Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Современный Кулибин из Рязани является единственным в России обладателем частной подводной лодки.



Посетить Финляндию, а также берега Черного и Средиземного морей собирается этим летом петербургский инженер Михаил Пучков. Увидеть далекие страны и подводные глубины мастер-самородок из Рязани планирует через… иллюминатор собственной подводной лодки, которую он собирал 30 лет.

Олигархи и нувориши, любящие экстрим, могут лишь позавидовать простому петербуржцу. Секретами и планами кораблестроитель охотно поделился с корреспондентом "Известий".

На данный момент Пучков является единственным в России обладателем частной подводной лодки. Субмарина, построенная Михаилом, не имеет аналогов. Маленькая и легкая, она быстро опускается на тридцатиметровую глубину и способна развивать скорость до 8 узлов. На разработку уникальной конструкции у Пучкова ушло почти три десятилетия. Первый поход закончился для подводника-любителя застенками КГБ. Замыслы мастера способны впечатлить кого угодно. Уже через несколько лет Михаил планирует совершить подводный заплыв вокруг Европы, а также путешествие через Атлантику.

Под водой с педалями

Нет, пожалуй, в России мальчишки, не мечтающего о подводных путешествиях, прочитав "Капитана Немо" Жюля Верна. Многие герои-подводники не скрывают, что на службу их привела именно эта книга. В 18 лет простой пэтэушник из Рязани тоже грезил морем и кораблями. На флот, однако, Михаила так и не взяли. Попав в танковые войска, он уже через несколько месяцев оказался в Афганистане. И тем не менее с морем и фантастическими средствами передвижения оказалась связана вся его последующая жизнь.

- Строить лодку я решил еще тогда, в 1979 году, в Кандагаре, - говорит Михаил Пучков. - Как сейчас помню, продумывал детали конструкции в танке во время дежурства. Подбирал оптимальную форму для корпуса, искал средства для безопасного всплытия и погружения… За лодку взялся сразу после дембеля.

Дать четкого ответа на вопрос - зачем в далеком 1981 году он начал строить субмарину, Михаил не может до сих пор.

- Вернувшись в Рязань, я устроился в пожарную охрану. Пошел только из-за графика, - признается Михаил. - Сутки рабочие - трое отдыхаешь. Все это время и шло на лодку. Каркас собирал, склеивая угле-пластиковые листы на чердаке родительского дома. Клеил, заливал водой для проверки герметичности, потом снова клеил. На пробы и поиск ушло три года.

По расчетам Михаила, его конструкция могла опускаться на глубину до 10 метров. Винт приводился в движение обычными велосипедными педалями. Испытания первой субмарины Пучков проводил на Оке.

- Река находилась километрах в десяти от дома, - вспоминает Пучков. - И перетаскивать лодку и испытывать ее пришлось ночью. Днем меня запросто забрали бы в дурдом. Субмарина отлично передвигалась по водной глади, опускалась на дно и всплывала. Поскольку испытания прошли успешно, через проток я решил выйти на большую воду, однако не рассчитал глубину и сел на мель.

Свое творение Михаил замаскировал при помощи брезента и водорослей. Стаскивать субмарину с мели ему пришлось три дня. Тогда же он понял, в каком направлении следует работать над изобретением дальше.

- Лодку требовалось где-то хранить, - рассуждает Пучков. - Это же не катер, просто так к пирсу не привяжешь. Где стоять субмарине? Конечно, на дне! Я решил усовершенствовать конструкцию лодки так, чтобы человек мог покинуть ее под водой, вынырнуть на поверхность, а затем вернуться назад. На это ушли следующие три года. Для конструкции требовались резные детали. Значит, нужен токарный станок. Я, не раздумывая, поменял профессию - пошел в токари.

"Как Ихтиандра - в сети"

В планы Михаила Пучкова изначально не входили подводные походы по рязанским рекам. Опускаться на дно он хотел в больших водоемах. Мечтой провинциального изобретателя являлось путешествие по Финскому заливу.

- Весной 1988 года я понял, что лодка готова, - вспоминает Михаил. - На майские праздники поехал в Ленинград на разведку. Выбрал место для спуска лодки на воду, продумал маршрут для первого похода. Потом летом взял месячный отпуск. Школьный приятель работал шофером и водил большой грузовик. Я рассказал ему историю о том, что должен отвезти контейнер с барахлом к родственникам. До последнего момента - разгрузки на берегу Тосны - он не знал, что находится внутри. Потом останавливаться было поздно.

В ту ночь конструктор серьезно повредил руку. Тем не менее Михаилу удалось зафиксировать лодку на дне. Подлечившись дома, вернулся на то же место и отправился в первое путешествие. По словам изобретателя, поход получился коротким, но славным. Рассказ о поимке Пучкова кочует по пособиям для пограничников уже третье десятилетие.

- В районе Ижоры я вышел в Неву и двинулся по течению, - вспоминает конструктор. - На педальном ходу лодка просто летела. Впереди был город с разведенными мостами. Часа полтора хода - и вот он, Финский залив! Я заметил небольшой пирс и решил пристать. Отдохнуть, перекусить. Знать бы, что как раз там были поставлены сети для отлова бревен с Невы… В них меня и поймали, как Ихтиандра. Сам вылез с огромным трудом, исцарапанный и весь в крови.

Недалеко от места катастрофы Михаил заметил компанию, отдыхавшую у костра. Молодые люди охотно угостили подводника вином. Просидев с ними до утра, он пошел на расположенный неподалеку завод просить помощи у рабочих. С невероятным трудом исцарапанный человек в трусах сумел уговорить двоих мужчин подогнать к сетям с бревнами катер и "вытащить кое-что". По словам Пучкова, те нисколько не удивились, увидев странную конструкцию.

- Самое интересное началось позже, - вспоминает конструктор. - Мне удалось переодеться, привести себя в нормальный вид, поесть. Тут-то ко мне и подошли охранники расположенной неподалеку турбазы. Поскольку документов у меня не было, они предложили пройти в отделение милиции. "Нет, - говорю, не пойду, у меня тут подлодка стоит". Они по "02" позвонили, "уазик" приехал. Все думали, что я шучу. Еще через полчаса машинами был заполнен весь берег. К пирсу слетелось милицейское начальство, приехали кагэбисты, потом пограничники и военные. Люди со звездами на погонах зло улыбались и потирали руки. "Попался, подводник!" - то и дело звучало в толпе. У сотрудников КГБ, допрашивавших мастера сутками, существовала собственная, вполне понятная трактовка случившегося. По их мнению, отставной танкист, только что вернувшийся из военного ада, просто пытался бежать из СССР. Нестандартная форма афганского синдрома, так сказать. Несмотря на то что страны такой давно нет, обвинения в предательстве Михаил отрицает до сих пор и говорит, что любит родину не меньше, чем путешествия.

Памятник на берегу залива

Изобретателя-самоучку упекли в Тосненский ИВС, потом перевезли в город, в одиночку СИЗО КГБ на Литейном проспекте. Собирать досье на Пучкова в Рязань отправилась целая группа ленинградских следователей. Никаких доказательств того, что ветеран Афганистана является шпионом, не нашлось.

- В один прекрасный день, меня отвели в душ, велели помыться, а затем на "Волге" повезли под Приморск, на базу погранкатеров, - вспоминает Михаил Пучков. - Начальство там собралось с невероятными звездами на погонах. Были и генералы погранслужбы, и адмиралы. Все спрашивали, как я построил лодку. Стол накрыли просто роскошный, никогда этого не забуду!

На базе пограничников Пучков жил как почетный гость в шикарном "люксе". Две недели военные проводили испытания его подводной лодки. Рязанского изобретателя называли гением и говорили, что поставят ему памятник на берегу Финского залива. Оказалось, что субмарина, сделанная из углепластика, совершенно не видна на радарах. Для шпионов и диверсантов такое транспортное средство оказалось бы идеальным.

Военные предлагали рязанскому Кулибину перейти к ним на службу, обещали помочь с поступлением в "Корабелку". Целый год Михаил готовился к вступительным экзаменам, а потом перебрался в северную столицу навсегда. Учась на третьем курсе, он забрал назад подводную лодку, которая так и пылилась на базе под Приморском.

- У пограничников она лежала мертвым грузом, но возвращать ее не хотели, - вспоминает Михаил. - Один из них просил отдать субмарину, и даже деньги предлагал. Продавать собственную мечту я, однако, не стал.

Большое плавание маленькой лодки

Совершенствуя конструкцию, Пучков перестраивал субмарину множество раз. Сначала испытывал лодку на озерах, а потом осуществил дембельскую мечту - вышел в Финский залив. На данный момент творение Михаила погружается на глубину до 30 метров с двумя людьми на борту и может находиться там 2,5-3 часа. Лодка оснащена двумя бензиновыми двигателями и развивает скорость до 8 узлов. Недавно Михаилу удалось сделать невозможное: его субмарина зарегистрирована в Государственной инспекции по маломерным судам и имеет соответствующий номер.

- Первые испытания на "большой воде" проходили у яхт-клуба на Крестовском острове осенью 2007 года, - рассказывает Пучков. - Вы бы видели, как нувориши на яхтах от меня шарахались! Еще через год, доработав конструкцию, я совершил первый дальний поход - до Кронштадта. Лодка показала себя прекрасно. Зарегистрировав ее, я могу плыть куда угодно. Сперва до Выборга, потом - Финляндия, потом Черное и Средиземное моря. Начну путешествовать в августе.

По словам мастера, путешествовать под водой планирует за границами России. Рассмотреть что-то в грязных финских глубинах невозможно даже с прожекторами. Оттого питерского инженера и манят теплые края с кораллами и экзотическими рыбками. Самый интересный проект русского капитана Немо - поход через Атлантику, детали которого разработаны много лет назад. Для этого изобретателю даже двигатель не понадобится. Легкую лодку понесет своим течением Гольфстрим. Рядом на крепком канате поплывут емкости с необходимыми припасами и водой.

В отличие от несчастного капитана Немо изобретатель Пучков не так давно женился. Радоваться подводным красотам Михаил сможет вместе с супругой. Ведь пассажирских мест и иллюминаторов в мини-субмарине два.

Сергей Андреев
0
 


Комментарии

Изображение пользователя admin.

Российские нувориши покупают яхты, меряясь, у кого красивее и длиннее. А механик Михаил Пучков собрал судно собственными руками

И хотя его не так просто разглядеть в воде, миллионеры - о чудо! - сами подходят и удивлённо цокают языками. Завидуют, значит. На территории Санкт-Петербургского яхт-клуба от обилия белоснежных лодок-красавиц разбегаются глаза. Напротив яхты «Атлантика» из воды торчит чёрная башенка с иллюминаторами. «Это и есть мой «Кит», - говорит Пучков, по пирсу подводя меня к башенке. - Зарегистрирован как надводное гребное судно». На самом-то деле судно не надводное, а подводное, просто такого термина в классификации нет. «Кит» - первая в России частная подводная лодка. Причём миниатюрная - места в ней хватает лишь на двоих, а длина не превышает пяти метров.

На педалях

КАК и все советские мальчишки, Миша Пучков зачитывался романами Жюля Верна. Особенно нравились книги про капитана Немо и подводные путешествия. Хотел и в армию попасть служить на подлодку. Но вместо этого угодил в танковые войска, да ещё в Афган.

«Там, в Кандагаре, я решил: после дембеля начну строить субмарину», - вспоминает Пучков. Вернувшись домой, взялся за реализацию детской мечты. Она воплощалась на чердаке родительского дома: сначала появился каркас, на него наклеивались листы обшивки… Всё приходилось делать своими руками, вплоть до велосипедных педалей. При чём тут они? Дело в том, что изначально Михаил задумал субмарину на педальной тяге. Да-да, сидя в тесной кабине, крутить педали, которые в свою очередь вращают винт. Весной 1988-го лодка была готова.

Идея была такая. На грузовой машине тайком привезти её в Ленинградскую область (далеко бы он отъехал, если бы вёз своё изделие в открытую?), там спустить на воду в речушку Тосну, впадающую в Неву, доплыть до Финского залива, а после… «Вы хотели сбежать в Финляндию, что ли?» - я пытаюсь разглядеть в простом рязанском лице черты диссидента. «Да нет, никогда я не был противником советской власти, не в этом дело. Просто хотелось попасть в море, но как это сделать незаметно? Ведь иначе сразу бы замели».

Поначалу всё шло по плану: крутя педали, Михаил приближался к Ленинграду, но перед входом в черту города решил остановиться, перекусить. Завёл лодку в ближайшую заводь - и… угодил в сети. Оказалось, что заводь предназначена для отлова брёвен, плавающих по Неве. Вытащить субмарину в одиночку не удалось. Только приехавшие утром рабочие подсобили незадачливому подводнику. Пока он грелся у костра, рядом объявились и люди в погонах. Следом другие, уже посерьёзнее: «Кто такой? Куда и зачем плывёшь?» Выяснилось, что Михаил «пришвартовался» вблизи судостроительного завода, который, кроме всего прочего, выпускал военные минные тральщики. «У них режимное предприятие, а я там в трусах перед проходной расхаживал, - смеётся он. - Гэбэшники в моём костре ковырялись - искали остатки фотоплёнки». В общем, всё-таки замели.

Авантюра жизни

ПОКА Пучков сидел в СИЗО, целая группа следователей наведалась в Рязань - собирать о нём информацию. Установили, что «чист». Тогда Михаила отвезли на погранбазу, где две недели испытывали его чудо-подлодку. На радость военным она оказалась не видна на радарах - такой вот у неё материал обшивки. Для шпиона - просто находка. Однако в стране шла перестройка, и через несколько лет об этой затее просто забыли. А Пучков из Рязани переехал в Питер, чтобы всё-таки осуществить свою мечту - прогуляться на субмарине по Финскому заливу.

…Я забираюсь в его «Кит». Он давно уже не на педальной тяге. Есть движок в восемь «лошадей», работающий на 80-м бензине и позволяющий развивать скорость до 8 км/ч. Система сложная, ведь выхлопы не должны попадать в кабину. Есть антенна GPS и перископ. Внутри - панель с тумблерами и циферблатами. Стоп, а где же сиденья? «Поставлю, когда отправлюсь в поход, - отвечает Михаил. - Как раз в августе собираюсь. Всё-таки хочу дойти до Финляндии. Наберу бензина про запас, провизии. Воздуха, правда, хватает на два часа, но я всплываю, проветриваю кабину - вон видите воздухозаборную трубу? - и дальше иду».

Уже прощаясь, он задумчиво произносит: «Вот все спрашивают: зачем это нужно? А я и сам ответа не знаю. Понимаете, за такие крупные дела человек может только в молодости браться, взрослому это и в голову не придёт. Это же авантюра всей жизни».

Я понимаю: воплотить детскую мечту - зачастую действительно авантюра. И таких «авантюристов» среди нас, увы, немного.

Дмитрий Писаренко
АиФ
О проекте