Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Спектакль «Барабанта-Алимонда», поставленный режиссёром из Рязани, шокировал липчан



Вчера в Липецком государственном академическом театре драмы состоялась вторая взрослая премьера при новом главном режиссёре.

Аншлаг был таким, что приставные стулья собирали по всему зданию. Как заметил сам Сергей Бобровский, пришедший на премьеру в чёрной тюбетейке, он всего второй раз в жизни присутствует на премьере, на которой не хватило места даже режиссёру.

Часовой спектакль на малой сцене поставлен приглашённым из Рязани режиссёром Евгением Калакиным и назван по имени некого графа-мецената, спонсора живописцев, писателей и артистов, о котором много говорят, но он так и не появляется в раннем рассказе «Жёны артистов» А. П. Чехова.

– Имя этого персонажа выбрано потому, что оно красивое и чем-то напоминает надписи на афишах цирков-шапито: броско, громко, а что такое – не разберёшь: толи название поезда из станции Барабанта в пункт назначения Алимонда, то ли два актёра: он и она, Барабанта и Алимонда, а кто из них кто – снова вопрос, – пояснил в интервью GOROD48 Калакин.

Интрига, иллюзорность, неосязаемость и непонятность – вот то, что объединяет новый спектакль с одноимённым персонажем. Такого липчане ещё не видели: три классических хрестоматийных рассказа классика прочитаны артистами Алевтиной Коваленко и Сергеем Денисовым настолько необычно, что незнакомые с исходными текстами зрители едва могли уловить фабулу и не запутаться в трёх сюжетных линиях.

Эта постановка очень далека от классического академического театра и скорее может быть определена в модных терминах «перфоманс» по мотивам Чехова и лёгкая импровизация на тему Гришковца.

Действие «Барабанты-Алимонды» основано на синтезе различных искусств: танца, литературы, кино, может быть, даже цирка и клоунады. Акцент сделан на визуальное, а главной декорацией стал киноэкран, на котором транслируются, причём зачастую со звуком, отрывки из программы «Время» и сериалов, «Прибытия поезда» Братьев Люмьер, океанические пейзажи программ Кусто и много чего ещё – разного и несовместимого, но так гармонично вписывающегося в постановку Калакина.

А вот классических декораций в спектакле нет. На малой сцене только два актёра, перевоплощающихся из одного образа в другой и, словно дети, играющие в театр, в рыбалку и в паровозик на глазах у зрителей и швыряющие в публику газеты и циферблаты, они же страницы книги, нарисованные на бумажных тарелках. В этой игре нет никаких законов реальной жизни, всё очень условно: место гайки из «Злоумышленника» занимает кочан капусты, пруда – надувной детский бассейн, в который запросто выпускают живую речную рыбу.

Евгений Калакин – выпускник ГИТИСа и ученик Олега Табакова. Это и есть ключик к пониманию «Барабанты»: табаковская школа настраивает на иную игру, чем ожидает привычное сознание зрителя. Калакин рассуждает в категориях живой и неживой театр и ратует за отказ от буквы «А» и превращении МХАТа в МХТ. По основной профессии он актёр, но вот уже 10 лет – свободный художник, «бродячий работник с музыкой», колесящий по городам России и делающим свои необычные постановки. Его спектакли шли в Новочеркасске Ростовской области, на Алтае в Бийске, на Урале в Орске, в Рязани – именно там, служа в одном театре, они и познакомились с Сергеем Бобровским

Gorod48.ru

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено


Комментарии

Елена Сафронова
Очень жаль, что мы сами этот спектакль не увидим, чтобы самим судить, как он выглядел... Евгения Калакина упорно не приглашают ставить спектакли в рязанские театры. Оттого он и вынужден быть "бродячим художником". Отрадно, что хоть в других городах этот талантливейший человек востребован...

У кого бы узнать, не привезут ли "Алимонду" в Рязань?..

Изображение пользователя admin.

«Звезда» нашего драмтеатра 90-х Евгений Калакин давно уже не только актёр. Он ещё и поэт, режиссёр, драматург. Как режиссер он поставил с десяток спектаклей в самых разных уголках нашей страны – от Алтая до юга России. Как поэт издал прекрасную книгу стихов, оставляющую далеко позади все прочие, что были изданы местными авторами в новом веке и тысячелетии (вернее, издали ему книгу Дмитрий Быков, Александр Кушнер, Борис Стругацкий и прочие члены жюри литературного конкурса «Тенета»). Недавно попробовал себя в драматургии, написав несколько пьес. Вот только как актер он по-прежнему не востребован с тех пор, как в местную «драму» пришла г-жа Виноградова, и Евгений первым из ведущих актеров театра (его диапазон – от шекспировского Ромео до роли Лёши в хитовом спектакле «Бестия или Декамерон сегодня», выдержавшим более 200 показов) спешно покинул это на глазах теряющее авторитет заведение. С Олегом Табаковым, звавшим его когда-то в свой театр, Евгений нашел общий язык и до сих пор поддерживает с мэтром дружеские отношения, а вот с Виноградовой – не получилось…

Но в последнее время Евгений занят всё-таки, в основном, режиссурой: ездит по стране и ставит спектакли. Интернет регулярно доносит отголоски живой и неоднозначной реакции на его работы. Много шуму наделала последняя – в марте Калакин поставил в Липецком драматическом театре им. Льва Толстого спектакль по чеховским рассказам с диковинным названием «Барабанта-Алимонда».

Название это взято из чеховского рассказа «Жёны артистов», где упоминается некий граф дон Барабанта-Алимонда. А основой написанной Калакиным «по чеховским мотивам» пьесы стали три других коротеньких рассказа классика: «Жалобная книга», «Радость» и «Злоумышленник», а также фрагмент монолога Пети из «Вишнёвого сада». Помимо молодых липецких актёров Алевтины Коваленко и Сергея Денисова, сменяющих за вечер по несколько «масок», полноправным действующим лицом необычного спектакля стал киноэкран, где демонстрируются фрагменты фильмов Тарковского, Феллини, Кирилла Серебрянникова и братьев Люмьер, кинохроника встречи Юрия Гагарина и другие неожиданные вещи. Если добавить сюда весьма неожиданные хореографические решения, винегрет получается тот ещё, но спектакль Евгения Калакина более чем впечатлил и публику, и критиков – не только смелостью и необычностью формы, но и качеством содержания.

Вот что говорит, например, про него маститый критик и литературовед Лев Аннинский, побывавший несколько недель назад на фестивале «Липецкие театральные встречи», где работа Евгения Калакина стала «гвоздём программы»: «Каждое новое поколение ищет своего Чехова. И правильно делает – это закон жизни. Нельзя один в один восстановить прижизненные чеховские постановки. Это будет фальшиво, да и неинтересно. В упомянутом вами спектакле художник использует чеховский материал для того, чтобы решить проблемы современности каждой деталью, будь то надувной бассейн, картинки с рекламой или электрический паровозик. Подчеркивая при этом, что к эпохе Чехова действие не имеет никакого отношения. Но такое осовременивание классики, на мой взгляд, вполне оправданно». Трудно не согласиться с этим «живым классиком» нашего литературоведения и одним из ведущих мировых специалистов по творчеству Чехова: «Талантливая провокация интереснее серости и скуки» (именно так озаглавлено его интервью по поводу фестиваля).

Как пишут в местных газетах липецкие коллеги, спектакль произвёл на зрителей едва ли не шок: «Творческий поиск Калакина обернулся для зрителей доселе неиспытанным «приключением». Всего лишь за час пребывания в камерных пределах малой сцены на них обрушился такой мощный и разнородный визуальный, музыкальный и вербальный, которого бы хватило на несколько полнометражных проектов».

Вот только в Рязани работ Евгения Калакина всё нет, и пока даже не предвидится – местные театральные «кормушки» (драмтеатр и «соборка») давно уже близки по духу, скорее, чиновничьим кабинетам, чем живому искусству. А первое со вторым никак не сочетается.

Анатолий Обыденкин
"Наша Рязань"
О проекте