Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Независимость СМИ: иллюзии и реальность



Вернется ли Большой стиль?

Наверное, не будет преувеличением сказать, что стиль, т.е. содержание и форма материалов СМИ, зависят прежде всего от степени свободы прессы и от способности журналистов пользоваться этой свободой. Об этом хотелось бы поразмышлять.

Когда журналистика была властью

Ситуация, в которой ныне пребывают отечественные СМИ, характеризуется тем, что они находятся на этапе трудного перехода от административно-централизованной системы отношений к либеральному само­­управлению и саморегулированию.

Переходный период, о котором мы ведем речь, особенно благотворен тем, что излечивает от иллюзий. В их числе — независимость СМИ, или еще: СМИ — четвертая власть. Существует даже мнение, что ныне отечест­венные СМИ представляют собой вполне самостоятельную общест­­венную силу, которая во многом восполняет слабые по своему влиянию политические партии и управляет всем тем, что происходит ныне в обществе.

Если отнестись к претензиям наших СМИ на власть серьезно, то для отечественных СМИ они отчетливо проявились на двух этапах. Первый из них был связан с этапом перестройки (1986 -1991 г. г.), когда в обществе произошел переход от закрытого режима к гласности. Именно в это время пресса представляла главную оппозиционную силу и важнейший инструмент разрушения устоев советского общест­­­­­­венного устройства. Интересно, что в это же время отечественные СМИ имели все необходимые усло­­­вия для проявления своей самостоятельности и незави­­симости. Ни одна газета в те годы не была закрыта, и ни один главный редактор не был снят за свою оппозиционность к власти. Была, правда, одна робкая попытка М. Горбачева освободить от должности глав­­­ного редактора газеты «Аргу­­­мен­­­­ты и факты» Владислава Старкова, да и та закончилась капитуляцией Президента СССР. Выражением огромного авторитета прессы были невиданные, просто гигантские тиражи рос­­­­сийс­­­ких газет (очевидно, они уже никогда не будут подобными): «АиФ» — 33,5 млн. экземп­­­­­­ляров, «Комсомольская прав­­да» — 19 млн., «Труд» — 15 млн., «Известия» — 12, «Советская Россия» — 8млн. Это было время всеобщей популярности и влиятельности ведущих известных телевизион­­ных программ, таких, как «Взгляд» (Любимов, Листьев, Политковский…), «До и пос­­­ле полуночи» (Молчанов), ленин­­­­­г­­­радских «600 секунд» (Невзоров), «Пятое колесо» (Куркова). Почти все их созда­­тели вместе с главными редак­­­­торами ведущих газет и журналов на волне всеобщей популярности стали тогда народными депутатами пере­­ст­­роечных Верховных советов СССР и РСФСР.

Заслуживает внимания еще одна особенность общест­­­венного влияния средств мас­­­­совой информации на этом этапе отечественной истории. Во времена перестройки СМИ из средств обслуживания политической элиты — какими они были всегда и являются ныне, превратились в творцов ее формирования. Демократы первой волны Андрей Сахаров, Гавриил Попов, Юрий Афа­­­­насьев, Анатолий Собчак и др. своим политическим рождением в немалой степени обязаны СМИ. И совершенно не случайно именно в это время на волне огромного общественного авторитета СМИ родился ныне действующий закон Верховного совета СССР о СМИ, ставший визитной карточкой демократии постперестроечной России. Таким образом, следует при­­­­­­­­знать, СМИ в то время имели серьезные основания, чтобы именоваться четвертой вла­­­стью.

Купленая пресса

Второй — постсоветский — этап жизнедеятельности СМИ отличался тем, что рыночные отношения существенно изменили их положение и роль в обществе. Этот этап характеризовался полной сме­­­­ной хозяев отечественных СМИ, когда на смену партии и государству пришли хозяева в лице отдельных олигархов типа Березовского, Гусинского, Потанина и ведущих финансово-промышленных групп (Лукойл, ЮКОС, Газпром, РАО ЕЭС и др.), которые превратили редакции СМИ в свои информационные филиалы.

Отрицательные последствия такого информационного монополизма были очевидны. Они проявились в огромных, почти неограниченных возможностях идеологического и политического влия­­­­ния на общественное мнение. С этим непосредственно был связан и сдвиг российских СМИ в направлении откровенного манипу­­­­ли­­­­­рования общественным сознанием в интересах своих хозяев, когда обществу прямолинейно навязы­­вались тенденциозные объяснения происходящих в стране событий. Особенно отличилось в этом теле­­­видение. Свежи в памяти россиян откровенные и бесцеремонные выступления щедро оплаченных Бори­­сом Березовским наемных команд С. Доренко, М. Леонтьева, А. Невзорова. Их теледеяния надолго запомнятся как образцы журналистского вероломства и безнравственности.

Наиболее отчетливо это проявилось во время президентских выборов в 1996 году, которые проходили в условиях катастрофического падения авторитета и популярности Бориса Ельцина. Его рейтинг составлял тогда не более 12 %. Спасением стали СМИ. Выборы показали, что союз власти и прессы в условиях тотального и неограниченного (моралью и финансами) использования информационного и административного ресурса с применением всех возможных и невозможных политтехнологий позволяют достичь практически любых политических целей. Результаты тех выборов наглядно продемонстрировали огромные потенциальные возможности СМИ влиять на общественные процессы и наличие серьезных аргументов в своих претензиях на власть, даже если она — лишь четвертая.

Таким образом, и на первом, и втором этапах прошедшего двадцатилетия СМИ оказали решающее влияние на развитие общественных событий в России. Но если на первом этапе — в период перестройки — реформаторская роль СМИ в полной мере отражала гражданскую позицию журналистов, их стремление к свободе и независимости, то на втором этапе они преимущественно исполняли волю своих владельцев, социальный заказ медиаолигархии.

На поводке у государства

Важнейшей особенностью современного этапа является все большее возрастание управляющей, регулирующей роли государства в жизнедеятельности СМИ. Здравый смысл требует признать, что именно органы власти через свою информационную политику определяют сейчас «размеры поводка», в пределах которого разрешены независимость и самостоятельность СМИ. Этот же здравый смысл подсказывает, что взаимоотношения СМИ и власти не могут быть бесконфликтными и дружественными. И когда утверждают, что противоречия прессы с властью вовсе не обязательны, то в этом присутствует больше лукавства, чем истины. Оппозиция СМИ к тем, кто стоит у власти, не просто необходима, а неизбежна, ибо в основе ее лежит естественное и обязательное в любом демократическом обществе инакомыслие, и это инакомыслие может проявляться лишь находящимися в оппозиции, независимыми средствами массовой информации.

Взаимоотношения отечественных СМИ с органами государственной власти разных уровней на нынешнем этапе развития имеют свои особенности. По сути, сейчас в России решается вопрос, каким будет наше общество — демократическим или авторитарным. В это время независимость российских СМИ особенно важна. Более того, в условиях острой борьбы с коррупцией, теневым капиталом и олигархией, в напряженной экономической и социальной ситуации государственный информационный монополизм не может не представлять потенциальной опасности, ибо всякие либеральные рассуждения о разумном, гуманном, управляемом авторитаризме мало чего стоят. Тем более, что тоталитаризм привычен для значительной части населения, для которой порядок — всегда больший приоритет, чем свобода.

Происходящая ныне замена монополий медиаолигархии государст­венной информационной монополией тревожна потому, что интересы общества (граждан) и государства (власти) не однозначны, между ними нельзя ставить знак равенства. Всегда существует опасность, что за интересами государства могут стоять всего лишь интересы отдельных групп и кланов, приватизировавших государственную машину. Эпоха правления Ельцина представила для такого вывода весьма убедительные аргументы.

На пути к демократии именно пресса является ее защитником и гарантом, опорой инакомыслия и оппозиции по отношению к власти. В отличие от западной журналистики, где приоритет принадлежит информации, беспристрастному отражению событий и фактов, российская журналистика всегда отличалась стремлением к комментарию, анализу событий. От этого и различие в мотивациях журналистской деятельности: у первых — информирование представляет конечную цель журналистского труда, у вторых — оценка факта, авторское мнение обычно содержит рекомендации, а нередко и прямой призыв к радикальному решению той или иной социальной, политической проблемы.

Пагубная независимость

Анализ эволюции российских СМИ убеждает в том, что многие ее недуги проистекают из ее неспособностью выдержать испытание свободой. И дело здесь не только в отсутствии необходимого для этого иммунитета, а еще и в том, что у большинства служителей журналистики сложились неправильные представления о свободе и независимости СМИ. Наблюдения показывают, что подчас это весьма странная независимость — независимость преимущественно от читателя, зрителя, слушателя. Результат — кризис прессы, связанный с падением ее общественного авторитета и утратой доверия среди значительной части читателей, зрителей, слушателей. По данным Министерства печати Российской Федерации, всего лишь около 10% печатной прессы имеет относительную экономическую самостоятельность. Абсолютное же большинство газет и журналов нахо­­­дятся на оплате и довольствии государственной бюрократии, частных и акционерных владельцев.

Основные проблемы российской прессы возникли не только и не столько от дороговизны бумаги, полиграфии, обнищания россиян, их неспособности приобретать периодику, а в большей степени от потерь, которые произошли во взаимоотношениях с читателем. Произошло это оттого, что российс­кие СМИ в трудные годы перемен не выполнили своего общественного назначения — объективно информировать общество о том, что происходит в стране. Во время радикальных экономических реформ, разорительной приватизации пресса не только не оказалась на стороне обиженных и обездоленных граждан России, но не проявила даже сострадания, направив все усилия и влияние на защиту власть имущих. Пресса просто бросила своего читателя, зрителя, запродавшись новым хозяевам.

Данные социологических исследований свидетельствуют о том, что степень доверия россиян к СМИ ныне достигла критического предела: число тех, кто совсем не доверяет центральной прессе, среди населения составляет более 60%, а тех, кто вполне доверяет — не более 5%. К тому же около 70% читателей, зрителей настоятельно требуют ввести общественную цензуру, чтобы защитить себя и свои семьи от вероломства всесильных СМИ и, в особенности, — телевидения.

Независимость СМИ, свобода слова имеют ценность несомненную, но не абсолютную, и видеть в их общественном влиянии только позитивно-созидательные начала будет ошибочно и неосмотрительно. Независимость, свобода СМИ только тогда благотворны, созидательны, когда они пребывают в системе других ценностей и, прежде всего, моральных, в результате внутреннего осознания того, что можно, а чего нельзя и даже вредно для общего блага. Если же пресса ничем не ограничена (ни моралью, ни правом), то она вытаптывает и истребляет все вокруг и себя в том числе, напоминая в чем-то террориста-камикадзе.

В общественной жизни все процессы взаимосвязаны: быстрая смена хозяев СМИ, утрата доверия к прессе, продажность публикаций журналистов, заполнение газет заказными пиар-материалами — все это неизбежно ведет к отчуждению значительной части людей не только от СМИ, но и от власти в целом, и как результат — к невиданному снижению общественно-политической активности граждан. Лишь 4% россиян, по данным исследования ВЦИОМ, регулярно проявляют гражданскую активность и принимают участие в деятельности партий, общественных движений, а подавляющее большинство — 86 % населения, заявляют, что никакого участия в общественной жизни не принимают. Эти данные — отражение той реальности жизни, в которой ныне живет и действует отечественная пресса. Они логически приводят к выводу о том, что отлучение россиян от СМИ является одной из главных причин значительного снижения общественной активности населения, которое не доверяет власти и, в то же время, не имеет возможности использовать СМИ, чтобы влиять на общественное мнение и заявить о своих требованиях.

Владельцы СМИ и журналисты: неизбежный антагонизм

Самоуправление и саморегулирование отечественных СМИ на пути к независимости противоречиво. Эта противоречивость определяется взаимоотношениями бизнеса и журналистского творчества, владельцев СМИ и редакционных коллективов. Интересы журналистов, чья деятельность должна служить обществу, не всегда отвечают интересам владельца газеты, журнала, ибо для него, в конечном итоге, первична прибыль, которую приносит издание. Понимая, что телестудия, газета и журнал не могут существовать, если они не востребованы читателями и зрителями, владельцы СМИ побуждают журналистов удовлетворять самые неприхотливые и даже низменные вкусы аудитории, хотя такая информационная политика идет вразрез с интересами общества, порождает бездуховность, агрессивность, аморальность.

Различие в подходах между журналистским сообществом и владельцами СМИ отчетливо проявилось в рассмотрении предло­­жений к Закону о СМИ, внесен­­­­­ных в Государственную думу «Индуст­­­­риальным комитетом». Суть этих предложений сводится к законодательному признанию исключительных прав собственника — владельца СМИ в определении тематики издания, вмешательства в содержание творческого процесса и общественной позиции авторов. Мнение же Союза журналистов РФ состояло в том, что главное в назначении СМИ — служение общественному мнению, объективное отражение общественных процессов — не может быть исключительным правом собственника издания.

Стремление СМИ к самоуправлению и саморегулированию встречает мощное противодействие со стороны информационных монополий, владельцев прессы. Сила последних в том, что они тесно связаны с государством и при его покровительстве создают свои корпоративные союзы и объединения в виде «Медиа-Союза», «Книжного Союза», «Индустриального комитета», призванных лоббировать интересы владельцев печати.

Может ли здесь что-то измениться в ближайшие годы? Очевидно, нет. Консолидация журналистского про­­­­фес­­­сионального сообщества под эги­­­­­­дой Союза журналистов РФ, спо­­­соб­­­­­­ного стать организующим центром процесса самоуправления СМИ, невоз­­можна, ибо им противостоит могучий административный ресурс государства и огромный финансовый ресурс, ныне сосредоточенный в монополиях СМИ и, в особенности, в телевидении. Те, кто сегодня управляет российским телевидением (Эрнст, Добродеев, Сенкевич…), всесильны тем, что, с одной стороны, пользуются особым доверием и расположением высшей власти, а с другой — имеют в своем распоряжении огромные, исчисляемые сотнями миллионов долларов финансовые средства. Следует иметь в виду, что сегодня в рекламном финансовом обороте российских СМИ (по итогам 2007г.) находится около 7 миллиардов долларов, из коих большая часть, — не менее 50%, — сосредоточены в центральных московских телевизионных каналах.

Шоу вместо слова

Принципиальным в анализируемой проблеме является вопрос о цене независимости и общественной значимости СМИ в нынешнее время. В современных СМИ, в отличие от предшествующих этапов, цена слов, сказанных и написанных, значительно упала. Наблюдения показывают, что в нынешней России формируется весьма своеобразная демократия, заполненная множеством красивых слов и понятий: народовластие, инакомыслие, гражданское общество…, но не расположенная к каким-либо новым идеям и не нуждающаяся в них. Российское общество оказывается не восприимчивым и к каким-либо предложениям, оценкам, критическим выступлениям СМИ. В стране формируется ситуация активного, но неэффективного словопроизводства печати, радио, телевидения. Оборудованное по последнему слову компьютерных технологий, это информационное производство при умелом дирижировании власти сумело исключить самое актуальное для общества — открытые, публичные дискуссии в прессе по ключевым и острым вопросам современной рос­­­­сийской действительности. Все, о чем сегодня пишут и говорят СМИ, очень умело превращено в заурядное шоу Малахова, «Лолиты без комплексов» и им подобных умельцев… Складывается своеобразная журналистика, когда проявление самостоятельности СМИ на деле оказывается лишь игрой, забавой, зубоскальством чистой воды.

* * *

Каким выводом хотелось бы сопроводить наш анализ проблемы свободы и независимости СМИ? Наиболее радикальным направлением обретения СМИ своей самостоятельности и преодоления кризиса доверия общества должны стать принципиально иные, чем сейчас, взаимоотношения с читателем, зрителем, слушателем. Пресса свободна и независима лишь в той мере, в какой осознает и отражает интересы своего главного заказчика — читателя. Все остальное — лишь скрытое или открытое прислуживание тем, кто стоит у власти или владеет СМИ.

Михаил НЕНАШЕВ, профессор, доктор исторических наук, зав. кафедрой периодической печати Московского государственного университета печати

Журналист

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте