Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Жизнь среди преград



Вся её жизнь проходит в виртуальном общении. У неё сотни друзей по всему миру: на Украине, в Германии, Мексике. Приковать свой взгляд к монитору компьютера её заставила судьба: обычного общения она лишена из-за того, что передвигаться может лишь в инвалидной коляске. Вся жизнь инвалидов-колясочников — постоянная борьба с преградами. Биться головой о стену им приходится ежедневно. Иногда — в буквальном смысле.

ПРОГУЛКА С РИСКОМ ДЛЯ ЖИЗНИ

К инвалидной коляске рязанка Марина Жучкова прикована с 11 лет. Виной тому редкое и малоизученное заболевание — торсионная дистония (прогрессирующее и неизлечимое ослабление мышц). У Марины двигаются только руки, и то силы в них давно нет, И с самого детства она познала горькую правду жизни: инвалиды в Рязани — заложники четырёх стен.

Виной тому в первую очередь дороги. Да что дороги! Выехать из подъезда на улицу в инвалидной коляске — это уже экстрим.

Марина может прогуляться на свежем воздухе только летом. Зимой мешают не очищенные от снега дороги, по весне и осени — непролазная грязь.

Здоровый человек ещё может обойти колдобину на тротуаре или перелезть через сугроб, а коляска инвалида — нет. Не выдержит такого испытания хрупкое медицинское оборудование.

Живя в тихом районе у радиозавода, Марина на своей коляске может проехать только мимо нескольких домов — там, где ещё её мамой было сделано внушение дорожным рабочим: инвалиду нужны человеческие условия, то есть удобные съезды и низкие бордюры. А дальше начинается другая Рязань...

Въехать на тротуар Марина часто не в состоянии даже с двумя помощниками: мешают высокие бордюры — якобы защита от паркующихся где попало автомобилистов:

Это только отговорка, — вздыхает Марина. — Автомобили на высокий бордюр заезжают, а вот я на тротуар забраться не могу. Абсурд! Приходится ездить прямо по проезжей части. Повезло, что ближайшая ко мне оживлённая улица Есенина односторонняя. Так и еду по полосе для общественного транспорта. А ведь любая такая прогулка может плохо для меня закончиться. У меня была подружка по переписке из Прибалтики — Инара, тоже инвалид-колясочник. Она возвращалась из кино, когда пьяный водитель грузовика зацепил её коляску и протащил несколько метров. Инара скончалась в больнице, не приходя в сознание...

КОЛЯСКА ПРЕТКНОВЕНИЯ

Вторая, пока непреодолимая преграда для инвалидов — это непонимание окружающих. Каждый раз, сталкиваясь с незнакомыми людьми, Марине приходится доказывать, что она полноценный человек.

— У нас нет культуры общения с инвалидами, что уж говорить о взаимопонимании. А пошло это ещё с советских времён. В СССР инвалидов не было. Когда моя мама вывозила меня на коляске, многие оборачивались, смотрели на меня, как на чудо-юдо. Никто не знал, как с нами себя вести. Теперь нас стало больше. И всё равно люди не знают, как с нами нужно общаться.

То, что инвалиды тоже люди и у них те же права, что и у здоровых людей, Марине приходится доказывать почти ежедневно.

— Был у меня случай. Я постоянно ездила в супермаркет на своей коляске. Один охранник меня пропускал, а другой — нет, говорил, что без разрешения администратора я в коляске проехать не могу, вдруг что украду, — смеётся Марина. —А мне чужого не надо, по-другому воспитана. Обидно, конечно, что ставят такие глупые условия, но пришлось звонить администратору. Девушка меня выслушала, взяла время на раздумья, а потом перезвонила и сказала, что проблема решена: я могу приезжать в магазин в коляске в любое время.

Сложнее всего инвалиду-колясочнику реализовать своё право на труд. По рязанской статистике только 18% инвалидов трудоспособного возраста имеют работу. Остальные — это отнюдь не лентяи, просто многим работодателям сложно представить, что прикованный к коляске человек может быть хорошим работником.

Проходя врачебную комиссию, Марина постоянно просит медиков указывать, что она может выполнять надомную работу. Бессмысленное времяпрепровождение не её конёк, она с удовольствием работает диспетчером на телефоне и пока своих начальников не подводила. Правда, в последнее время конкуренцию ей стали создавать здоровые люди.

Раньше было просто найти надомную работу. Вот всю эту технику: компьютер, телевизор, радиотелефон — я купила на собственные, своим трудом заработанные деньги. А сейчас многие смекнули, что можно неплохо получать, сидя дома на телефоне. И для инвалидов осталось не так много мест, где можно трудиться. Хотя желание работать у нас есть...

ХОТЕЛИ КАК ЛУЧШЕ

Непонимание окружающих рождает и ещё одну преграду — бессмысленную помощь со стороны государства. Вот сидит Марина в старой коляске с проржавевшими местами спицами не потому, что ей не выделили положенное оборудование. Просто новая коляска ей не подошла: кресло оказалось маленьким и узким, и женщина, инвалид с детства, с искривлённым позвоночником, просто не может в него сесть. Естественно, что закупают такое оборудование люди здоровые, которым трудно даже представить, как будет больной человек проводить целый день в таком неудобном, узком кресле.

Социальное такси, появившееся недавно, также не прошло проверку жизнью. Оказалось, что у хорошего начинания слишком много подводных камней, так что колясочникам, как и раньше, проще остаться дома, чем выбраться куда-либо на бесплатном такси.

Вызвать такси я могу только за неделю, при этом нужно принести справку от врача, а значит, мне ещё и в поликлинике нужно показаться. А взять, к примеру, поликлинику № 4: попасть туда инвалиду трудно. Хоть на лестнице и установили рельсы, но подняться по ним самостоятельно может только сильный мужчина. Лучше бы сделали, как в Санкт-Петербурге: установили бы небольшой тариф на проезд в социальном такси, но устранили лишние проволочки.

Психологи говорят, чтобы понять ребёнка — опуститесь на колени. Чтобы понять инвалида — нужно самому сесть в коляску.

Я смотрю на новые дома с неудобными подъездами, на магазины, к которым ведут просто головокружительные лестницы. Такое чувство, что все те, кто строит эти здания, ремонтирует дороги, думают, что всегда будут молодыми и здоровыми. С чем нам приходится сталкиваться каждый день, они поймут, лишь оказавшись на нашем месте. Вот тогда и ощутят, что лестницы слишком высоки, а тротуары неудобны. Хотя люди порой сами себя не слышат, что уж говорить о том, чтобы услышать других...

ЯЗЫКОМ ЦИФР

В Рязани проживают 66 429 граждан, имеющих инвалидность, в том числе 1531 ребёнок-инвалид. Это 12,5% от всех горожан. Больше 500 человек прикованы к инвалидным коляскам.

Галина Смирнова

Газета «Панорама города», №2 (711) 2010.

Чтобы выйти на улицу, Марине нужна помощь двух подруг - Нади и Жанны
0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте