Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Из аналитической записки Рязанского окротдела ОГПУ местному партийному и советскому руководству о политической ситуации в округе



16 декабря 1929 г.

Сов. секретно

Ответственному Секретарю Рязокружкома ВКП(б)
Копия: Председателю РязКК ВКП(б)

Председателю Окрисполкома

Часть общая

(некоторые замечания и итоги прошедших периодов)

Для того, чтобы дать правильную оценку политического состояния настоящего периода, необходимо дать краткий обзор о состоянии Рязанской губернии в прошлом. Анализируя материалы, мы устанавливаем, что крестьянство многих районов Рязанской губернии до 1928 года буквально терроризировалось усиливавшимися в тот момент поджогами, грабежами, убийствами и проч., благодаря такого положения создавалось заведомо ложное мнение о том, что Советская власть защищает бандитов и т.д. и т.п. Кулак, использовав эти настроения в своих целях, подчинял под свое влияние, что удавалось в некоторых местах до ближайших дней (Высокое, Абакумове, Ново-Еголдаево, Шевцово и друг, селах). Беднота варварски эксплоатировалась в прошлом, продолжая оставаться в экономической зависимости, вопреки внутреннего протеста «мирилась» и даже поддерживала кулака. Все это создавало для кулака благоприятную обстановку для борьбы с Советской властью и [для того, чтобы] оказывать свое влияние на отдельные элементы среднячества.

Заметный перелом в сторону улучшения положения начинается благодаря притоку новых сил, обновлению сверху донизу руководящих органов, Ряжскому делу, делу судебных работников, чисткам, проверкам, бурному росту колхозного строительства, появлению новых совхозов и проч. мероприятиям, направленным на оздоровление и развитие хозяйственной жизни. Наконец, изоляция уголовно-бандитского элемента (за год только Окротделом О ГПУ через Особое Совещание было изъято 500 человек), правильное и твердое проведение классовой линии, нажим неслыханный на Рязанского нэпмана и кулака и его изоляция — делает определенный сдвиг общественной мысли; развертывается самокритика, усиливается организация бедноты — словом все то, что в силу опоздания теперь проводится с более быстрыми темпами и нажимом. Поэтому, вполне понятно, антисоветский элемент, кулак в первую очередь, не привыкший в Рязанской действительности к такому к себе «отношению», в свою очередь начинает переходить от прежних методов в виде отдельных одиночных выступлений и проч. на путь организации вокруг себя кулацкого и из бывших людей антисоветского элемента, для более решительного контрреволюционного выступления. С этого времени начинается активное наступление и первый бой дается в перевыборную кампанию [в Советы] в 1927—28 гг.

Получив почти повсеместное поражение, кулацкие группы, уже не ограничиваясь выступлениями, организуют террористические акты, причем активность в последующих кампаниях не ослабляется, продолжается ожесточенная борьба во время посевной кампании, самообложения и особенно вызвали бешеное наступление колхозное строительство и хлебозаготовки; к этому времени рост активности и количество террористических актов доходит до наивысшего размера, а именно, если за период август — декабрь 1928 г. на м-ц приходилось 1 1/2 случая террористических актов, то в тех же месяцах текущего года мы имеем 17 случаев в м-ц, а в октябре этого года число террористических актов дошло до 38 случая, т.е. столько же в день, сколько раньше было в м-ц.

Решительные и жесткие меры, принятые к обнаглевшему вконец классовому врагу, и очистки зараженных районов от уголовно-бандитского элемента вызвали не только перелом, но и активность бедняцкой и средняцкой части крестьянства. Проводя оперативную работу на селе, за последнее время мы встречаем поддержку и содействие, теперь уже нет той боязни и пассивности даже в тех случаях, когда вызывали в качестве свидетелей, вместо дачи объяснения заявляли: «узнают — сожгут, обворуют, изобьют и т.п.»

За последнее время наблюдается определенный перелом в сторону политической борьбы с кулаком и вообще вредным с точки зрения социальной элементом. Что значит, например, последний случай, имевший быть 24 ноября с.г. в селе Сысоях, Сараевского р-на, где по инициативе местных крестьян за уклонение от уплаты штрафа крупными кулаками Ручкиными были назначены торги их имущества и когда был вскрыт один из принадлежавших им сундуков и было обнаружено николаевских денег 16 тыс., крестьяне подняли шум, посыпались голоса: «вот где наша кровь». И в тот же день на расширенном Пленуме сельсовета под напором крестьян была принята резолюция о расстреле Ручкиных, с последующим утверждением на общем собрании, причем не дожидаясь общего собрания гр-не приходили группами в 15—20 чел. в сельсовет и требовали немедленного их расстрела. 24 ноября постановление Пленума было вынесено на общее собрание и в присутствии 700 чел. исключительно взрослого населения было постановлено под аплодисменты и крики «ура», продолжавшиеся 7—10 мин., «одобрить и привести немедленно приговор в исполнение», а из суммы от конфискованного имущества обратить 50% на электрофикацию и 50% на коллективизацию. На следующем собрании постановили: церковь передать под ссыпной пункт, а местные попы тут же на собрании произвели саморасстрижение. Такого рода политические акты мы встречаем в селах, где придушена была общественная революционная жизнь кулаком и уголовщиной.

После подведения итогов о политсостоянии губернии в июне сего года1), политическое состояние округа характеризуется следующими основными моментами:
1)События на Китайско-Восточной жел. дор.
2)Колхозное строительство.
3)Хлебозаготовки.
4)Заем индустриализации.

<...>2

Колхозное строительство

Развивающееся в Рязанском округе колхозное строительство встречено беднотой и основной частью середняков вполне доброжелательно: «колхозы самый верный путь и давно бы нам хорошенько продумать этот вопрос, для бедняка это лучшее средство к улучшению его положения». Помимо активного вступления в колхоз, они создают инициативные группы по вовлечению остального населения в колхозы, ведя неустанно в этом направлении разъяснительную работу. Одновременно они принимают все меры к тому чтобы в колхоз не попали кулаки: «в приеме надо быть осторожными и не допускать туда чужаков, так как они сеют против колхозов разные небылицы, они просто отпугивают нас от колхозов, нужно этим кулаками показать свое место». Имеется тяготение бедняков, средняков к укреплению колхозов, что ярко видно из выступления средняка Баскакова, который сказал: «многие говорят, что нам надо создавать мелкие колхозы, это неверно, сейчас надо создавать крупный колхоз, так как в таком колхозе легче будет жить и работать».

Часть же средняцкой части, подпавшая под влияние кулацкого агитпропа, старается тормозить коллективизацию путем распускания ложных слухов и ведения агитации за Столыпинскую реформу.

«Мы хозяйство можем поднять и без колхозов, пусть дадут крестьянину выйти на отруб. На отрубе крестьянину живется привольнее, ведь в Германии и Дании нет колхозов, а крестьянство живет так, как у нас и не подумаешь».

Кулак, задавшись первоначально целью пробраться в колхоз с целью развала последнего изнутри, и когда ему это не удалось сделать, он переходит на другой путь — путь террора, агитации и запугивания, но за последнее время мы констатируем, что, с одной стороны, благодаря принятых репрессивных мер со стороны наших карательных органов и своевременной изоляции кулака и, с другой, — активизация бедняцкой и средняцкой массы, избранный кулаком последний путь также не достигает желательных для него результатов, кулак парализуется.

Хлебозаготовки

Если мы отмечаем активное участие в хлебозаготовках и друг, кампаниях бедняцкого и средняцкого актива, вполне одобряющих политику нажима на кулака («наше правительство всеми силами стремится улучшить государственное положение, а также наше сельское хозяйство, а без нашей помощи строить ему трудно, поэтому оно прибегло к хлебозаготовке, действительно все хлебные излишки мы должны безоговорочно отдать государству, как бедняк, так и средняк, а на кулацкие хозяйства надо подналечь»), то совершенно обратная картина наблюдается в кулацкой части деревни, явно враждебно настроенной против всех проводимых кампаний, и в частности, хлебозаготовок. «Ни фунта не нужно давать хлеба Советской власти, очень она извертелась, как сучка, давай и давай ей, а она ничего никому, только затыкает рот бедноте сельхозналогами, а потом натравливает ее против каких-то кулаков, зажиточных и подкулачников, чего только не выдумывает, а потом выгрузит хлеб, а бедняков во время голодовки и обделяют как собак по 3 клг. ржи, а если мы были бы дружны, не доказывали друг на друга, то лучше бы жили и скорее бы бедняк получил помощь от того же кулака, чем от власти». В то же время она, кулацкая часть, ведет бешеную агитацию против заготовок, всемерно стараясь дезорганизовать бедняцко-средняцкие массы, натравливая последних против Советской власти, распространяя всевозможные провокационные слухи: «скверная жизнь при Советской власти, все год от года хуже, а кричат, обманывают, что все улучшается. Этого не видно. Хлеб у мужика отбирают по твердой цене, а купить что-либо — иди к частнику, даже махорки и той в кооперативе нет. Куда только все девается, отбирают хлеб, а хлеба нет. В городе дают паек маленький, факт тот, что его отправляют за границу». Кулак упорно сопротивляется в сдаче излишков и в некоторых случаях предпочитает платить штрафы, лишиться имущества, но не сдать спрятанного хлеба. «Хлеб отдавать не нужно, пусть идут и отбирают по дворам».

<...>3

Интеллигенция

Настроение интеллигенции продолжает оставаться тревожным. Внутренние затруднения, испытываемые Республикой являются центром внимания. Вопрос же о Китайских событиях значение почти утратил. Надежды на близкую войну исчезают. Всё внимание уделяется экономическому кризису, который, по мнению интеллигенции, должен усилиться и развиться до таких пределов, что дальнейшее существование у власти большевиков станет невозможным, вследствии потери доверия массы населения. Вопрос о хлебозаговках становится особо важным в кругах интеллигенции и буржуазии, говорят, что хлебозаготовки не удадутся, потому что хлеб крестьянство сдает государству неохотно, вследствие низкой цены. Репрессии по отношению к зажиточным слоям деревни запугивают вообще крестьянские массы. Совхозы же ничего не дают, а требуют громадных расходов, а колхозы и вовсе не имеют почвы к развитию и в большинстве распадаются, за отсутствием руководящих кадров и личной заинтересованности крестьянской массы. Ослабить экономический кризис может лишь поворот Советской власти вправо и признание деятельности представителя частного капитала. Буржуазия и вообще антисоветский элемент злорадно смотрят на переживаемые события, уверенные, что экономический кризис в данный момент будет гибельным

для Советской власти. Срывать хлебозаготовки, ослабить и свести на нет всю работу по устройству колхозов и совхозов является мечтой представителей буржуазии и интеллигенции, враждебно настроенных против Советской власти.

Галай Яков Давыдович, врач.

«Коммунистический строй не может укрепиться, политический и экономический кризисы есть предвестники скорого падения коммунизма, потому что большинство городских служащих обращены на голодание, я не вижу средств, прекращающих все растущую дороговизну, в массах недовольство увеличивается, авторитет власти падает, и это на 12 году существования Советской власти. Народ перестает верить, что данная власть даст новую лучшую жизнь».

«Хлебозаготовки плохо движутся, обвиняют в этом кулаков, применяют репрессии и дело дошло до того, что крестьяне боятся заводить лишнюю лошадь или корову, прекратили улучшать свое хозяйство, таким образом сама власть обостряет экономический кризис. В Москве даже поговаривают о запрещении торговли (частной) мясом, молоком и закрытии базаров, как это власть не может понять, что это все было испытано в 19—21 годах, что привело лишь к недовольству и большему обострению кризиса. Не о закрытии базаров и прекращении частной торговли нужно думать, а поощрять частную торговлю и использовать частно-капиталистическую инициативу. Продолжать коммунистичес¬кий опыт не придется. Соввласть будет принуждена или круто повернуть вправо, или ликвидироваться».

Радугин Владимир Константинович, юрист.

«Напрасно у нас в Рязани открыли такое гонение на интеллигенцию, по существу ведь вся работа ведется старой дореволюционной интеллигенцией, посмотрите, что они будут делать, как повыгоняют из совучреждений. Вот в Москве — там не так, там не на происхождение обращают внимание, а на ценность труда, а у нас в Рязани с этим не считаются. В судебных процессах стараются чернить старых специалистов, но ведь и коммунисты попадаются в рядах растратчиков и т.д. Плохо приходится жить старым специалистам, кажется, работаешь изо всех сил, не за страх, а за совесть, в конце концов попадаешь в контрреволюционеры; не понять, что творится, при царизме за передовое мышление обвиняли в революционности, теперь же приклеивают ярлык контрреволюционеров. В городах развивается антисемитизм, евреев обвиняют в том, что они в большинстве случаев сидят во главе Госторга, вывозят за границу те продукты, которые необходимы для внутреннего потребления. Партийцев пачками (бригады) направляют из городов в деревню для оживления хлебозаготовок, но крестьянство все равно не желательно везет хлеб, с подавленной ненавистью в душе; как можно продавать за низкую цену, коль купить ничего нельзя, дорого, да и нет, повторяются 18—20 годы, только тогда печатали бумажные деньги, а теперь облигации госзаймов, отсюда и обесценение денег и всеобщее вздорожание жизни. Положение опасное, дело может кончиться грандиозным обрывом народного недовольства вроде Кронштадтского бунта».

Попов Петр Михайлович, бывш. пароходовладелец.

«На кризисе Соввласть сломает свою голову. Кооперация показала свою негодность, но до войны дело не дойдет, раньше обанкротится от своих внутренних противоречий, например, водный транспорт идет по наклонной плоскости, едва влачит свое существование, не то что до революции, и ясно почему, раз частная инициатива подавлена — и все пойдет на убыль, а пока что держится на старом транспорте. Бывало радостно смотреть на Оку, жизнь кипела, а теперь, что изредка протащит буксир и несколько гусян, почему это все, да потому же, что во главе поставлены люди без голов. Им лишь плати жалование, называй ответработником, а на самом деле кругозор не более простого рабочего, на что они могут серьезно мыслить, все смотрят как на казенное, шаля да валя, сегодня здесь, а завтра там и распевают себе: по морям, морям, морям».

Никифоров Андрей Васильевич, врач.

«При чистке коммунистической партии [власть] не в состоянии осуществить социализма и лишь компрометирует его своей диктатурой. Жизнь в настоящее время весьма трудна, мы, врачи, все-таки имеем возможность жить в более-менее человеческих условиях, а посмотрите, как живет в большинстве интеллигенция, что творится на бирже, ежедневные скандалы, настроение возбужденное. Выдача продуктов по карточной системе, видимо, принимает обычное явление, паек ежедневно сокращается и недалеко то время, когда выдача совсем прекратится и Соввласти придется давать ответ в этом перед населением. Хлебозаготовки будто срываются кулачеством, наивно было бы думать, что можно заставить население охотно доставлять хлеб по ничтожной цене, в то время как рыночные цены на продукты беспрерывно растут. Период, который мы переживаем, равносильно 18—19 гг. Это свидетельствует, что такой подход никуда не годен, очевидно для каждого, что причина усиливающегося кризиса кроется в самой государственной системе. Хлебозаготовки — наилучший способ для восстановления крестьянства против Соввласти, картофельные бунты есть предвестники грядущего грозного, на самом деле разве не возмутительно, отбирают буквально до последнего пуда и покупать не велят, да и негде, где выход... Железнодорожн. станции загружены картофелем и хлебом, девать некуда, ссыпают под открытое небо, больше погибнет, чем пойдет в пользу, разве это порядки».

Алексеев Алексей Федорович, быв. служащий финотдела, ныне на пенсии.

«Коммунисты сейчас заняты экономическим вопросом, убежден, что все зло исходит от недостатка хлеба, а это последнее зависит от того, что земля находится в руках мелких хозяйств, не культурно ведущих обработку земли. Необходима организация крупных хозяйств, колхозов, совхозов и государство не жалеет средств на это дело. Фабричное строительство пока прекращено, все средства брошены на сельское хозяйство, но я убежден, что из этого ничего не получится, потому что крестьянство не пойдет в эти колхозы, руководителей потребуется целая армия, а их нет, а какие имеются — без личной инициативы и заинтересованности, а это самое главное, без личной инициативы никакое хозяйство не может развиваться, ведь и при мелком хозяйстве можно с избытком иметь хлеб в нашей стране, и если бы не запугивали репрессиями крестьянство и разрешили бы частный вывоз из производящих районов. Нужно было бы власти сначала подумать, справится ли она с такими задачами, у нас даже с готовыми продуктами не могут справиться, перевозка, хранение зерна и картофеля производится преступно, бесхозяйственно, даже мешков не заготовлено. Говорят, в церквах местами [зерно] начинает гнить, картофель в магазинах ЦРК отпускается испорченный, надзора нет, специалисты не заинтересованы».

Рябов Григорий Иванович.

«Все дела стали, во всем такой застой, как это было в 18—19 гг., частников совершенно задавили, кооперация же не в состоянии удовлетворить потребность, всюду недостаток, дороговизна, очередя, а газета пишет о каких-то достижениях, если говорить о достижениях, это всеобщее обеднение, а в деревне еще хуже, заработать негде, каждый боится нанять лишнего человека, или купить лишнюю корову, лошадь, сейчас же попадет в кулаки со всеми невыгодными последствиями, а что будет когда приведут пятилетний план, тогда всех обратят в нищих; будущности у нашей быв. России никакой нет, поделят ее по рукам, население будет находиться в таком положении, что вынуждено просить какое-нибудь соседнее государство, возьмите пожалуйста, не дайте умереть с голода. Ведь какой-нибудь Китай и тот что с нами теперь разделывает и мы терпим, этого не было при Николае, а это не миролюбие, а сознание своего бессилия. Есть слухи, что Китайские войска зашли вглубь Сибири, но это скрывает власть, говорят, что на Востоке создаются какие-то буферные государства, как например на западе, так что нас оттеснят от морей и мы будем вариться в собственном соку. Я всё же надеюсь, что скоро будет конец, так жить нельзя. Население не потерпит дальше коммунистического опыта».

Духовенство

Общее настроение

В начале осени замечалось повышенное настроение среди духовенства и церковников. Это настроение радостное и вызывающее, несомненно имеет связь с политическими затруднениями на Дальнем Востоке, возможность для СССР быть втянутым в войну окрыляет надежду церковников, имея в большинстве враждебно настроенных против Советской власти, сбросить эту власть. Предположение получить помощь от бога в достижении их заветной мечты освободиться от большевиков, направляют церковников в церковь молиться и просить этой помощи у бога. Духовенство, пользуясь настроением церковников, раздувает это настроение и подогревает их надеждами,
«случайно» брошенными в частной беседе словом; намеком в церковной проповеди и т.д. Для массового привлечения в церковь духовенством во главе с архиепископом, служатся и выполняются особо редкие обряды и богослужения, каковые для Рязани являются совершенно новыми и невиданными, как например, омовение ног, — обряд, не обязательный для церковной службы и устроенный с определенной целью вызвать известное настроение среди посещающей церковь публики. Эта история была разыграна, с театральной торжественностью, многие присутствующие так расчувствовались, что даже плакали, по окончании обряда говорились проповеди о смирении, о той награде, которая ожидает верующих за христианское смирение. Делались намеки, что необходимо пока смирение, безропотное перенесение современных невзгод, что в будущем все это изменится — христианство и верующие снова получат соответствующее положение. Впечатление от этих обрядов осталось огромное, так один из них, делясь своим впечатлением, сказал:
«Очень симпатично выполнение арх[иерейского] служения этого старинного обряда — погребение богоматери в наше время серых буден, и выполнение этих красочных обрядов особенно ценно, они невольно переносят нас в то время первого христианства, когда люди были преданы идее и гибли за нее. Говорят, что религия ослабла в настоящее время, что церкви опустели, что большинство равнодушно относятся к вере, я не думаю этого, но полагаю, что ввиду безусловного гонения, на церковь и верующих со стороны властей, многие по малодушию отрекаются от веры, боясь репрессий, потерять место и т.д., но при изменившихся обстоятельствах христианство в России вновь окрепнет, масса, в особенности деревенская, почти сплошь верующая, поэтому церковная политика Советской власти идет вразрез с народными желаниями. Нельзя отмахиваться от религии одними словами, называть ее суеверием, дурманом. Религия, а в частности христианство, существует 1000 лет. Потребность в религии заложена у человека очень глубоко и одними репрессиями с религией бороться

нельзя».

Видя, что религия идет на снижение и посещаемость верующими церкви стала заметно падать, они стали открыто высказывать свое недовольство Соввластью, обвиняя ее в этом, причем каждый удобный случай стараются использовать для компрометации в глазах населения.

В селе Малый Пролом, Шацкого р-на священнослужитель ввиду повышения страховки на церковь в проповеди демонстративно заявляет:

«церковь не имеет возможности уплатить такой суммы, а в случае не¬уплаты церковь закроется, снимут колокол, так вот, православные, давайте церкви поможем, что стоит обложить по одному рублю со двора, это сущая пустота, но зато мы избавимся от нападения псов на нашу религию и церковь, а то ведь власть их — они оберут кругом, у них наглости хватит».

За последнее время духовенство почувствовало тягость налога и хлебозаготовок, стало индифферентно относиться к своим пастырским обязанностям и во главу угла поставило изыскание средств к уплате налогов и к существованию. Некоторые из них под напором своих детей уходят за штат под благовидными предлогами, другие снимают демонстративно сан, записываются в безбожники.

Наиболее хитрые и пронырливые, думая, что существование Советской власти недолго, просто отходят от церковной жизни, не снимая сан. Ограничившись одним простым извещением своего начальства о том, что он «болен и просит место считать праздным».

Появившаяся активность крестьянской массы и в этом вопросе толкает духовенство к более прямому и открытому осознанию своей неправоты. Так, 24 ноября с. года гр-не села Сысои собрали в церкви собрание, на котором выступило местное духовенство (два священника и два псаломщика), которое заявило, что оно снимает с себя сан и что

«религия была орудием господствующего класса и веками угнетала трудящиеся массы, что религия обман, что наука растет, масса культивируется, прогрессирует, религия отмирает»

и призывали собравшихся бросить веру в бога, а церковь предназначить для клуба, у собравшихся было приподнятое настроение, и из 1000 присутствующих выступил против только один. Выступавшие же «за» предлагали предъявить иск духовенству за те деньги, которые были ими переплачены в течение ряда лет.

ВЫВОДЫ

Сравнивая состояние данного периода с предыдущим, налицо улучшение настроения бедняцкой и основной средняцкой части крестьянства, за этот период отмечается определенный перелом к политической активности.

Решительное наступление на кулака, правильное, твердое проведение классовой линии, улучшение аппаратов и именно там, где советский аппарат работает лучше и проводит жесткую линию по отношению к кулаку, тем наглее и активнее действует кулак. Направленные по правильному руслу мероприятия, обеспечивающие развитие хозяйственной жизни и проведение взятой твердой линии по отношению [к] частно-капиталистическому элементу, вызывают к активности бедняцко-батрацкую часть деревни и основной массы среднячества.

Именно благодаря сознательной поддержке этих слоев крестьянства отсталый Рязанский округ начинает не только выравниваться и догонять соседние округа, но в некоторых отраслях обгонять.

Резюмируя: вышеизложенное позволяет сделать заключение, что политическое состояние Рязанского округа вполне устойчивое.

Вр. Нач-ка Рязокротдела ОГПУ (Гамаюнов)

Ст. Уполномочен. СО (Терский)

ГАРО, ф. Р-5, оп. 2 (вн. 1), д. 5, л. 148-161. Подлинник
---------------------------------------------------------------------
1)Предыдущая аналогичная аналитическая записка, видимо, была составлена в июне 1929г.
2)Опущены данные об отношении населения к событиям на КВЖД.
3)Опущены данные об отношении населения к заему индустриализации.

4)Здания закрытых церквей в ходе хлебозаготовок часто использовались как зерно¬хранилища.

Публикация: «Рязанская деревня в 1929-1930гг.: Хроника головокружения: документы и материалы»/Отв. Ред.-сост. Л. Виола, С.В. Журавлев и др.//М., РОССПЭН, 1998г., стр.82-90

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте