Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Рязанская губерния в 1812 году. Глава "Разбор иностранцев в 1812 г.".



Разбор иностранцев в 1812 г.

(Спасибо пользователю Мелединский за перевод главы в текстовый формат!)

По вступлении в пределы России, счастливый нелриятель брал один город за другим. Наша армия все отступала и отступала вгпуб страны. Так цветущие города обращались неприятелем в пепел, население бежало в леса и вглубь России... Не мудрено, поэтому, что такое счастие неприятеля могло быть приписано какой либо измене и прежде всего проживающим в России иностранцам, сообщавшим будто бы Наполеону о России сведения. Поэтому еще 2 июля 1812 года в лагере при Дриссе состоялось в целяхъ успокоения взволнованного населения ВЫСОЧАЙШЕЕ повелене об ивостранцах, коим определялось: 1) в губерниях оставить только тех иностранцев, в бпагонадежности которых принимали на себя ответственность губернаторы, 2) неблагонадѳжныхъ иностранцев выслать за границу морем, 3) тех же, которые своим разглашениями могли бы подать повод к невыгоднымъ для России последствиям, выслать во внутренние губернии.

Иностранные писатели упрекали гр. Растопчина в самовольных обидах и притеснениях, понесенных их соотечественниками 1).

Авторы статей юбилейного издания «1812 год и Русское Общество» обясняют издание такого повеления всецело влиянием гр. Растопчина, который старался всеми способами за-пугать ГОСУДАРЯ предстоящею опасностию от вторжения Наполеона и между прочим-представлением свободного права пребывания иностранцев в центре России, а во 2-х, чтобы этой высылкой подогреть и возбудить народный пыл и патриотическое рвение..... Для виду же граф Растопчин говорил, что высылает их затем, чтобы высылкой спасти самих иностран-цев от народной мести. Старые историки также обясняютъ появление такого распоряжения исключительно заботой о благополучии иностранцев, так как к ним население России чувствовало безотчетную ненависть. «Положение иностранцев в Москве тогда было, говорит Богданович, вѳсьма затруднительно. Народ, имея самое неопределенное понятее о разнородном составе Наполеоновых войск, полагал, что вся Европа ополчилась против русских и потому в каждом чужеземце мнил видеть врага, предателя, либо по крайней мере злорадствующаго России. Достаточно было произнести несколько иностранных слов, либо плохо говорить по-русски, чтобы возбудить против себя подозрение, и если это случалось с людьми мало известными в городе, то они подвергались всевозможным оскорблениям. Правительство в виду того всячески старалось оказать покровительство иностранцам» 2) и т. д.

____________
1) Богданович т. II, стр. 258.
2) Богданович, т. II, стр. 258.

«Народ возненавидел иностранцов и обижал их на улицах, равно как и тех, кто говорил на иностранных языках, а не по-русски. В Москве жило тогда 3.600 французов; правительство оказывало им возможную защиту. Где найдется земля, в которой такое число французов, бывших в городе, угрожаемом нашествием французской армии, могли бы жить, не только спокойно, но даже занимаясь торговлею и промымслами, пишет другой историк 1812 г.г. Михайловский-Данилевский1). Из них только 43 (по другим сведениям 65) человек, особенно замеченныхъ по дурному поведению и вредному образу мыслей, по выражению самого Растопчина самые «выборные канальи из каналий», были отправлены водою в Саратов 2), или в Макарьев 3). Но к этим мерам приступили не произвольно, добавляют оба историка, а на основании постановлений, составленных в министерстве полиции и одобренных ГОСУДАРЕМ 4).

Любопытная картинка начерчена Л. Н. Толстым в его романе «Война и Мир» об экзекуции у Лобного места на Болотной площади двух французов, обвиняѳмых в шпионстве. Повидимому экзекуция эта собрала целую топпу. Тут были чиновники, мещане, купцы, мужики, женщины в салопах и шубках жадно сосредоточенно углубившись в то, что проис-ходило на Лобномъ месте. Судя по этой сцене -в толпе вовсе не наблюдалось какой то особой ненависти к иностранцам.

Но как бы историки разноречиво не говорили по данному вопросу-остается общим мнением и самым правдоподобным, что в тревожной атмосфере переживаемого Россией политического момента проживающих по губерниям иностранцев могли заподозрит в сочувствии к Наполеону и в шпионстве и по-этому подвергали целому роду ограничений, стеснений и высылке в окраинные губернии.

Такой взгляд имел за собою основание еще в том обстоятельстве, что с конца апреля, в виду предстоящих военных действий, решено было даже русским, отправляющимся за границу, паспортов в Петербурге не выдавать, но снабжать их только, по исполнении ими обыкновенных обрядов, видами до границы, где и обязаны они относиться к военным начальникам. 28 мая заслушан был доклад министра полиции, утвержденный Государем чтобы «российским подданным без особого Высочайшего повеления «паспортов за границу не выдавать».
_________________
1) А. И. Михайловский-Данилевский: полн. собр. соч. т. IV, стр. 482.
2) Там же стр. 482.
3) Богданович т. II стр. 258.
4) Мих.-Дан. стр. 482. Богданович стр. 258.

Иностранцам находящимся в пределах империи, согласно постановлению от 28 мая, разрешен был безпрепятственный выездъ только через Ригу и Ревель, при чем паспорта выдавались только тем из них, «кои желают ехать заграницу без возврата., 1). Но так как иностранцы, не смотря на запрещение, продолжали приезжать в Россию, то и было сделано распоряжение: «приезжающих ино-странцев неприязненных наций вовсе не пропускать, обявив им, чтобы они возвратились и предварив, что если не отправятся обратно, то будут высланы в дальние города»2).

В Рязани получены предложения « о разборе иностранцев» Рязанским гражданским губернатором 9 июля 1812 г. от министерства Юстиции и директором народных училищъ от совета Московского университета с копиями бумаг попечителя округа П. И. Кутузова и министра народного просвещения Кн. А. Н. Голицына.

Министр юстиции 9 июля 1812 г. за № 3679 писал Рязанскому гражданскому губернатору:
«Г. главнокомандующий в С-Петербурге сообщил ВЫСОЧАЙШЕЕ повеление, обявпенноее ему г. министром полиции, чтобы сделан был разбор всем вообще иностранцам, находящимся в Российской Империи.
Из них ВЫСОЧАЙШЕ повелено оставить в России тех только, в благонадежности коих начальники губерний совершенно уверены, и приемлют на себя ответственность в том, что они ни внушеніями личными, ни переписками, или другими какими сношениями не могут подавать повода к какому либо нарушению спокойствия, или к совращению с пути порядка Российских верноподанных; о каковых иностранцах прислать министерству полиции немедленно списки; между тем о тех из них, кои находятся в службе нашей, взять свидетельства от их начальств в тех же отношениях, кои выше в сей статье обозначены.
Всехъ тех иностранцев, кои окажутся неблагонадежными и сомнение наводящими, выслать за-границу.
Тех же из них, коих высылка сочтется по усмотрению начальника губернии не вместной к уважению, что они разглашениями своими в иностранных государствах известных им внутренних наших попожений и обстоятельств, могут подать повод к неблагоприятным или вредным до России последствиям, выслать в разные Российские города по усмотрению г. главнокомандующего в здешней столице.
______________
1) Отеч. война и Русское Общ. т. V, стр. 8.
2) Там же, стр. 8.

Министр юстиции Иван Иванович Дмитриев просил губѳрнатора доставить список об иностранцах, служащих в ведении министерства юстиции, с указанием в нем
а) имени и прозвища
б) какой нации
в) какого состояния
г) имеет ли собственный дом
д) с какого времени находится в России
е) приемлет ли за него начальство ответственность
ж) назначение к выезду за границу

з) назначенее к отправлению в другие губернии.1).

Во исполнение этого распоряжения Рязанский гражданский губернатор Бухарин 27/31июля предписал всем городничим, земским судам и исправникамъ 2) доставить ему сведения о всех проживающих во вверенных им районах иностранцах.

Губернатор писал: « в следствие имянного ВЫСОЧАЙШАГО ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА повеления, начав делать разбор всем иностранцам во вверенной мне губернии находящимся, я предписываю (земскому суду, городничему или исправнику), по получении сего тотчас выслать ко мне всех иностранцев в № уезде жительствующих кроме находящихся в службе Его ВЕЛИЧЕСТВА с видами их или аттестатами, а между тем имеетъ суд (городничий или исправник ) доставить мне с первою, и непременно со второю почтою достоверное сведение: каких именно наций находятся в ведомстве онаго иностранцы, неисключая и в службе состоящих, при каких они состоят должностях или занятиях, имют ли при себе семейства, кого имѳнно? имеют ли свои собственныя дома каменныя или деревянные? с какого времени находятся они в России и притом какого состоят исповедания?»

______________
1) Наряд мин. бумаг по Ряз. губ. правл. 1812 г.
2) По исх. реестр. канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. №№ 4426-4444.
3) Бумаги такого содержания сохранились в архиве Ряжскаго земского суда от 27 июля 1812 г. за № 4432.

Но мне кажется, что эти распоряжения об иностранцах вылились в указанную форму не сразу. За иностранцами в России следили и ранее. По входящим и исходящим реестрам канцелярии губернатора и ранее встречается в 1812 году переписка, из коей видно, что за передвижением иностранцев зорко следили. Так напр. по исх. реестру 4 Мая 1812 г. под № 261-4 значится переписка с Спасским земским судом о доставлении сведений о билете для иностранца Бороке 1). Рязанскому гражданскому губернатору было сообщено главнокомандующим в Москве 2 июна о данном им для проезда в Рязань французскому подданному Мунаретти билѳте 2). Мун-ретти остановился в Рязани, о чем губернатор 7 июня дал знать полицмейстру 3)

Под 30 июня входящего реестра имеем уведомление главнокомандующаго же о выданном билете английской подданной Сарре Раундине на проезд в Рязань 4). 7 июля, как известно дан билет в Москве английскому подданному Девиньеру 5), но 4 августа главнокомандующий Москвы уведомил, что Девиньер не пжелал отправиться Рязань по встретившимся препятствиям 6).

А затемъ уже 21 июля 1812 года получено Рязанским губернатором приведенное нами выше предложение министра юстиции об учинении разбора иностранцам в Рязанской гу-берніи 7). А через неделю, после этого, а именно 23 июля в Рязани получено предписание министра полиции по секре-ной части тоже о разборе иностранцѳв. 8). По содержанию пред-писани тоже, что и министра юстиции.

Уже теперь, можно сказать, на законном основании, от главнокомандующего в Москве поступили извещения о выданных билетах на проезд в Рязанскую губернию французскому подданному Балке 9), от Астраханскаго губернатора -об отправляющемся иностранце Бурдиате 10) и что этот Буриат сделался болен 11) 25 Августа Тамбовский губернатор сообщал о проезде иностранца Федора Диперома 12).

______________
1) По исх. реестр. канц. рязан. губ. 1812 г. № 2644.
2) По вх. р. поступ. к Рязан. губ. бумаг от министров и др. лиц № 329.
3) по исх. реестру канц. Ряз губ. 1812 г. № 3294.
4) Там же, № 391. Рязан. губ. в свою очередь сообшил о Раундине Рязанскому полицм. По исх. реестр. канц. Ряз. губ. 1812 г. № 3984.
5) Там же, № 399.
6) По вх. реест. минист. бумаг, поступ. к Рязан. губ. № 462.
7) По вх. реестр. минист. бум., поступ. к Рязан. губ. 1812 г. № 426.
8) Там же, № 436.
9) Там же, 28 июля 1812 г. № 448.
10) Там же, 16 авг. 1812 г. № 487. При чем только 27 июля 1812 г. Бурдииат проследовал через Рязань в Астрахань.
11) Там же, сообщ. Тамбовск. губерн. № 461.
12) Там же, № 612.

Благодаря производящемуся разбору иностранцев стало известно, что в Сентябре месяце с билетами главнокомандующего в Москве проследовали через Рязанскую губернию французская подданная Пелагея Габриель 1) иностранец Карл Рау 2), баденский подданный Франц Николь 3), французская подданная Мария Мильвель 4), иностранец Иоган Еверинг 5).

Кроме этого, вследствее предложения министерства полиции и министра юстиции возникла переписка по разбору иностранцев в Рязанской губернии. 8 июля предлагалось Рязанскому исправнику выслать в Рязань называющагося из французов коллежского регистратора Лебера, проживавшаго в вотчине г. Ашаниной.6) Но сам губернатор своею властью, очевидно, не считал возможным окончательно разрешить вопрос о Лебере и поэтому 18 июля вошел с представлением по этому вопросу к С.-Петербургскому гражданскому губернатору 7).

13 июля был высланъ в Рязань иностранец Кеер 8) и о нем губернатор донес по секрету министру полиціи 9). Какая даленейшая была судьба его из переписки неизвестно.

25 июля рязанским губернатором выдан билет для проживания в с. Бренном Пронского уезда Гунзену 10).

Этого же числа губернатором затребованы сведения о проживающих во вверенных округах иностранцах от городничих и земских судов Рязанской губернии11). А. с 3 августа стали получаться сведения об иностранцах, проживающих в Рязанскои губернии. За 3-е августа значатся по входящему реестру канцеляии Рязанского губернатора рапорта городничих Раненбургского12), Скопинского 13), Ряжского 14), Зарайского 15) и Пронского 16) и Егорьевского земсоаго суда 17), из них Раненбургский, Скопинский и Ряжский городничие и Егорьевский земский суд уведомили, что иностранцев в районе их ведения не проживает. Зарайский и Пронский городничие представили списки проживающих иностранцев, — но содержание этих списков не-известно.

_________________
1) По вх. реестр. канц. Ряз. губ. 1 Сент. 1812 г. № 519.
2) Там же, № 520.
3) Там же, № 421.
4) Там же, 18 Сент. 1812 г. № 532.
5) Там же, за 8 Декабря № 656.
6) По исх. реестр. канц. Рязан. губ. 8 Июля 1812 г. № 4216.
7) Пе исх, р. канц. Рязан. губ. 1812 г. 18 іюля, № 4310.
8) По исх. реест. канц. Рязан. губ. 1812 г. 18 іюля, № 4225.
9) Там же, № 4304. В этом донесении иностранец по фамиліи назван Креер.
10) Там же, 24 июля № 4462.
11) Там же, №» 4394-4397, 4426-4444.
12) По вход. реестру канц. Рязан. губ. 1812 г. № 3741.
13) Там же, № 3742.
14) Там же, № 3743.
15) Там же, №3745.;
16) Там же, Л 3746.
17) Там же, № 3744.

О неоказавшихся иностранцах уведомил 7 августа Спасский 1) и Сапожковский 2 и 11 августа -Данковский 3) городничие. Раненбургский земский суд 11 августа представил спи-сок проживающих в уезде иностранцев 4) Опять сколько проживало в уезде иностранцев, у кого и чемъ они занима-ись неизвестно, так как самых списков нѳ сохранилось.

Одно только можно сказать, что если между ними были подозрительные, то пошады ожидать они себе не должны. Иностранѳц Бурдиан, о котором Тамбовский губернатор изве-щал, что он болен, в Сентбре месяце все таки угодил в Астрахань 5). Туда же через Тамбов как доносил полковник Куликовский отправленъ иностранец Диебель 6).

Но так как много иностранцев находилось в ведении губернского директора училищ, на службе по министерству народного просвещения, то, по получении предложения о разборе иностранцев, Рязанский губернатор предложил директору Рязанской гимназии сообщить ему о находяшихся под его ведением иностранцев 7).

В августе месяце был самый разгар дела по разбору иностранцев. У нас по Рязанской губернии выданы билеты 7 августа за № 4744 иностранцу Шефферу для жительства в с. Боршевке Раненбургского уезда 8) и Ивану Вейс - для проживания в с. Кривском Сапожковского уезда 9)

8 августа Рязанским губернатором дан был билет француженке Даржанс для проезда в Москву 10). 10 августа для следования туда же четыремъ лицам: французскому подданному Лудовику Гюйе 11),

____________
1) Там же, № 3797.
2) Там же, № 3798.
3) Там же, № 3846.
4) Там же, № 3849.
5) Там же, №4131. Донесение Тамбовского внутрен. горнизонного батальона.
6) Там же, № 4366.
7) По исх. реестру канц. губ. за 1812 г. № 4744.
8) Там же, № 4746.
9) По исх. реестру канц. Ряз. гражд. губ. 1812 г. .№ 4382.
10), Там же, № 4775.
11) Там же, № 4820.

Саксонскому подданному Сигизмунду Кейле 1) Тирольскому уроженцу Иосифу Котенбергеру (в Тулу) 2) и Московскому цеховому Шмит.у для лроезда в д. Ивановку Данковскаго уезда 3).

13 августа губернатором выдан билет французу Отикс для жительства в с. Курбатове 4), а Егорьевскому городничему предложено немедленно выслать иностранца Сосье б).

Но директоръ училища еще ранее, а именно 21 июля получил предложение о разборе иностранцев от Совета Императорского Московского университета, при коем член Совета Матвей Гаврилов препроводил ему копии с предложения управляющего министерством народного просвещения, попечителя округа и формы, по которым должен быть сделан раз-бор о всех вообще иностранцах как в столицах и губернских городах, так и в прочих местах Российской Империи 6).

___________
1) Там же, № 4821.
2) Там же, № 4861.
3) Там же, № 4862.
4) Там же, № 4953.
5) Там же, № 4968.
6) Ряз. истор. арх. Дело Рязан. гпмназии по описи № 49 по предписанию Совета Императорского Московского университета об иностранцах живущих в России. Отнош. Совета университета от 19 июля 1812 г. № 652. При нем приложено в копии 1) предложение министра народ. просвещения кн. Н. А. Голицина от 8 июля за № 2487 к попечителю Москов. учебнаго округа следующ. содержанія: Милостивый Государь мой, Павел Иванович, Управпяющий министерством полиции, г-н генерал от-инфантерии Вязьмитинов сообщил мне ВЫСОЧАЙШЕЕ Его ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА повеление, что-бы о всех вообще иностранцах, как в столицах и губернских городах, так и в прочих местах Российской Империи находящихся, сделать следующий разбор:
1) Из иностранцев оставить в каждой губѳрнии тех только, в благонадежности коих начальник оной совершенно уверен и приемлет на себя точную ответственность в том, что они ни внушениями личными, ни переписками и другими какими сношениями не могут подавать повода к нарушению спокойствия или к сокращению с пути порядка российских верноподданных, каковых иностранцев прислать министерству полиции немедленно списки; между-тем, о тех из них, кои находятся на службе нашей, взять свидетельства от их началь-ства в тех же отношениях, кои выше в сей статье означѳны, и свидетѳльства сии равномерно доставить министерству полиции, с замечаниями начальников губерний.
2) Всех техъ иностранцев, кои окажутся неблагонадежными и сомнение наводящими, выслать за границу.
3) Тех же из них, коих высылка сочтется по усмотрению начальников губерний невместною по уважению, что они разглашениями своими в иностранных государствах известных им внутрѳнних наших положений и обстоятельств могутъ подать к неблагоприятным или вредным для России последствиям, выслать их в разные российскее города по усмотению министерства полиции.
При том, ГОСУДАРЮ ИМПЕРАТОРУ благоугодно, чтобы мера сия, по обстоятельствам только нужная, приведена была в действо со всевозможной поспешностью. Вследствие чего покорно прошу Ваше П ревосходительство, на основании выше изложенной ВЫСОЧАЙШЕЙ воли, немедленно по всему ведомству управления Московского университета учинить разбор иностранцам, с объяснением о каждом по прилагаемой у сего форме включая в то число содержателей частных пансионов и находящихся при оных гувенеров и учителей. Если училищный начальник не примет на себя за какого либо иностранца ответственность, то в. графе о сем отмечает, какого он доныне был поведения и что за будущие поступки его неручается. Составленные в каждой губѳрнии директорами училищ по форме списки представляются от них начальникам губернии которые на основании вышиеозначенного ВЫСОЧАЙШЕГО ПОВЕЛЕНИЯ, сделав свои замечания на списках, возвращают оные директорам для доставлиния по порядку министѳрству просвещения, которые уже отсылать будут списки сии к министѳрству иолиции; в прочем о тех иностранцах, коих местные училищные началь-ства находять сомнительными, имеют они тот-час уведомить начальников губерний.
Р. S. Иностранцы, присягнувшие прежде на подданство России, не подлежатъ разбору».
2) Предложение попечителя Московского округа Павла Ивановича Кутузова от 16 июля 1812 г. за № 615 следующего содержанія:.,
«Превровождая при сем в копии отношение ко мне управляющего министерством просвещинея, тайного советника князя Александра Николаѳвича Голицына, с прописанием ВЫСОЧАЙШЕГО Его ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА повеления, что-бы о всех вообще иностранцах, как в столицах и губернских городах, так и в прочих местах Российской Империи находящихся, сделать разбор, каковой полиция должна распространить на все места и лица, кроме учебных заведений о коих опре-деляемый разбор поручается особенно начальникам оных заведений, и как в том ВЫСОЧАЙШЕМ повелении изъяснено, что-бы сия мера, по обстоятельствам только нужная, приведена была в действо со всевозможною поспешностью, то я предлагаю Совету удобнейшие к точному исполнению ВЫСОЧАЙШЕЙ воли распоряжения, состоящие в следующем:
1) Разбор о господах профессорах и адъюнктах в универсптете служащих, предоставляю я самому себе, равно как и сношения с губернским начальством, коему от меня доставлен будет общий список, форму которого у сего прилагаю для составления онаго со стороны Совета, как о прочих иностранцах в университете служащих, так и для доставления мне потребных сведений о господах иностранных профессорах. . 2) О всех прочих иностранцах как по учебной, так и по экономической части служащих в самом университете, в его гимназии, в благородном пансионе и во всех заведениях, здесь в Москве ему подведомственных, да благоволит Совет воити с величайшим вниманием в разбор по предначертанным правилам быть имеющий. 3) Список и свидетельство по предложѳнной форме да благоволит Совет доставить немедлѳнно ко мне для препровождения к губернскому начальству. 4) Об иностранцах, находящихся в губернских гимназиях, в училищах: уездных, частных, приходских, в пансионах, да благоволит Совет предписать циркулярно всем дирѳкторам училищ Московского учѳбного округа, препроводя к каждому из них копию с вышеупомянутого управляющего министерством отношения, чтобы они немедленно приступили к исполнению сей ВЫСОЧАЙШЕЙ ВОЛИ, соображаясь предначертанным правилам и в самоскорейшем времени доставили бы в Совет требуемые сведения и списки. 5) Как скоро оные в Совет. дрставлены будут, то и представить их ко мне все вкупе; относительно же тех бумаг, кои по сему предмету составлены будут по Московской губернии и по самому городу, то оныя представить ко мне в самоскорейшем времени, отнюдь не ожидая из прочих губерний сведений, ибо по известным мне обстоятельствам нужно, что-бы паче всего о иностранцах, в Москве находя-щихся, сведения елико возможно скоро собраны и доставлены были. 6) На основании сего ВЫСОЧАИШЕГО повеления из предначертанных в оных правил явствуѳт, что яасвидетельствование о господах профессорах, яко о вышних унивѳрситета чиновниках, должно быть сделано самим мною, равно как и ответственность за них на мне же возлежать будет, а потому самому засвидетельствование о прочих чиновниках и ответственность за них от господина ректора университета и от директоров училищ представлены быть должествуют.
В прочем, кроме всего вышеписанного уверен, я что Совет не оставит принять благоразумнейшие меры к исполнению во всею точности ВЫСОЧАЙШЕЙ воли, со всею осторожностью и проницанием, каковы свойственны и приличны сословию на столь верных сынов отечества состоящему, через что поддержит оно то лестное доверие и доброе мнение, каковые ИМПЕРАТОРСКИЙ Московский унивесритет имел счастие заслужить от ГОСУДАРЯ и отечѳства. Я же с моей стороны уверен, что при таковом случае любовь к ГОСУДАРЮ и отечеству, беспредельная к ним преданность, пламенное усердие более нежели когда нибудь во всех членах университета вящше обнаружатся и тем усугубят чрез многие годы приобретенные верность, честь и славу».
(Документы эти напечатаны такжѳ в ст. С. Д. Яхонтова: 1812 год в Рязанской губернии стр. 34-38).

Поэтому Директор гимназии и народных училищ Рязанскои губернии Михаил Иванович Клечановский, собрав сведения об иностранцах в его ведомстве находящихся, просил губернатора дать о поименнованных в особом списке иностранцах свои замечания. Клечановский писал 22 июля 1812 г. губернатору Ивану Яковлевичу Бухарину:

«Совет Императорского Московского Университета предписывает мне, сделать разбор об иностранцах в ведомстве здешней гимназии находящихся и, составив об них по прис-ланной ко мне форме список, представить оный вашему превосходительству с тем, дабы вы, милостивый государь, сделав на основании Высочайшего повеления свои замечания на сем списке возвратив оный мне обратно для доставления по порядку министерству просвещения.
Вследствии такового предписания, честь имею препроводить у сего к Вашему Превосходительству составленный мною список обо всех иностранцах и иностранках, в ведомстве Рязанской губернии состоящих, прося покорнейше Ваше Превосходительство возвратить ко мне оный без замедления для дальнейшего исполнения. При сем я долгом поставляю себе Вашему Превосходительству особенно обяснить, что показанный мною в спискн иностранец французской нации Иосиф Жоли кажется мне, по дошедшим до меня слухам, очень сомнительным».

В Рязанской губернии по ведомству министерства народного просвещения директором Клечановским было внесено в составленный список только 6 иностранцѳв, а имѳнно:

Список иностранцам в ведении дирекции Рязанской гимназии состоящих.

Особенно любопытна отметка директора Клечановского относительно смотрителя Рязанского уездного училища Иосифа Жоли, проживавшего в России с 3 июля 1769 года т. е. более 40 лет и более 10 лет в Рязани. Этот человек французской нации, аттестовавный характера ветренного и неосновательного, склонного к болтливости и навлекавшего на себя подозрение, был сам начальником учебного заведения (уездного училища, а за тем и приходского). Под ведением своим в обоих учебных заведениях Жоли имел 5 человек преподавателей, и поэтому также имевший возможность аттес-товать их директору гимназии. Чтобы занять должность смотрителя уездного училища в губернском городе, ему было нужно зарекомѳндовать себя по службе с хорошей стороны. Но вот и этот человек, в 1812 году, в виду особых чрезвычайиых обстоятельств времени, оговорен подозрительным и вынужден был ломать свою карьеру и на старости лет отправиться в ссылку.

На основаниии такой аттестации непосредственного начальника, директора гимназии, Рязанскому губернатору ничего не оставалось как дать о Жоли тоже неблагоприятное заключение. Он и дает его.

Рязанский Губернатор на запрос Клечановского пишет: «Милостивый государь мой, Михаил Иванович! Обращая у сего доставленный вами ко мне список об иностранцах, находящихся в ведомстве здешней гимназии, имею честь вам, милостивый государь мой, ответствовать с таким моим замечанием, что Иван Эрлих и Марья Гиммель, как не навлекающие на себя никакого подозрения, могут свободно про-живать в Рязани; а на счет Ивана Вейса и Евстафия де Маттэ нужно не только истребовать о времени прибытия их в Россию, но призвать сюда, в Рязань, дабы лично ознакомиться с их мыслями, — что же принадлежит до Иосифа Жоли, как давно уже проживающего в России и имеющаго об оной подробное сведение, высылать за границу по мнению моему не должно, а испросить позволения начальства отправить его на жи-тельство в Астраханъ».

Из дальнейшего делопроизводства не видно, как были испытываемы в образе мыслей иностранцы Вейс, содержавший пансион в с. Кривском Сапожковского уезда и Евстафий де-Маттэ, содержатель пансиона в Раненбурге. Несомненно в Рязань они вызывались и лично. с образом их мыслей директор ознакомился. Нужно полагать, что образ их мыслей не внушал подозрения, так как по исходящему реестру канцелярии Рязанского губернатора никакой переписки о их высылке не значится.

Несомненно даже, что Иван Вейс оказался благонамеренным, так как ему губернатором 7 августа выдан билет на жительство в с. Кривском 1).

________________
1) Там же. Отношение Губернатора от 25 июля 1312 г. № 3389.
2) По исх. реестру канц. Рязан. гражд. губ. 1812 г. № 4745.

Судьба ветренного и легкомысленного смотрителя уездного училища Иосифа Жоли оказалась изменчивой.

По исходящему реестру канцелярии Рязанского губернатора за 31 августа 1812 года значатся посланными от него бумаги Тамбовскому 1) и Астраханскому 2) губернаторам о том, что иностранец коллежский регистратор Иосиф Жоли отправляется в Астрахань.

По входящему реестру канцелярии гражданского губернатора за 1 сентября значится поступившим рапорт командира Рязанского внутреннего батальона полковника Куликовского об отправлении иностранца Жоли в Астрахань 3). Значитъ Иосиф Жоли был отправлен в ссылку под военным конвоем.

С ним в компании отправлен по тому же пути иностранецъ Людвиг Виртембер 4).

Разбор иностранцев предложено было произвести и по духовному ведомству, где, конечно, нностранцы могли быть преподавателями только в семинарии. Указ св. синода «о доставлении об иностранцах, находящихся в ведомстве академических и семинарских правлений сведений воспоследовал 25 июля 1812 года. 2б-го же июля указ получен был преосвященным Феофилактом, архиепископом Рязанским, в то время бывшим синодальным членом, и 4 августа в Рязанской духовной консистории.

В духовном ведомстве вопрос о разборе иностранцев был поднятъ по представлению комиссии духовных училищ. Член этой комиссии тайный советник князь Голицын, сообщив в своем предложении сначала в списке отношение к нему от главнокомадующего в С. Петербурге, в коем прописаны Высочайшего повеления о разборе иностранцев 5), добавляет при этом «что Государю Императору благоугодно, чтобы мера сия по обстоятельствам толико нужные, приведена была в действо с возможною поспешностью.

_______________
1) По исх. реестру канц. Рязан. гражд. губ. № 6318.
2) Там же, № 5317.
3) По вход. реестру Рязан. гражд. губ. 1812 г. № 4123.
4) По исх. реестру 1812 г. под № 6374 значится выданным Виртембергу билет до Тамбова.
5) Помещены в начале главы.

По этому господин главнокомандующий, с приложением формы для составления общего списка всем иностранцам, просил на основании вышеизясненной Высочайшей воле приказать немедленно по всему духовному ведомству учинить разбор находящимся при разных должностях иностранцам, с обяснением о каждом по упомянутой форме, и списки таковых доставить к нѳму, для донесени Его Императорскому Величеству, и для учинения дальнейшего со стороны его, главнокомандующаго об оных распоряжения» «Вследствие сего, говорится далее в указе Синода, комнссия духовных училищ, приложив копи с означенной формы, представила Синоду об учинении надлежащего предписания преосвященным епархиальным архиереям, коих академии и семинарии остаются на прежнем положении, дабы они, если где есть иностранцы, в ведомстве академических и семинарских правлений находящиеся, немедленно доставили о них в Священный Синод с надписью на пакете: по комиссии духовных училищ списки по прилагаемой форме, для отсылки их к господину главнокомандующему в С.-Петербурге, с означением в сих списках, приемлют ли на себя местные начальства за оных иностранцев ответственность».

Согласно с представлением комиссии духовных училищ св.-Синод предписал: настоящим указом всем синодальным членам и прочим преосвященным епархиальным архиереям, коих академии и семинарии остаюся на прежнем попожении, дабы они на прописанном в представлении комиссии основании, о всех иностранцах, в ведомстве академических и семинарских правлений находящихся, списки, по вышеозначенной форме, доставили немедленно в Св.-Синод с надписью на пакете по комиссии духовных училищ 1).

Были ли иностранцы на службе по духовному ведомству в Рязанской епархии в 1812 году неизвестно, так как дел этого времени в архиве Рязанской духовной семинарии не сохранилось.

______________

1) Архив Рязъ. дух. консистории, книга указов Синода 1812 г. стр.

Рязанская губерния в 1812 году преимущественно с бытовой стороны. Материалы для истории Отечественной войны.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте