Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Фабрика с заглавной буквы



От редакции
Этот очерк о касимовской сетевязальной фабрике, представляющий собой адаптированные фрагменты одноименной книги того же автора, нам, к сожалению, не удалось поместить в сентябрьском номере «Московского журнала» за 2007 год, целиком посвященном городу Касимову Рязанской области. Публикуем его здесь.

В середине XIX века касимовские купцы Корсаков и Коняшин вместе с петербургским предпринимателем Лангвагеном подали ходатайство об учреждении акционерной компании «для устройства и содержания в Касимове или в уезде оного машинной канатной фабрики». 27 апреля 1851 года компания была высочайше утверждена. Новой фабрике отвели место на западной окраине города, в Сосновой роще, на территории Троицкого церковного прихода - отсюда первое ее название: «Троицкая машинно-канатная». Акционеры в сжатые сроки построили три капитальных производственных корпуса, приобрели две паровые, а также льномяльные, чесальные, крутильные машины. К 1854 году на фабрике трудились уже 200 рабочих. Она представляла собой довольно крупное предприятие не только по касимовским меркам, но и в масштабе всей Центральной России. Поначалу дела шли успешно, однако вскоре возникли трудности с сырьем и сбытом продукции, предприятие стало малодоходным, затем и вовсе убыточным, и на восьмом году своей деятельности акционеры объявили о его продаже. В 1859 году фабрику купил нижегородский промышленник Андрей Зайцев, давший ей новое название - «Торговый дом Андрея Зайцева сыновья».

+ + +

У Андрея Зайцева очень много общего с главным героем романа А. М. Горького «Дело Артамоновых» Ильей Артамоновым. Оба организовали свое дело примерно в одно и то же время: Зайцев за два года до «воли» (освобождения крестьян), Артамонов - года через два после «воли». И тот, и другой поставили фабрики на Оке, только зайцевская находилась на мысу, образованном Окой и Сиверкой, а артамоновская - на мысу при слиянии Оки с некоей речкой Ватаракшей. Города Дрёмов и Касимов той поры поразительно схожи - тихие, сонные. Совпадает и род деятельности фабрикантов. Андрей Зайцев, покупая фабрику, намеревался сократить производство каната, ставшее малоприбыльным, и выпускать полотно - несколькими годами позже он даже построил большой трехэтажный ткацкий корпус, а затем купил несколько ткацких станков (полотняное дело, впрочем, у него не заладилось). Вспомним теперь то место в романе, где Илья Артамонов, представ перед городскими властями Дрёмова, объявил о своем намерении создать полотняную фабрику.

И Зайцев, и Артамонов имели сыновей, которые унаследовали их предприятия. Наконец, действие романа заканчивается в 1918 году - и в том же году национализируется фабрика Зайцева. Учитывая вышесказанное, мы вправе предположить, что Артамонов «списан» Горьким с Зайцева. Последний являлся заметной фигурой в Нижнем Новгороде. Он имел большой склад-магазин на Нижегородской ярмарке, на кирпичной стене которого, обращенной к Оке, к проплывающим пароходам, аршинными буквами было выведено: «Торговый дом Андрея Зайцева сыновья». А. М. Горький, знавший в Нижнем всех сколько-нибудь значительных промышленников, несомненно знал и Зайцева...

+ + +

Вернемся к деятельности Андрея Зайцева в Касимове. Став хозяином фабрики, он строит производственные и жилые корпуса из красного кирпича (некоторые из них стоят до сих пор, как, например, «красная казарма» - ныне жилой дом на Рязанском спуске), увеличивает мощности. Однако вскоре развертывается производство каната в Коломне. У Зайцева возникли конкурентные осложнения. Пришлось сократить выпуск каната в пользу другой, более ходовой продукции.

С 1885 года фабрика специализируется уже на выработке льняной пряжи, нитки и шпагата. Впоследствии, как уже говорилось, Зайцев решает организовать ткацкое производство, но оно не получило развития, и построенное для ткацкого цеха трехэтажное здание стало использоваться в качестве общежития для рабочих (та самая «красная казарма»).

К началу XX века фабрика имела 74 прядильных, 34 крутильных, 20 чесальных машин и 28 приготовительных систем, а также мощное паросиловое хозяйство.

+ + +

В первые годы советской власти со всей остротой стояла проблема обеспечения страны продовольствием. В качестве важной составляющей выполнения продовольственной программы рассматривалось рыболовство.

Между тем развитию рыбной промышленности препятствовала нехватка орудий лова, сетематериалов. Требовалось в самые короткие сроки создать крупное предприятие по их изготовлению. Таким предприятием и стала бывшая зайцевская фабрика, получившая после национализации название «Красный текстильщик».

+ + +

До начала XIX века орудия лова рыбы производились в России преимущественно кустарным способом. Артели по изготовлению нитки и вязанию сетей существовали в Тверской, Рязанской, Вятской и Нижегородской губерниях. Но объем рыбного промысла быстро возрастал и кустари уже не успевали за спросом на сетематериалы. Поэтому сети приходилось покупать за рубежом, главным образом в Германии и Норвегии, где было налажено машинное сетевязание. Постепенно российские предприниматели начинают заводить его и у себя. Так, в 1903-1904 годах импортные сетевязальные машины появляются в Астрахани, Одессе, Таганроге, Нижегородской губернии.

После революции образовалось объединение «Сетеснасть». Был взят курс на обеспечение рыбного хозяйства страны сетями отечественного производства. В Касимове на базе местной льнопрядильной фабрики предусматривалось создание крупного сетевязального производства. В 1929 году здесь построили прядильный цех, в 1930-м начали возведение сетевязального. В стройке участвовала вся фабрика.

Люди, кончив основную смену, становились подсобниками, грузчиками, разнорабочими. Между тем уже начало поступать оборудование. Машины - преимущественно заграничные, приобретенные за валюту, - требовалось немедленно пускать в дело, чтобы возможно скорее окупить, поэтому их временно размещали в старых помещениях, а потом переносили в новые цеха. Одновременно шел процесс освоения поступающей техники. В этой связи особое значение приобретал вопрос обеспечения фабрики квалифицированными кадрами. Их готовило фабричнозаводское училище, на протяжении многих лет давшее «путевку в жизнь» тысячам мальчишек и девчонок из Касимова и окрестных сел.

+ + +

С началом Великой Отечественной войны «Красный текстильщик» переходит на двухсменный режим. Продолжительность рабочего дня увеличивается до 12 часов. Отпуска отменяются. Из-за перебоев в поставках каменного угля его заменяют дровами. После смены текстильщики отправляются на Оку разгружать дровяные баржи.

Уходят на фронт мужчины. Их профессии в срочном порядке осваивают женщины, становясь грузчиками, токарями, электриками, литейщиками... Механический цех в первый год войны наладил выпуск деталей к французским сетевязальным машинам «Цанг», в довоенное время покупавшихся за валюту. Кроме того, цех выпускал каркасы для снарядных ящиков, корпуса к минам и гранатам. Вскоре фабрика стала изготавливать детали для сельскохозяйственных машин.

А тем временем касимовские текстильщики бились на передовой с врагом, приближая Победу, которую далеко не всем посчастливилось отпраздновать: на фронт их ушло 438 человек, вернулось - только 142.

+ + +

Традиционным сырьем для фабрики являлся лен. Из него и из конопли здесь исстари делали шпагат, канаты, веревки; из льна, когда предприятие стало прядильно-сетевязальным, изготовляли и сети. Но со временем становилось все более очевидным, что лен - материал «трудный» для сетевязания, а льняные сети - непрактичны. На смену льну пришел более износоустойчивый и дешевый хлопок. В 1953 году фабрика начинает реконструироваться с учетом работы на хлопке. Соответственно меняется оборудование. Одновременно организуется цех по отделке сетей консервированием и дублением, что значительно повышало их прочность.

С 1966 года начинается новый этап: коллектив приступил к выработке дрифтерных сетей из окрашенного капрона, более чем в два раза превосходивших хлопчатобумажные по износостойкости. Это потребовало новых технических решений. Было разработано и освоено оборудование поточнотермофиксационных красильно-сушильных линий, а в 1969-м введен в эксплуатацию первый электрический термофиксатор, обеспечивающий высококачественную обработку сетей.

+ + +

Но, как говорится, «не сетями едиными»... В старину в Касимове мелких веревочно-канатных заведений существовало несколько. Одно из них, в Березовой роще, то процветая, то хирея, сохранилось до 1960-х годов - артель «Третья пятилетка». «Красный текстильщик» приобрел землю и недвижимость этой артели и создал здесь трикотажное производство, прозванное в народе «трикотажкой». Занималось оно изготовлением перчаток для рыбаков и работников рыбообрабатывающих предприятий, трикотажного сетеполотна и сетематериалов из мононити - «пластин», а также пользовавшиеся большим спросом у населения сумки и банные мочалки.

+ + +

Есть на фабрике производство, находящееся, при всей своей уникальности, в тени ведущих, как бы подразумевающееся. Этим производством является механический цех. Его назначение, казалось бы, чисто «подсобное» - изготовление деталей и запасных частей. Но это не все: здесь еще делают сетевязальные машины. Идея изготовления отечественных машин возникла в Министерстве рыбного хозяйства вскоре после Великой Отечественной войны. Ее воплощение было поручено «Красному текстильщику», где тогда трудилось немало высококвалифицированных металлистов. Возникновению касимовского машиностроения способствовало также следующее обстоятельство.

В первый год войны поздней осенью на Оке под Касимовом сковало льдом баржу с импортным оборудованием для одного из горьковских заводов. Новейшие американские станки - токарные, фрезерные, револьверные, строгальные, шлифовальные - пришлось переадресовать касимовской фабрике. Получив столь неожиданный «подарок», механический цех «Красного текстильщика» буквально преобразился!

Наличие искусных мастеров и хороший станочный парк позволили коллективу цеха развернуть в 1947 году производство сетевязальных машин - сначала для себя, а затем, накопив опыт, и для других фабрик отрасли - Выборгской, Мариупольской, Тюменской, Астраханской. В 1950-х годах в объединении «Сетеснасть» разрабатывается проект безузловой сетеплетной машины. Обычное сетеполотно имеет множество узлов, и на каждый из них расходуется примерно 11 миллиметров нитки. Нетрудно подсчитать, какую экономию сырья могло дать безузловое сетевязание. Кроме того, безузловые сети удобны в эксплуатации: они легче вынимаются из воды, скорее обсыхают.

Безузловую машину решили строить в Касимове. Сюда из Таллина прибыли инженеры-изобретатели, лауреаты Государственной премии СССР Дмитрий Николаевич Беспалов и Борис Алексеевич Гудовский. Фабрика со своей стороны организовала две бригады опытнейших слесарей во главе с Петром Михайловичем Смагиным и Иваном Михайловичем Беляевым. Бригаде Смагина предстояло изготовлять детали новой машины, бригаде Беляева - монтировать ее.

Работали вдохновенно, с азартом, усугублявшимся тем, что, как стало известно, аналогичная машина создавалась в то время в Японии: и изобретатели, и фабричные металлисты твердо решили не ударить перед японцами в грязь лицом. Через несколько месяцев машина наконец была готова и предъявлена правительственной комиссии. Комиссия машину приняла, но сделала ряд замечаний по ее усовершенствованию. Конструкторы и рабочие с новой энергией взялись за устранение замечаний. Дело двигалось к завершению, но тут неожиданно поступило распоряжение главка «Сетеснасть» дальнейшую работу над машиной прекратить.

Огорченные касимовцы недоумевали: в чем причина? Впрочем, в подобных случаях причин не объясняли. Может быть, главк усомнился в способностях фабричных машиностроителей, может, получил сведения, что японцы уже создали безузловую машину и, следовательно, незачем изобретать велосипед... Так или иначе, работу свернули. А в 1968 году фабрике было предложено показать свои изделия на первой международной выставке «Инрыбпром-68», открывшейся в Ленинграде. Туда отправили изготовленные в Касимове сетепосадочную и иглицемотальную машины, которые произвели большое впечатление и на наших, и на зарубежных специалистов. Вот лишь два отзыва: «Меня лично очень заинтересовала советская сетепосадочная машина СПМ-17-22 и иглицемотальная машина ИМК-3. Это превосходное оборудование, которое сделало бы честь любой стране» (Роберт Валлие, технический директор фирмы «Кузен-Фрер», Франция»).

«Мое внимание привлекли две машины, которые мы намерены импортировать, - это иглицемотальная машина ИМК-3 и сетепосадочная машина СПМ-17-22» (испанский бизнесмен Х. Кластре).

+ + +

Здесь история фабрики, конечно, не заканчивается. Это уникальное предприятие успешно работает и технологически прогрессирует по сей день - мы просто хотим избавить читателя от обилия технических подробностей. Кратко скажем в заключение о ее главном богатстве - людях....Жил некогда в Касимове и работал на льнопрядильной фабрике Зайцева мастеровой Григорий Васильев. И было у него и его жены Анны пятеро детей: сыновья Иван, Александр, Николай и дочери Варвара и Евдокия. Дети вырастали, женились, выходили замуж, у них появлялись свои дети. И все Васильевы, вырастая, шли на фабрику. Начинали подсобниками, учениками, становились квалифицированными специалистами. И если сейчас посчитать, сколько в совокупности проработали они на родном предприятии, получается фантастическая цифра - около четырех веков!

Касимовская фабрика всегда была сильна именно рабочими династиями. Моховы, Васильевы, Ивановы, Родионовы, Воскресенские, Ильины, Гуреевы, Губайдулины, Смирновы, Тумасовы, Минаковы, Кудрины, Подшивалкины, Вознесенские, Калинины, Абакумовы... Трудовой стаж каждой из перечисленных семей - по 200-300, а то и более лет. И в этом смысле фабрика тоже уникальна.

Н. Родин

Московский журнал

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте