Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Разговор с главным



Сегодняшний гость рубрики –– директор телеканала «РЕН ТВ – Рязань – Сергей Кузнецов.

Результаты его труда каждый день видят и оценивают десятки тысяч рязанцев. Но окончательный выбор профессии для этого человека был скорее делом случая, нежели осознанной необходимостью. Несмотря на как минимум десятичасовой рабочий день, наш герой находит время на самые разнообразные увлечения.

Импровизатор в эфире и на кухне

– Сергей, кем Вы мечтали стать в детстве? Предвижу, что не журналистом, так как в начале 80-х наше ремесло не было овеяно ореолом романтики.

– Я помню свое первое интервью, которое у меня взяла учительница начальных классов Нина Сергеевна Артемова. Она спрашивала каждого, кем ты хочешь быть, и записывала ответы на катушечный магнитофон. Я ответил, как большинство одноклассников: «Как папа». Отец в то время работал токарем на заводе «Эластик» в поселке Лесной. Потом я мечтал стать лыжником, но распрощался с этой идеей в восьмом классе. Следующий ориентир – профессия спортивного врача. Я не пропускал практически ни одной трансляции Олимпийских игр и крупных международных соревнований. Мне привлекало то, что доктора ездят со своими сборными по всему миру. Чтобы овладеть этой профессией, нужно было окончить институт, который находился в эстонском городе Тарту.

– Но Вы получили высшее образование отнюдь не в Прибалтике.

– Когда настало время поступать в вуз, вслед за друзьями я пошел в радиоинститут, успешно сдал вступительные экзамены и стал студентом факультета автоматики. Мне довелось учиться с очень интересными людьми. Мы до сих пор поддерживаем связь и каждый год 7 мая встречаемся, вспоминаем старые добрые времена и от души веселимся.

– Каким же образом дипломированный инженер попал на телевидение?

– Мой институтский друг Андрей Никитин очень увлекался театром, имел немало знакомых на телевидении. В 1995 году он привел меня к Олегу Федорову. Тогда он был режиссером службы новостей на телерадиокомпании «Ока». В эти же дни я познакомился с Ниной Алешиной. Это был год 900-летия Рязани, и «Оке» были нужны журналисты, в том числе для освещения событий, связанных с круглой датой.

– Помните, когда вышел Ваш первый сюжет?

– В эфире я дебютировал 26 октября 1995 года. А 17 апреля 1996 года уже вел выпуски новостей. По сути, после радиоинститута все записи в трудовой книжке были связаны с телевидением.

– Насколько я понимаю, Ваши родители не коренные рязанцы и к журналистике отношения не имели?

– Я родился в поселке Лесной Шиловского района, родители трудились на секретном тогда предприятии – заводе «Эластик». Мама работал поваром, папа, как я уже сказал, токарем. Простая рабочая семья.

– Мамина профессия оказала какое-нибудь влияние на Ваши кулинарные способности?

– Я никогда не умел готовить, но в последние годы, особенно после тридцати, я почувствовал в себе эту потребность. Тем более что у меня дома достаточно часто бывают гости.

– Чем же любит потчевать своих друзей и знакомых рязанский телебосс?

– Это зависит от того, что есть в кухонном шкафу или в холодильнике. Есть макароны – с удовольствием сделаю пасту, есть мясо или рыба – пожарю их и дополню композицию каким-нибудь гарниром.

– То есть Вы любите импровизировать не только в эфире, но и на кухне…

– Я люблю осваивать новые блюда. Когда посещаю хороший ресторан и заказываю салат, всегда уточняю, какие туда входят ингредиенты, и потом пытаюсь приготовить его в домашних условиях.

– Ну и как вкус, сопоставим с оригиналом?

– Надеюсь, что да. Некоторые мои друзья также любят готовить. Так, известный деятель рязанского шоубизнеса Денис Никитин здорово делает суши. Причем гораздо лучше, чем в японских ресторанах. Сам я готовить суши пока не пробовал.

20 человек в одной «малосемейке»

– Наверняка поварская страсть пробудилась в Вас после улучшения жилищных условий. Как вообще происходила квартирная эволюция Сергея Кузнецова?

– Я долгое время жил у тети в Песочне, особой стесненности не было, но с возрастом приходило осознание, что нужно обзаводиться отдельным жильем. Первой квартирой стала крошечная «малосемейка» на первом этаже. Отлично помню, что мы здорово отмечали там праздники, удивляясь, как на той мизерной площади собиралось по двадцать человек. Полноценное собственное жилье появилось у меня лишь три года назад.

– Что оно из себя представляет?

– Это однокомнатная квартира площадью 51 метр на улице Татарской. Я приобрел ее с помощью ипотечного кредита.

– Вы молодой, энергичный человек, и наверняка не намерены останавливаться на достигнутом. Я имею в виду планы по расширению жилплощади.

– Если приобретать новую недвижимость, то я, скорее, остановил бы свой выбор на загородном доме. Многие не верят, но вообще-то я деревенский человек. До семи лет жил у бабушки в селе Заполье Шиловского района. У нас там справный деревенский дом. В свободное время я достаточно часто езжу за город. Там ухожу от всяких суетных мыслей, читаю книги. В этом году сажал деревья: абрикосы и вишни, приводил в порядок лужайку. Для этого купил массу садового инвентаря. В свое время вашего покорного слугу заразил этой страстью Виктор Шарапов, известный парикмахер и мой давний приятель.

– Если так пойдет дальше, то Вы вполне можете создать рязанскую версию программы «Растительная жизнь». Поездка в деревню для искушенного в городской жизни журналиста – это один из главных способов снятия стресса?

– Пожалуй, Вы правы. Многие мои друзья: Станислав Ларионов, Денис Червонцев, Алексей Фролов, Роман Волошин тесно связаны с различными масс-медиа. Когда мы встречаемся, очень часто говорим о работе. Поэтому загородные поездки – один из лучших способов вырваться из напряженных будней. Вы не представляете, как здорово истопить баньку и попариться в компании простых деревенских мужиков!

– То есть на просмотр телепрограмм и чтение книг найти время не получается?

– Это сделать сложно, но необходимо. Для телевизионного человека основные встречи начинаются с 10 утра и заканчиваются в 8 вечера. За день перерабатываешь огромное количество информации. Домой попадаешь минимум в 9 часов вечера.

– Каким же занятиям посвящаете свои вечера?

– Чтобы быть в курсе актуальных тенденций, много смотрю телевизор, регулярно бываю во всемирной паутине – скачиваю много музыки из Интернета. У меня очень большая фонотека, состоящая из произведений разных жанров и стилей.

– Помимо всего прочего, Вы еще и меломан?

– Да, я стараюсь следить за музыкальными новинками. У меня есть друзья, которые работают на FM-радиостанциях. Мы периодически встречаемся, слушаем интересные композиции, открываем друг для друга новых исполнителей. Мне интересны различные музыкальные направления: от ранних вещей U-2, Брайана Адамса или Ричарда Маркса до модных музыкальных течений позднейшего временим. В этом году я открыл для себя новый электронный проект под названием Dinka. Их композиции очень хорошо слушать в машине. Из молодых дарований мне очень нравится Джеймс Блант. Его альбом мне удалось купить в Швеции, так как в России сделать это проблематично.

– Вы упомянули о прелести прослушивании отдельных музыкальных треков в автомобиле. В данном случае директор телекомпании говорит как водитель или как пассажир?

– Мой водительский стаж составляет более 10 лет. Первой машиной был «Москвич-412», который достался по наследству. Я ездил на ней на охоту и рыбалку, хотя не считаю себя любителем ужения рыбы и стрельбы по живым мишеням. Потом купил 9-ю модель «Жигулей». Затем у меня была Mazda-3. Классная машина, но не очень совместима с моей любовью к загородным поездкам. Сейчас приобрел в кредит NIssanQashqai.

– Способны ли Вы устранить мелкую неисправность в автомобиле?

– Для этого существуют специалисты. Но простейшие вещи, такие, как смена колеса или резины, вполне способен сделать сам.

– А если говорить о доме, то здесь Вы самоделкин или также доверяете профессионалам?

– Смотря о каком деле идет речь. Если нужно вбить гвоздь или просверлить дырку, то это элементарные вещи, не требующие посторонней помощи. Но когда нужно поклеить обои или выравнить стены, необходимо обращаться к квалифицированным отделочникам.

Шведский взгляд на действительность

– Какой стиль в оформлении интерьера предпочитаете?

– В большей степени я поклонник минимализма. Не так давно я учился в Швеции, в университете «Фойо», что в городе Кальмаре, где получил международный журналистский диплом. Меня поразил интерьер жилищ в маленьких шведских городах: отсутствие штор на окнах, низкие заборы, прозрачные стены. Кстати, для шведа окно – это как витрина магазина. Многие местные жители предпочитают вешать люстры не посреди комнаты, а располагать плафоны близко к окну. В домах вообще много различных бра и светильников. Если швед дома, то все окна в его жилище должны светиться. Этот принцип выполняется как в Стокгольме, так и в небольших городках. Увы, у нас в Рязани сейчас все чаще можно увидеть так называемые «черные подъезды» в недавно сданных домах, где квартиры куплены для детей, и в них никто не живет. Довольно-таки гнетущее зрелище.

– Вернемся к скандинавским ноткам в интерьере.

– У меня дома немало шведских вещей, начиная от популярной мебели IKEA и заканчивая аксессуарами. В Швеции меня поразил и привлек еще один принцип: престижно быть непрестижным.

– Что это значит?

– Практически ни один швед, даже будучи очень богатым, не купит себе PorsheCayenne. Шведов не назовешь скупыми людьми, они очень экономны, практичны и постоянно борются за экологию. Многие жители этой страны отдают предпочтение малолитражным авто. Это выгодно: удобно парковаться, меньше тратиться бензина, соответственно, ниже выброс выхлопных газов. В Стокгольме почти не увидишь джипов. Более того, въезжая в крупный город, многие люди оставляют свое авто на парковке и пересаживаются на велосипед. Если в России мы научимся жить так же, то очень многое в нашей стране изменится.

– Мы начали разговор о Швеции с Вашей учебы в университете. Получение диплома было стратегической целью или так сложились обстоятельства?

– Все произошло абсолютно случайно. На мой электронный адрес приходит множество предложений о различных семинарах и курсах. Однажды я обнаружил приглашение пройти курс обучения в шведском университете с перспективой получения журналистского диплома. Я, честно говоря, думал, что это очередное выманивание денег. Но приглашение пришло вторично. В итоге я вместе с 15 руководителями других региональных теле- и радиокомпаний абсолютно бесплатно прошел курс обучения. Как я попал в эту группу, до сих пор не знаю. Для меня это было полной неожиданностью.

– Наверное, еще большей неожиданностью можно назвать отсутствие коммерческого интереса у принимающей стороны?

– Когда я вернулся из Швеции, ходили кривотолки, мол, Кузнецов выбрал для обучения дорогую страну, транжирит бюджетные деньги. Но я уверяю, что курсы, организованные Союзом журналистов Швеции, были бесплатными. Более того, мне платили немалую стипендию, на которую можно было нормально жить даже в этой не самой дешевой европейской стране. Мне действительно повезло, ведь в Швеции весьма независимая, зрелая журналистика. Там уже давно работает общественное телевидение, которое существует без рекламы, на средства налогоплательщиков. К сожалению, в нашей стране закон об общественном телевидении лежит под сукном уже десять лет.Я думаю, от такого закона Россия только выиграет, а качество программ возрастет. Скорее всего, эту идею удастся воплотить с полноценным переходом на цифровое вещание.

– Какие встречи на шведской земле запомнились больше всего?

– Мне посчастливилось познакомиться со Стигом Фредриксеном. Он работает на общественном телевидении Швеции. Это удивительный человек, благодаря которому часть книг Александра Солженицына увидела свет на западе. Вскоре после кончины Александра Исаевича я связался со Стигом, и мы сделали большое интервью. Сейчас ведем переговоры с господином Фредриксеном об издании в Рязани его увлекательной книги «Курьер Александр Исаевич». Интерес к этому проекту со стороны наших бизнесменов уже есть.

– Удается ли руководителю компании и одновременно действующему журналисту отгулять положенный отпуск?

– Это очень сложно. Летом идет подготовка к очередному телевизионному сезону: меняются декорации, готовятся новые программы. В этом году удалось буквально на неделю вырваться с друзьями в Калининградскую область. Был даже в заповеднике на Куршской косе. Изумительные места, я вам скажу!

– В нашей беседе мы вскользь затронули тему независимости СМИ. На мой взгляд, независимость и свобода слова в чистом виде невозможны. Каково Ваше мнение по этому поводу?

– Независимость от кого? От учредителя, от рекламодателя? Трудно представить на НТВ сюжеты, критикующие «Газпром», имеющий контрольный пакет акций компании. Что касается цензуры, то нужно четко понимать, что как таковой ее сейчас нет. Есть редактура. Журналист сдает материал редактору, пусть даже оппозиционной газеты, а тот правит согласно своим убеждениям. По сути, это вкусовщина. Но можно ли редактуру считать цензурой? Как замечательно сказал Владимир Познер, любое СМИ можно сравнить с коридором. Где-то он шире, где-то уже. Журналист, каким бы свободным он себя ни считал, устраиваясь на работу, принимает те или иные правила игры. Нынешние российские СМИ – это не только рупор тех или иных сил, но и бизнес. Кстати, не такой доходный, как 2-3 года назад.

Денис Абраков

ДомостройМедиа

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: almakarov2008    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте