Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Разговор с главным



Универсальная газета - миф или реальность?

Об этом наш сегодняшний разговор с Евгенией Сорокиной - опытным журналистом, продолжающим осваивать новые сегменты профессии с неослабевающим интересом, главным редактором газеты «Рязанский дом».

- Евгения Юрьевна, как Вы думаете, можно сегодня сделать универсальную газету для всех? Или в условиях, когда рынок переполнен печатной продукцией, пришло время специализированных изданий - для руководителей, автолюбителей, торговцев недвижимостью или домохозяев, желающих обустроить свой дом и жизнь вокруг него? Ведь ваш "Рязанский дом" из числа таких изданий.

- Однозначно, газеты для всех быть не может. А мы именно по пути создания таких СМИ шли много лет. На Западе давно и продуктивно занимаются изучением восприятия текста, материала читателем. Там считается глубинным чтением газеты, если человек прочитал 16 процентов ее текста. "Нью-Йорк таймс", в которой около сотни страниц, никто не читает от корки до корки. Самое интересное, что мы, как показывает анализ, воспринимаем газетный текст точно так же - фрагментарно - снимок, заголовок, первый абзац, вынос...

А теперь вспомним большинство советских и значительную часть современных газет. Огромные кирпичи материалов, задавленные заголовки, очень плотный текст, скупые иллюстрации... Мы все ждем умного, думающего читателя, как нас когда-то учили в вузах. А читатель изменился, он черпает информацию из разных источников - от телевидения до Интернета. Он живет в другом ритме, другими интересами.

- И высший профессионализм в журналистике похож на аристократизм, который состоял в том, чтобы быть одинаково простым и понятным и слуге, и господину.

- Действительно, высшее проявление профессионализма в том, чтобы быть простым, понятным, доступным для большинства, но не примитивным. Обращаться к чувствам и повседневным заботам людей, к тому, что их волнует. Когда мы создавали свою газету, придумали такой слоган: "Газета для тех, кто хочет сделать жизнь лучше". Мы решили, что не будем критиковать помойки, а будем показывать лучшее, то, как меняется жизнь. Осенью мы публиковали репортаж о рязанских дворах, и сами удивлялись тому, что у нас в городе есть такие дворы - с альпийскими горками, фонтанчиками, качелями-каруселями. Но самое интересное - реакция людей на фотосъемку. Снимаем уютный двор, сделанный руками жильцов, без дополнительного финансирования, кстати. Рядом - типичная помойка. Жители соседнего безобразного двора возмущаются: что это вы здесь снимаете? Вы снимите, какое у нас безобразие... Я уверена, что одна из функций рекламной журналистики - учить жить лучше. Все-таки люди хотят жить комфортно, красиво. Среди моих знакомых люди с разным достатком и не всегда бедные живут убого. Мы же смотрим программу "Квартирный вопрос", где преображаются не квартиры повышенной комфортности, а обычные типовые. Это пример того, как сугубо рекламная программа учит изменять качество жизни.

- А можно вести разговор о культе питания, здоровом образе жизни, умении одеваться, отдыхать... Все это может входить в круг интересов рекламной, коммерческой журналистики.

- Мы привыкли считать, что все это недоступно, дорого. Но это не так. Мы просто не знаем, что могут предложить, например, нашему ребенку в качестве дополнительного образования и сколько это стоит. Разве недоступен сегодня бассейн? Или подводное плаванье, которым можно заниматься у нас в Рязани. Мы мало этим интересуемся в силу инертности, отсутствия привычки искать активные способы жизни.

- Мы настолько привыкли жить плохо, что вроде бы боимся, стесняемся жить хорошо. А у профессионалов совершенно отсутствует понятие прикладной журналистики, объясняющей, как пользоваться новыми бытовыми приборами, как готовить из незнакомых продуктов, какими свойствами обладают новые материалы.

- Прикладная журналистика, мне кажется, будет пользоваться все большим спросом у читателей. Вот сейчас очень распространена продажа бытовой техники в кредит. Мы мало об этом знаем. Что можно купить? В каких фирмах? Какие кредиты, на каких условиях дают банки? Как раз прикладная журналистика может и должна готовить такие материалы даже не коммерческого, а просветительского характера. Они полезны, позволяют людям расширить собственные возможности. Это очень важно, интересно, перспективно. Вовсе не обязательно высокомерно-снобистское отношение к такого рода журналистике.

- Но возникает другая, на мой взгляд, очень актуальная проблема: может ли журналист, который пишет рекламные материалы, заниматься публицистикой?

- Вопрос, что называется, на засыпку. У нас еще не завершилось разделение между аналитической журналистикой и пиаром, журналистикой факта и комментарием, которое на Западе существует совершенно четко. Там журналист, занимающийся публицистикой, не будет писать рекламу, ему этого никогда не предложат. У рекламной журналистики свои методы работы, этические нормы. У нас все перепутано. У нас репортер, рассказывая о факте, может навязывать читателю свою точку зрения, а телеведущий - заниматься рекламой товара или политической партии. В аналитике, интерпретации невероятно трудно остаться объективным. Выход заключается в том, чтобы четко дать понять, что высказываемые взгляды - это личное мнение автора, а также предоставлять место и для альтернативных точек зрения. В этом и заключается свобода слова. Мы же пока получили лишь свободу выбирать, где сказать свое слово. Поэтому изданий должно быть много и разных. У читателя, журналиста, рекламодателя должна сохраняться свобода выбора. Многоголосье и дает ощущение свободы слова. У нас же сегодня считается, что независима та пресса, которая не финансируется государством.

- Но в недавнем интервью президент международной федерации журнальной прессы Дональд Каммерфельд сказал, что единственная вещь, которая может быть хуже государственной монополии на СМИ, - это частная монополия на СМИ.

- И в той же Швеции, где мне довелось быть недавно, государственные субсидии получает каждая газета, даже учрежденная крупнейшей политической партией в стране. Считается, что это помогает журналистам и средствам массовой информации избегать финансовых проблем и действовать в интересах общества. Там принят запрет на наружную рекламу, ограничена реклама на ТВ. Вся реклама сосредоточена в газетах. Таким образом демонстрируется уважение к личности потребителя, которого реклама не должна раздражать, ему ничего не должно навязываться. Реклама не должна быть социально опасной. У нас же пока не определены приоритеты. Мы не определились с тем, какие ценности должны защищать. И потому, судя по дискуссиям вокруг закона о СМИ, нас ждут нелегкие времена.

- Провинциальная пресса может просто рухнуть без господдержки, уступив рекламный рынок медиагигантам.

Таким образом, разговор о роли и месте российской прессы сегодня не сводится только к доходам и прибылям. Он сводится к извечному вопросу о том, как достичь равновесия между прессой как средством зарабатывания денег, и прессой - оплотом свободы, о том, как помешать частным монополистам навязывать свои взгляды публике. Но поиск ответа на эти вопросы даже в устоявшихся демократиях остается бесконечным процессом. Удивительны ли наши российские блуждания в поисках истины?

2004

Ирина Сизова.

Полный текст статьи: Рязанские ведомости

0
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте