучше с самого начала не ввязываться, иначе засосёт-затянет. К тому же, все мои проблемы, по мнению людей компетентных, в том числе и моих родителей, являлись надуманными и раздутыми посредством скрещивания мух с более крупными животными. В каком-то смысле они были правы. Я умела изобретать для себя препятствия для того, чтобы преодолевать их и потом сооружать новые. Я устала объяснять всем вокруг, что не все мои проблемы так уж надуманы, но в последнее время махнула рукой на самооправдание. В конце-концов, вот именно в этой проблеме мне мало кто мог посодействовать.
На самом деле, это была даже не проблема, а странная ситуация, в которую я попала. При чём, здесь не было ни грамма моей собственной вины. Ну, разве что я была виновата в том, что умудрилась сойтись на короткой ноге с не очень обычным человеком.
Его звали Санту. Именно, так, хотя по паспорту он числился как АлександЕр. Не Александр, а именно через Е. почему такая особенность? Наверно, исключительно потому, что Санту был финном. Его фамилию у нас в редакции выговаривали только самые ловкие на язык. Лично я могла читать её только по бумажке, поэтому штатный фотограф журнала Женский Петербург у всех на устах фигурировал исключительно как Санту.
Откровенно говоря, никакой он был не финн. Наполовину – только папа, работавший в какой-то именитой русско-финской фирме. Финского Санту не зал. Вернее, он мог худо-бедно на нём читать, что-то бормотал, но со смехом признавался, что даже со своими финскими родственниками по линии отца общается на английском.
Внешне Санту тоже не очень-то напоминал скандинава. У него были тёмно-русые волосы и глаза светло-кофейного цвета. На совсем ярком свету они казались бежево-зеленоватыми. Правильные черты лица и неизменная улыбка дополняли весьма привлекательный портрет. Одно время у Санту была довольно модная молодёжная причёска по типу таких, какие носят в Европе, с чубчиком, но потом эта причёска ему наскучила, и на данный момент на голове Санту красовалось художественное безобразие в виде сильно отросших волос, прихваченных на затылке в микроскопический хвостик.
Женская часть редакции тащилась от этого хвостика. Что там – они все были верными поклонницами Санту, несмотря на то, что тот, вроде бы, и не прикладывал никаких видимых усилий для того, чтобы завоевать подобное расположение. Он просто был обаятелен, обходителен, мил, весел, очарователен и в какой-то мере загадочен. Мало кто знал какие-то подробности из личной жизни Санту – только самое основное. Он любил природу, путешествия – мотался в свою «Чухляндию» каждый месяц, приключенческие фильмы, современную р-м-б музыку, скандинавскую литературу и собак. Вокруг него всегда крутилось множество девчонок, но никто и никогда не мог вычислить, кто из них является для Санту больше, чем просто знакомой, и есть ли такая на самом деле.
Санту качественно выполнял свою работу. На него всегда можно было положиться. Из-за того, какие потрясающие снимки он делал, многие ему даже завидовали, но благодаря тому, что сам Санту по этому поводу скромничал и зачастую даже принижал свои способности, явных ненавистников у него не было. Некоторых раздражало то, что он так часто просит отгулы и отпуск за свой счёт из-за поездок на историческую родину, но главный редактор подобный подход терпела. Санту никогда не подводил, и за одно только это его можно было уважать.
И вот совсем недавно я узнала, что Санту – ангел. Не спешите проковыривать дырку в своём виске, одновременно кивая в сторону психушки. Я сейчас всё вам объясню, и я думаю, вы меня сразу поймёте. Главное очарование Санту заключалось в его взгляде. Лично я никогда не встречала человека с такими глазами. Они светились. Это был невидимый мягкий свет, идущий изнутри. Казалось, он смягчает кожу, попадая на неё, подобно розовому маслу, и смывает грязь с души, протирая белоснежной тканью. Именно поэтому мне и показалось, что в один прекрасный момент мне стало маловато просто его дружбы.
Санту относился ко мне замечательно. Иначе как «Яденька» он меня и не называл. Всегда отвешивал абсолютно искренние комплименты моей якобы мудрости и умению глубоко чувствовать. Иногда мы вместе даже куда-то выбирались, например, на выставку в Манеж или на природу. Впрочем, я знала, что у Санту достаточно других приятелей для того, чтобы точно так же ходить по выставкам.
Санту казался настолько очаровательным и по-ребячьму чистым и наивным, что в один прекрасный момент я поняла, что постигла некую очень сложную истину. Я кое в чём разобралась. Мне открылось то, над чем всегда ломали себе головы теологи, философы и экстрасенсы – я разгадала пути Господни. Ну, не все, но один очень умный ход, который, несомненно, мог сделать только Господь, верите вы в него или нет.
Санту – ангел.
Нет, я никогда не видела, как он летает, хотя походка у Санту была лёгкая и почти воздушная. Нет, я не замечала на его спине крыльев, а над головой – нимба. Всё это сказки. Настоящим ангелам совсем необязательно иметь крылья и нимб, так же, как хорошие жокеи не таскают с собой лошадь. Ангелов вычисляют, как далёкие планеты – по гравитации и воздействию на другие небесные тела. Своеобразная хиромантия, но это единственный способ на самом деле вычислить ангела.
В том, что ангелы всё же бывают, я не сомневалась никогда, правда до этого полагала, что это птицы. Все-все, особенно – голуби. Они добрые и безобидные. Они чистые и светлые. Но люди – это я поняла, только встретив Санту.
Господь ничего не делает просто так. Если он сталкивает нас с какими-то людьми, это с дальними целями. От результата общения зависит то, к каким выводам мы придём. Учение жизни стоит синяков и царапин, иногда – очень глубоких и долго не заживающих ран, но всегда заканчивается успешно. Если у тебя нет веры – вот тут хуже. Мир приобретает серый налёт заплесневелости. Сложно верить в то, что всё образуется, когда жизнь стремится по наклонной вниз и наперекосяк. Вот и у меня пару лет назад, начиная со смерти бабушки, всё именно так и началось – крокодил не ловится, не растёт кокос, из рук валится, бьётся, и укатывается в самый дальний угол.
А потом я познакомилась с Санту. И общаясь с ним поняла, что не всё так плохо. Не все мужики – козлы. Не все молодые парни – озабоченные. Оказывается, на свете ещё остались люди, которые любят живопись и птиц. Оказывается, я ещё кого-то интересую как личность, а не как хороший работник или кусок мяса с красивыми ножками. Мне захотелось ЖИТЬ! Невероятно – это после двух лет пребывания в уверенности, что нет ничего истинней смерти!
Именно поэтому я сделала абсолютно логичный вывод, в котором меня не разубедит абсолютно никто, что Санту – ангел, и послал мне его Господь дабы осветить мой путь.
Собственная гениальная идея так захватила моё воображение, что я решила в обязательном порядке отыскать ей если не логико-научное, то просто очень и очень веское подтверждение.
Кто больше всего верит в ангелов? Кто не просто в них верит, а элементарно не представляет жизни без них?
Правильно. Поэтому я пошла именно туда – в церковь.
Я долго выбирала, благо что выбирать было из чего. Я в своём образе человек по плану церквей продвинутый. Несмотря на некоторое количество католиков среди моих предков – человек я православный и искренне верующий. Правда, вынуждена признаться, многие церкви родного Питера я посещала чисто из любопытства, по причине своей тотальной зацикленности на архитектуре: делала фотографии, знакомилась с историей и всё такое прочее. Но теперь мне предстояло определиться. Определиться серьёзно. Папа рассказывал, что в церкви что на Серафимовском кладбище, служит чудесный старец. Самый-самый настоящий, и даёт он людям дельные советы абсолютно бесплатно и от души. Несколько раз я просто так порывалась посетить замечательного старца, дабы указал он мне путь, но с той поры, как в моей жизни появился ангел, особая надобность в подобных визитах отпала.
Вот и сейчас – я хотела побеседовать с батюшкой Серафимом или как там его, прости меня Господи, не запомнила, по плану ангелов. Я выбрала удобный день и наобум Лазаря отправилась на кладбище, благо что находилось оно не так уж далеко от моей кирпичной хаты. А автобусе меня почти обматерила кондуктор, и я решила, что это какой-то знак. Какой – надо придумать, но знак.
По мере приближения к церкви, в душе моей нарастал страх, воплотившийся у памятника погибшему Курску в самый настоящий ужас. Я и раньше побаивалась этого старца, а сейчас и вовсе начала сомневаться в правильности принятого решения. Я даже не знала, что я ему скажу. Вернее, спрошу. «Батюшка Серафим, или как Вас там, а Вы верите в ангелов? А знаете, я тут с одним знакома…». Уж не отправит ли меня добрейший батюшка куда подальше каким-нибудь веским нравоучительным словом? Священник священником, но он всё же человек, у него настроение может быть плохое, да и вообще… Папа говорил, что старец видит людей насквозь. А если он посмотрит на меня и ТАКОЕ там увидит, что и разговаривать не захочет? Я ведь не ангел, я не Санту, у меня грехов – огромный самосвал. Я, простите за такое откровение, даже на исповедь ни разу в жизни не ходила, по причине того, что очень стеснялась при толпе рассказывать обо всякой ерунде. Может, я плохой человек? Каааааак скажет мне этот Питирим… или Серафим что-нибудь вроде – вам, дочь моя, в монастыре грехи отмаливать надо, а не про ангелов спрашивать!
Мысли о подобном развороте событий подточили моё возвышенно-боевое настроение. Я долго смотрела на страшноватого буревестника, парящего над монументом погибшей подлодке и думала о том, не повернуть ли мне обратно. Был ещё один довод в пользу того, чтобы отложить беседы со старцами: я забыла дома платочек на голову. После минут пяти мучительных раскидываний остатками мозгов, я пришла к выводу, что стоит рискнуть. Платочек я купила в церковной лавке – роскошную, бирюзовую шаль, закуталась в неё, аки марроканка Жади из сериала Клон и вошла в полутёмное помещение церкви. Пару минут я стояла у иконы Спасителя, просто собираясь с мыслями, потом помолилась и подошла к группке людей, скромно топчущейся у алтаря.
-А старец тут? – шёпотом спросила я, приоткрывая лицо.
-Тут, - ответила мне таким же благоговейным шёпотом усталая женщина в чёрной косынке, - Пойдёте за мной.
Я кивнула. Старец принимал в режиме живой очереди, но, скорее всего, дело у него двигалось помедленней, чем в поликлинике. Это же вам не рецепты выписывать. С человеком надо поговорить… обсудить… расспросить… вникнуть, и только после этого советовать.
У меня появилось дополнительное время для размышлений. Как именно сформулировать свой запрос… э-э-э – вопрос? Что рассказать про Санту? Например, надо ли упоминать про то, что у него, кажется, нет девушки, что для нормального и симпатичного парня не очень нормально? А, может, это лишнее? Что там ещё старец подумает! Знаем мы этих молодых и симпатичных без девушек. К тому же, я не была уверена в одиночестве Санту. Он человек скрытный, таинственный… всякое может быть. С другой стороны, подобный факт мог оказаться лишним доказательством тому, что Санту – ангел. Насколько я могла помнить, ангелы не очень-то стреляют по девушкам.
И тут я кое-что поняла. Прежде, чем спрашивать у кого-то про ангелов, я должна сама про них почитать. Я же так мало о них знаю. Я даже не в курсе, мужчины они или женщины. Может, они женщины, тогда вопрос отпадает сам собой. Я начала прикидывать, как бы мне поделикатней выйти из очереди к старцу, как проблема решилась сама собой. У меня зазвонил мобильный, и я пулей вынеслась на улицу. Это, несомненно, был знак – знак в виде злобной мамы, которая рассерчала на меня из-за того, что я не настроила таймер на сериал. Спасибо маминому гневу – в церковь я уже не вернулась.
Правда, пока я шла по аллее Героев, ко мне пришла ещё одна логичная мысль, что я просто перегибаю палку. С чего бы это Санту быть ангелом? Как именно просветление в моей жизни связано с ним? Не натягиваю ли я за уши? С одной стороны – очень умная мысль. С другой – Санту всё равно очень странный. Надо бы всё же почитать про этих ангелов и во всём разобраться.
В качестве источника знаний я собиралась эксплуатировать Интернет, но оказалось, что развлекуха временно закончилась: мой провайдер отключил меня от сети из-за перерасхода трафика. Я качала Ослом клипы Сары Брайтман. Немного сникнув, я пришла к выводу, что пока соображу купить новую трафик-карту, несомненно, нарвавшись на новый мамин гнев, почитаю про ангелов с работы, а для начала ознакомлюсь с энциклопедией.
Была у меня дома очень умная книжка – про мифы народов мира. Так как писалась и издавалась она в советское время, то и всевозможные христианские заморочки в этой книжке тоже отнесли к мифам. Я взяла книжку и открыла её на букве А.
Статья оказалась «актуальной и познавательной». Первое, что я не без интереса для себя открыла, так это то, что ангелы, оказывается, делятся на несколько чинов. Иерархия была похожа на структуру российского правительства – более приближенные и менее приближенные. Разумеется, к Богу. Внимательно ознакомившись со всеми упомянутыми чинами, я пришла к выводу, что искать надо в нижней триаде, ибо верхняя оказалась населена серафимами и некими престолами, служащими непосредственно Господу. Если Санту и ангел, то самый обычный. Разумеется, без приставки «арх». Просто ангел, потому что ангелы нижней триады как раз и призваны быть ближе к человеку. Собственно, я искала ответы на очень простые вопросы: если ангелы есть, то как же они выглядят? В конце-концов – какого они пола? Книжка говорила, что ангелы вообще бесплотны. То бишь – цитирую – «не связаны тяжестью тела человека или животного, его подверженностью плотским нуждам». Вот это уже веское но. Санту очень даже телесный. Нет, он худенький и невысокий, но выглядит как самый настоящий парень. К тому же, гласила энциклопедия, ангела нельзя увидеть, если, конечно, у этого ангела нет специального намерения вам на глаза попасться.
Это меня вдохновило. Если Санту ангел, то я и все остальные видим его исключительно потому, что так надо. Если бы я его не видела, он бы мне не помогал. А в том, что ангелы призваны помогать, сомнений не оставляла всё та же умная книжка. Там было написано, что ангелы «несут волю Бога людям». Это уже ближе к истине. Если Господь захотел до меня что-то донести, то логично, что он послал мне ангела. В виде Санту.
Кстати, я нашла ещё одно косвенное подтверждение своим сумасшедшим догадкам. Если предположить, что у Санту нет девушки, ну по крайней мере, нет её на момент данного исследования, то здесь всё тоже сходится, потому что ангелы не подвержены плотским страстям. Судя по тому, какое отрешённо-романтичное лицо было у Санту, он имел все основания быть ангелом. Люди с такими лицами по бабам не шляются. Впрочем… всё может оказаться видимостью.
Ещё книга гласила, что ангелов всегда изображали по-разному. Иногда – в виде красивых девушек, иногда – в виде женственных юношей. Санту был не до такой степени женственным, но личико имел нежное и абсолютно не выглядел на свой возраст. Может?...
Вся в сомненьях я и отправилась спать. Ночью меня донимали ангелы. Правда, это всё по большей мере были господа из верхней тройки по ангельской иерархии – серафимы и престолы. Один особо докучной серафим так и гонялся за мной со своей жаровней, в надежде сотворить из меня пророка, а престолы – штук пять – летали рядом и размахивали какими-то палками. Так как хоть одного серафима я всё же видела – на картине Врубеля, то его худо-бедно и запомнила, а вот таинственные престолы у меня в голове отпечатались слабо.
В результате я плохо выспалась, была усталой и умирающей. У дверей редакции я увидела Санту с какой-то девушкой. Санту что-то со смехом, как он это всегда делал, ей что-то рассказывал, а девушка слушала его с благоговением. Кажется, они даже держались за руки. Впрочем, у Санту была коронная привычка – всех брать за руки. Это, кстати, располагало. Девица показалась мне толстой и некрасивой. Она не может быть девушкой Санту. У Санту вкус получше. Мне вообще было сложно представить себе моего ангела Санту с какой-нибудь девушкой. Это было бы неестественное зрелище. Как сказала наша редактрисса – да ему эта девушка на фиг не нужна. На фиг – не на фиг, но больно уж всё таинственно.
Я разобралась с необходимыми делами по работе, после чего снова углубилась в Интернет, набрав в поисковой строке любимого Яндекса одно только слово – ангелы. Сколько тут на меня всего повалилось, как из рога изобилия – можно представить. Некая группа Ангелы, ссылки на рецензии о фильме Ангелы Чарли, ещё какая-то чушь. Я даже нашла самодельный сайтик, где создатель предлагал делиться всем, что мы знаем про ангелов. Я зашла на форум и не нашла ничего лучшего, как написать следующее: «Я знакома с одним ангелом». Подумала, и приписала: «А ещё у меня есть коллажи с ангелами».
Отправив сообщение, я уже немного пожалела. Неизвестно, что обо мне подумает этот админ. Он же не старец из церкви. Может, вообще прикалывается, а я…
Помимо коварных предложений рассекретить ангелов, я нашла ещё пару-тройку вдохновивших меня сайтов. Например, на одном было написано, что ангелы могут вдохновлять и побуждать на благие свершения, они могут являться носителями всякого рода вестей. Но больше всего убила меня следующая фраза: «…Ангелы могут быть обычными людьми, наставниками…».
Вот это уже совсем близко к истине! Я заволновалась. Кто же, кто же это написал?! Какой-то древний церковник. Ну, будем считать, он знал своё дело!
Второй сайт был посвящён ангелам-хранителям. О таком явлении я знала. Я даже была уверена в том, что подобных ангелов у меня много, и одним из них стала умершая бабушка. А тут – ещё и Санту. Всё сходится. Мне стало даже нехорошо и я сбегала заварить себе кофе. Немного похлебав из раскалённого пластикового стаканчика, я успокоилась и вникла в следующее. Близкие и родственные людям по духовной своей природе, Ангелы Xранители принимают участие в нашей судьбе. Как создания чистые, умеющие только любить, а не презирать, только благотворить, а не вредить, - Ангелы Xранители делают для нас все, что поможет нам спастись и обрести покой. Именно им мы обязаны всем добрым и полезным, что происходит в нашей жизни. Неясно только, где же шлялся-болтался Санту до этого? Ведь судя по материалам сайта, Ангел-Хранитель полагается каждому человеку с рождения. Почему же это меня так обошли? Может, потому что крестили меня только в пятнадцать? Вроде как, до этого мне ангел не полагался. Хорошо. А почему же тогда не прийти ко мне в пятнадцать? Мне тогда ой как нужна была помощь!
Наверно, Господу знать лучше. Мне даже страшновато стало: уж не грядёт ли в моей жизни нечто такое, для чего мне и понадобился дополнительный ангел?
Я попробовала поискать Санту, чтобы немножко поговорить с ним, задавая наводящие вопросы, но не нашла. Наверно, он уже отправился на очередное задание.
С трудом дотерпев до конца рабочего дня, я поехала, просто-таки помчалась в свою любимую церковь в Коломягах. Туда я ходила чаще всего – и ближе, и тише, и вообще… Я поняла, что дозрела до общения со священником. Я долго бродила по храму, тревожно поглядывая на блестящие в жёлтом свете свечей иконы, пока ждала батюшку, которого позвала через одну из служащих. Я сказала этой девушке правду. Так и объяснила, что у меня к батюшке философский разговор об ангелах. Девушка покачала головой.
-Батюшка проводил венчание и устал. Посмотрим, сможет ли он сейчас с вами побеседовать.
Ох, не привыкла я докучать людям, когда они устали, но на данный момент я сама очень устала от неопределённости. В конце-концов, кто-то должен помочь мне во всём разобраться.
Батюшка, отец Николай, пришёл нескоро. Он действительно выглядел усталым, но в меру любезным.
-Ангел? – переспросил отец Николай, когда я сумбурно изложила ему свой взгляд на Господне провиденье, - Ангелы среди нас. Они помогают нам, распространяя на земле волю Господню.
Я занервничала. Это-то я знала. Но меня волновало другое.
-Ангел может быть обычным человеком? – спросила я дрожащим от волнения голосом.
Батюшка посмотрел на меня с долей удивления.
-Ангелы – не люди, - довольно категорично заявил он.
-Нет, я не то имела в виду, - испугалась я, - Они же могут принимать облик людей, да?
Батюшка задумался. Возможно, он никогда сам над этим не задумывался. Всё же, в семинарии учат воспринимать ангелов немного иначе.
-А почему вы спрашиваете? – наконец спросил он, глядя на меня уж как-то слишком проницательно. Надеюсь, он не принял меня за сектантку.
-Дело в том, что я знакома с ангелом…
Батюшка вздохнул и осенил меня крестным знамением.
-Господь снизошёл до тебя своим благословением, дочь моя, - произнёс он возвышенным голосом.
-А…, - я замялась, - И что же мне теперь делать?
Батюшка перекрестился теперь уже сам.
-Молись, дочь моя…
-Спасибо…
И я пошла. Не скажу, что разговор меня удовлетворил. Наверно. Я его неправильно построила, а ещё журналист.
По дороге из коломяжской церкви у меня появилось желание наведаться в костёл. Интересно, что думают об ангелах католики? Возможно, их взгляд на вещи более оригинален. Кстати, я поймала себя на том, что даже не знаю, какую веру исповедует Санту. Он православный или лютеранин, как все финны? Вот это загвоздка, но спросить такое впрямую я бы не решилась.
Я частенько бываю в костёле на Невском на польских службах. С той поры, как умерла моя бабушка-полька, мне становится легче после подобных визитов. Это не тяга к экзотике, а просто искренняя любовь и жажда светлого и чистого. Я бы с удовольствием поговорила с со священником, который мою бабушку отпевал – звали его Марчел. Симпатичный, интеллигентный, любезный – настоящий поляк, да вот уехал обратно в Польшу. Теперь вместо него некий Тадеуш. Я к этому Тадеушу близко не подойду. Он всегда казался мне если не злым – грех такое говорить про святых отцов – но по крайней мере не очень расположенным к прихожанам, строгим, да и русский плохо знал. Поэтому я решила спросить кое-что у служительницы по имени Ядвига. К счастью, она оказалась на месте – заботливо чистила подсвечник у распятия Христа.
-Пани Ядвига, я могу с вами поговорить? – спросила я немного виновато.
Женщина посмотрела на меня довольно любезно. Кажется, чисто визуально она меня помнила и даже могла считать прихожанкой храма.
-Конечно, - обрадовала она меня, - Давайте сядем.
Мы сели. Я поведала Ядвиге о своих мыслях. На этот раз я оказалась умней, и рассказала поподробней о самом Санту – какой он. Не приукрашивала – только правду, только то, что нём могли сказать и другие. Пани Ядвига слушала меня внимательно и серьёзно, ни разу не перебивая. Наконец, она задала один-единственный вопрос.
-Вы не сказали, как зовут вашего друга.
-Санту.
-Он ангел.
-Что? – я опешила. Это шутка? Такое категоричное заявление… она могла со мной хотя бы поспорить!
-Вы считаете? – спросила я с недоверием.
-Он ангел, - невозмутимо подтвердила Ядвига, с расположением улыбаясь, - Я уверена, он появился в вашей жизни неслучайно. Дорожите вашими отношениями, какими бы они не были. Простите,
И она встала для того, чтобы удалиться в подсобное помещение. Правда, отойдя всего на шаг, она обернулась и добавила со светлой улыбкой:
-Вы счастливая.
С этим я и уехала. Я всю дорогу размышляла над нашим разговором, но понимала, что у меня всё равно не хватает уверенности. Хорошо бы поговорить начистоту с самим Санту. Завтра обязательно попытаюсь его выловить, хоть в последнее время он и стал раздражающе неуловим. Обязательно поговорю с Санту и, наконец, во всём до конца разберусь!
Я намеревалась отдохнуть после странствий, но застала дома тётю Вику. По правде говоря, это была не самая хорошая новость. Я поняла, что в ближайшие несколько часов не отдохну. Когда тётя Вика приезжает – это надолго. У неё всегда много проблем, которые она обсуждает с моей мамой – своей, по сути, единственной самой близкой подругой, поэтому уходить неудобно. Надо поучаствовать.
На самом деле, я очень любила, когда она приезжала. Это немного отвлекало меня от моих собственных проблем и приносило некое облегчение. Несмотря на мою тотальную необщительность, я всё же отхожу душой после беседы с приятными людьми. К тому же, у меня появилась шальная мысль – спросить тётю Вику про ангелов. Она точно должна что-то знать. Почему? Потому что тётя Вика – верующий человек, и знает побольше нас с мамой. Вот только неудобно как-то лезть сразу с подобным вопросом.
Мы поздоровались, немного посмеялись, поболтали на разные темы, и после того, как минул час с начала беседы, я плавно начала подбивать клинья на ангелов. Для начала, я спросила у тёти Вики, как продвигаются её успехи в шитье золотом. Замечательное увлечение, которому я даже немного завидовала. Лично у меня не хватило бы никакого терпения возиться со всеми этими ниточками. Тётя Вика охотно поведала. Мне показалось, что у неё самой, как у настоящего ангела, какие-то крылья поднялись за спиной. Это прекрасно, если существует подобная отдушина. Тётя Вика – прекрасная женщина и она заслуживает света.
Потом я ещё что-то спросила, и последней фразой моей было:
-Но если Господь действительно хочет нам помочь, он посылает нам ангелов.
Я кинула короткий взгляд на маму. Мама напряглась. Наверно, фраза показалась ей странной и настораживающей. Мама обожала ловить меня на слове: что да как, да почему… А тут – такое. Не избежать беседы. Мама наверняка подумала, что я опять вляпалась в какую-то неприятную историю и теперь виляю.
Но я не виляла. И тётя Вика, дай ей Бог здоровья, поняла меня абсолютно правильно.
-Ангелы среди нас, - сказала она одухотворенным голосом. Какой-то очень красивый и нежный огонёк зажёгся в её глубоких серых глазах уставшей от борьбы с жизнью женщины. У меня отлегло на душе.
-Вот если я встречу своего ангела, тогда и жить станет легче, - поведала она свои измышления, после чего тётя Вика, по доброй традиции, опять отвлеклась с небесного на сугубо земное.
Я посидела ещё немного, потом пожаловалась на усталость и поспешила к себе. Тётин Викин ответ меня более чем устроил. Я всё больше начинала утверждаться в мысли о том, что не сошла с ума и не помешалась на своём Санту. Правда, пока всё равно надо помалкивать. Это опасно. Тем более – это куда опасней для самого Санту. Если я его рассекречу, то он может потерять свою чудесную силу. Это я тоже прочитала на одном из сайтов.
Я зарядила новую трафик-карту и ещё немного побродила по Сети. Сеть скинула на меня вагон фотографий ангелов, и все они были женского пола. Мне даже стало обидно за ангелов-мужчин. Неужели все думают, что если ангел прекрасен и чист, то он не может быть мужчиной? Создатели этих сайтов и художники картинок просто никогда не видели Санту.
Потом я зашла в свой ящик и с трепетом открыла письмо от создателя сайта, которому сегодня оставила такое интригующее послание. К счастью, создатель сайта не написал мне обратиться к врачу. Он всего лишь попросил меня и моего знакомого ангела поделиться информацией для сайта. Я раздобрилась и скинула ему свои аляповатые коллажи, где я приделывала доморощенные крылышки к фотографиям главной ангелицы мира – Сары Брайтман. Пусть оценит. Моё дело – предложить.
Перед тем, как окончательно распрощаться с подвисающей Матрицей, я заглянула на один англоязычный сайт. Там было очень много фотографий того, как ангелов воплощают в скульптуре плюс приписка. Приписка меня окрылила. Фраза, запечатлённая над очень красивой фотографией ангела, гласила (перевод с английского): «Ангелы среди нас как наши друзья».
Практически идентично тому, что сказала тётя Вика. Да и пани Ядвига была не так уж далека от истины.
Всё! Решено! Осталось только поговорить с самим Санту! И я обязательно сделаю это – прямо завтра!
…Когда я чего-то хочу, я этого добиваюсь. Кто ещё не понял – проверьте по списку моих любовных побед и прочих достижений. Когда я намереваюсь что-то сделать, то, обычно, делаю. Вопрос времени. Но сейчас это был, скорее, вопрос такта. Как поговорить с Санту так, чтобы не показаться чокнутой? Ведь остаётся же маленькая, но вероятность, что он обычный парень, и может лишь посмеяться надо мной. Но ещё главней – как Санту отловить. Он всегда на заданиях, а если не на заданиях, то просто где-то бродит.
Но на этот раз мне действительно повезло. Возможно, это был какой-то знак свыше. Я застала Санту в редакции. Он сидел за своим столом и пил кофе с мечтательным видом. Когда я подошла, то не успела ничего спросить, как он поднял на меня романтичные карие глаза и неотразимо улыбнулся своей обычной открытой и искренней улыбкой.
-Ядя, - прокомментировал Санту нежно, - Я тут о тебе сейчас думал…
Это меня немного сбило. Санту – думал? Обо мне? Зачем это?
-Хотел прогуляться, потому что работы пока нет, но вот исключительно с тобой, - поведал мне Санту очень искренне.
Я даже присела. Санту любезно придвинул мне стульчик. По идее, Санту очень часто предлагал мне прогуляться. Просто я часто отказывалась. А теперь… Интересно, а если я и сейчас откажусь – он предложит другой? Той самой странной толстухе, которую я видела вчера?
Мной овладела глупая ревность. Ревность придала решительности.
-Пойдём! – властно провозгласила я.
Санту рассмеялся своим обычным смехом жизнерадостного человека.
-Ты ведь даже не спросила – куда.
Он встал и взял меня за руку. Это нельзя было принимать всерьёз. Санту всех брал за руки. Это была его манера.
-Куда скажешь, мне нужно отвлечься, - нашлась я. Мне на самом деле было всё равно, куда мы с Санту пойдём.
-В Озерки, - сообщил мне ангел, - Сейчас мне хочется к воде. А там очень красиво… наверно. Единственное место в городе, где можно вздохнуть спокойно.
Я промолчала. Дело в том, что я сразу же начала перебирать в голове накопленную информацию. Уж не значит ли что-то тяга моего ангела к воде? Может, ангелы – они как рыбки – влагу подавай?
Санту сам разрешил мои метения.
-Там думается лучше. Я приглашаю тебя к раздумьям. Знаешь, Яденька, ты единственный человек, из тех, с которыми я знаком, которые согласятся прогуляться со мной только ради того, чтобы подумать. Остальным надо поговорить. А ты согласна молчать.
Я кивнула. Я действительно готова была молчать. Рядом с Санту и это странное занятие казалось интересным. Молча мы и вышли из редакции и под не вполне одобрительными взглядами сотрудников. Наверно, кто-нибудь из них обязательно настучит редактрессе. Ну и пусть. Мы ненадолго. Часика на два. Озерки – не так уж далеко.
Мы сели в метро и поначалу продолжали хранить немного скованное молчание – пока ехали на эскалаторе, пока садились в вагон, и только проехав Петроградскую. Санту сказал мне с улыбкой:
-Знаешь, о чём я думал?
Я вопросительно на него взглянула.
-О метро, - пояснил Санту, глядя мне в лицо искренне распахнутыми весёлыми глазами, - Это совсем другой мир. Здесь всё по-другому. Здесь жизнь течёт иначе. Порой даже страшно и странно как-то становится от того, что ты не до конца постиг законы этого иного бытия.
Я сдержанно улыбнулась. Только Санту мог тратить себя на раздумья о метро. Он действительно странный, мой ангел… если он действительно – ангел…
-Есть несколько вариантов жизней, - продолжил Санту, пытаясь своим мелодичным голосом перекричать рёв несущегося по тоннелю состава, - В каждой мы играем свою роль. Например, в метро мы все только транзитные пассажиры. Вот мы стоим, и напротив нас стоят люди. Мы модем смотреть друг на друга, можем даже друг друга запомнить, но мы вряд ли уже встретимся. Потеряемся в огромном городе. Это странно. Короткая жизнь напрокат… пока стучат колёса…
Я снова кивнула. Добавить к этому философскому выводу было нечего. Да, интересные размышления. Санту не зря по большей мере одинок. Ему сложно найти себе человека с подобным замысловатым стилем мышления. Возможно, только я могу составить ему компанию. Я тоже могу поделиться с ним некоторыми своими соображениями, но будет ли это ему интересно?...
Мы вышли, и Санту снова взял меня за руку. Возможно, со стороны мы смотрелись как влюблённая пара. На самом деле всё было иначе, и даже куда лучше, ведь Санту мне не парень, а ангел. У вас есть личный ангел? Вот и не суйтесь со своими комментариями.
На подходе к эскалатору мы увидели сгорбленную старушку с пластиковой кружечкой в протянутой руке. Старушка вся дрожала как от озноба. Мне было неприятно на это смотреть. Я подозревала, что старушка – умелая симулянтка и профессиональная нищая, поэтому я отвела глаза и сделала крюк, обойдя её на несколько шагов. Санту выпустил мою руку, остановился и начал шарить в заднем кармане джинсов.
-Погоди, - попросил он очень надрывно. Найдя в кармане бумажку, он подошёл к старушке, положил купюру в кружечку и даже за руку её зачем-то подержал. Странно… мне было бы и прикоснуться к нищей неприятно, я человек брезгливый. Наверно, этим и отличаются ангелы от обычных людей.
Санту догнал меня, снова взял за руку и сказал, когда мы ступили на шумную ленту эскалатора.
-Когда мы их видим, то традиционно отводим взгляд. Это спасает нас от порчи настроения. Мы подсознательно хотим видеть только красивое, а от неприятного отворачиваемся. Это правильно.
Я хотела как-то оправдаться, подумав, что Санту обвиняет меня в чёрствости, но мой ангел продолжил.
-Я думаю, что иногда лучше потратить деньги на профессионального нищего, чем не дать их настоящему. Я не всегда подаю. Просто иногда внутри как будто скрипнет что-то…
Господи! Как же верно он сказал! Сколько раз и у меня вот так же скрипело в сердце, а я всё равно отводила взгляд и проходила мимо! Если Санту и не ангел, то просто очень нестандартный человек. У него есть то, что у многих других отошло на второй и третий план – душа. Он живёт порывами. Он, наверно, действительно ангел…
…До озера, к которому так стремился Санту, мы ехали на автобусе. Всю дорогу Санту рассказывал мне про Финляндию, а потом замолк. Мне показалось, его глаза подёрнулись странным северным туманом. Такие ложатся на высокогорные озёра.
Мы заговорили снова только у самого озера, когда нашили на что присесть и присели. Диванчиком нам послужило очень сильно накренившееся дерево. Его листья почти плавали в воде. Это было странное дерево – водяное.
-Санту, - наконец решилась я, - Ты меня выслушай…
-Я всю дорогу ждал, когда ты начнёшь, - улыбнулся Санту, - я знал – тебе есть что сказать. Или спросить. Ты уже несколько дней странная ходишь. Какая-то таинственная. Поговори со мной…
У меня дух перехватило. Сейчас я узнаю правду. Только, другое дело – нужна ли мне на самом деле эта правда? Что это мне даст? Чем спасёт? Возможно, я всё только испорчу.
Но я решилась. Не даром же я проделала такую титаническую работу по исследованию ангелов!
-Санту, - обратилась я к нему решительным голосом, - я всё про тебя знаю.
Санту сначала хихикнул, а потом лицо его слегка вытянулось. Мне показалось, что он испугался. Возможно, ему действительно есть, что скрывать, ангел он или нет.
-Что именно ты про меня знаешь? – спросил меня Санту тихо и серьёзно, - Ты уверена, что знаешь – всё?
Я отрицательно покачала головой.
-Нет. Не уверена. Но должна сказать. Ты – ангел. Я это сразу поняла.
Санту какое-то время смотрел на меня удивлённо, а потом очень искреннее, захлебывающе рассмеялся.
-Спасибо! – искренне произнёс он, тряся меня за руку, - Такого комплимента мне ещё не делали!
Мне стало стыдно и страшно. Наверно, всё за зря. Наверно, я прокололась как никогда. Стоит помолить Бога, чтобы Санту воспринял моё откровение, как шутку, и только. Я уже попробовала начать подбирать слова для извинения и объяснения, однако Санту меня перебил.
-Ты такая проницательная, Ядя. Откуда ты знаешь?
-Что? – спросила я с недоумением.
-Про ангела.
-Я не знаю… я ничего не знаю… я просто пошутила.
-Любопытная шутка. Но она близка к истине.
Я уставилась на коварно поблескивающего глазками Санту с изумлением и недоверием.
-Ты не хочешь знать правду? – спросил Санту, по-прежнему улыбаясь мне открыто и чисто.
-Правду… о чём?
-Об ангелах. Мне есть, что рассказать. Только для начала подумай, так ли уж тебе важно знать эту правду. Однако, если это действительно тебе нужно, я расскажу тебе абсолютно всё…
-Не надо! – я чуть было не сбила его с ног, попытавшись обхватить. Это был порыв, чтобы Санту замолчал. Именно сейчас я поняла, что права. Санту… он… Но мне это уже неважно. Мне неважно абсолютно ничего. И я ничего не хочу знать. Абсолютно ничего не хочу знать про Санту – кто он на самом деле такой, где живёт, с кем целуется, что ест на ужин, смеётся ли над анекдотами про новых русских, в каком городе живут его финские родственники и почему он решил стать ангелом – именно моим… Моим ангелом. Для меня ничего это не важно. Мне даже как-то всё равно то, в каких мы с ним отношениях – были, есть сейчас и будем… если будем. Останемся ли друзьями или сумеем понравиться друг другу в ином. А, может, это гораздо лучше, когда у тебя просто есть ангел. Просто тот, кого можно взять за руку…
Я взяла Санту за руку, и мы одновременно сели на ствол дерева.
…Посмотреть в глаза…
Они были почти зелёными от яркого света… тёплый каре-зелёный цвет. Мягкий взгляд. Пушистые ресницы, как у ребёнка.
…Спросить глупость…
-Здесь глубоко?
…Получить ответ.
-Не знаю. Я здесь не купаюсь. Я здесь просто гуляю.
…И помолчать.

И незачем проверять, есть ли у вашего ангела крылышки…

perjantai, 9. joulukuuta 2005

1
Рейтинг: 1 (1 голос)
 
Разместил: Гость    все публикации автора
Состояние:  Утверждено


Комментарии

Очень правдиво, если считать, что главная героиня влюблена, но пока почти не знакома с объектом своей влюбленности. Такая "влюбленность на расстоянии" всегда рисует в глазах влюбленной девушки ореол над головой возлюбленного.

О проекте