Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Пофамильный состав касимовского купечества конца XVIII - начала XX вв.



Д.Ю. Филиппов, кандидат исторических наук
(Государственный архив Рязанской области).

Одной из основных групп городского населения в России конца XVIII - начала XX вв. было купечество. В силу специфики своего сословного статуса и экономической роли оно во многом определяло хозяйственный и социальный облик города. В свою очередь облик каждого конкретного купеческого общества определяла небольшая и достаточно устойчивая группа фамилий, игравших не только в сословной, но и в городской среде ведущую роль.

В предлагаемой публикации мы рассмотрим, как отмеченная тенденция проявлялась в уездном городе Рязанской губернии - Касимове, для чего исследуем изменения пофамильно-го состава касимовского купеческого общества на протяжении последней четверти XVIII - начала XX в.

Источниковую базу нашего исследования составили материалы делопроизводства городских учреждений города Касимова, отложившиеся, преимущественно, в фондах Государственного архива Рязанской области (ГАРО), а также в Российском государственном архиве древних актов (РГАДА).

Основным видом источников, позволивших выявить персональный состав городского купечества, стали "Книги записи объявленных капиталов" (капитальные книги) (РГАДА Ф. 1397 Касимовский провинциальный магистрат; ГАРО Ф. 651 Касимовский городовой магистрат; Ф. 46 Касимовская городская дума). Капитальные книги составлялись ежегодно, начиная с 1775 г., в фискальных целях - в них фиксировались размеры объявленных купцами капиталов, подлежащих процентному налогообложению. Кроме того, в капитальных книгах фиксировался состав купеческих семей, а в отдельных случаях указывался и характер торгово-промысловой деятельности. Недостаточная достоверность капитальных книг как источника для анализа истинного экономического положения купечества отмечалась исследователями, однако они позволяют проследить ежегодную динамику численности и изменения персонального состава купеческого общества, что практически невозможно сделать по другим имеющимся источникам.

В качестве вспомогательного источника для восполнения сведений отсутствующих капитальных книг за те или иные годы XIX в. использовались гильдейские списки. Они составлялись начиная с 1820-х гг. и содержали информацию о численности и составе купеческих семей, о числе выкупаемых каждой семьей свидетельств на право занятия торговлей.

Что же представляло собой купеческое общество города Касимова в указанный период? По своему происхождению все касимовские купеческие фамилии можно разделить на несколько групп.

Наиболее обширная группа - фамилии, имеющие коренное касимовское происхождение и встречающиеся в источниках как минимум с XVII в. В Переписных книгах Касимова 1746 г. упоминаются фамилии Алянчиковых, Гагиных, Дружечковых, Казлининых, Какушкиных, Кленовых, Кисловых, Коняшиных, Курбатовых, Негодяевых, Полежаевых, Пустоваловых, Шаниных и др.

Ряд фамилий по источникам XVII в. не прослеживается, но, очевидно, они также коренного касимовского происхождения, так как имели в городе очень широкое распространение: Абуховы (Обуховы), Вереины, Крапотины, Назмовы (Назьмовы), Подшивалины (Подшивалкины), Прибытковы, Путилины и др.

На протяжении всего рассматриваемого периода касимовское купеческое общество постоянно пополнялось извне. Пополнялся и перечень купеческих фамилий. В конце XVIII-XIX в. в касимовском купечестве появляются фамилии Умновых (1780 г.), Каржевиных (1807 г.), Сусоровых (1808 г.), Колобаевых (1836 г.), Самгиных, Наставиных (1842 г.), происходившие из мещан и купцов города Елатьмы. Из рязанских купцов, мещан и цеховых происходили Постниковы (1779 г.), Шетерины (1793 г.), Анурины (1840-е гг.), Сиротинины (1840-е гг.), из муромских купцов - Глатковы (1796 г.), из кадомского купечества - Шемякины (1804 г.), из московского - Корсаковы (1820-е гг.), Гальяновы (1849 г.) и др.

В XIX в. касимовское купечество активно пополняется выходцами из крестьянской среды. Многие из них смогли добиться значительного успеха на коммерческом поприще и составляли элиту купеческого общества города. Из крестьян происходили Большевы (1799 г.), Гусевы (1806 г.), Третьяковы (1809 г.), Барковы (1817 г.), Кривенковы (1850-е гг.) и другие менее значительные фамилии.

Массовая запись лиц из духовного сословия в купечество, особенно в конце XVIII в., привела к появлению большого числа семей Поповых, Дьяконовых, Пономаревых. Причем, так как почти все они не имели между собой каких-либо родственных связей, решение во-проса о преемственности их деятельности и продолжительности пребывания в купеческом сословии весьма затруднено. Так же дело обстоит и с фамилиями Миловановых и Тамили-ных, происходившими из касимовских посадских жителей. Эти фамильные прозвания были весьма широко распространены в купеческом и мещанском обществах Касимова и были представлены большим количеством семей, не имевших между собой никаких родственных связей. В переписных книгах XVII в. часто упоминаются жители посада, носившие прозвища Милованко и Томилко, от них и происходят совершенно различные роды, носившие, однако, одинаковые фамильные прозвания.

Семьи купцов Живиловых, Юсовых, Ивакиных, Чиликиных, Азимковых происходили из касимовских ямщиков. Активная запись этой категории населения в купечество отмеча-лась в конце XVIII в. Из служилых людей старых служб - однодворцев, казенных кузнецов - происходили Скорняковы, Первовы, Поспеевы, Муратовы. В касимовском купеческом обществе с конца XVIII в. числились семьи Муратовых, происходившие из казенных кузнецов, а в первой половине XIX в. в гильдии записываются семьи татар Муратовых.

Татарские семьи появляются в касимовском купечестве в первой четверти XIX в. Примечательно, что первыми в купечество стали записываться представители татарской знати. Например, Х.С.Шакулов (в купечестве с 1809 г.) принадлежал к одному из древнейших татарских родов, возводивших свою родословную к пророку Мухаммеду. В купечество записывались семьи татарских мурз Бекбулатовых, Девлеткильдеевых, Максютовых, Муратовых, Ширинских и др. Позже стали появляться купцы-татары из крестьян, жителей касимовской Татарской слободы и прибывшие из других городов, например, Ишимбаевы из московских купцов (1835 г.).

Рассматривая изменения пофамильного состава касимовского купечества в конце XVIII - начале XX в. мы проведем сравнение пофамильных списков за годы с максимальным и минимальным числом купеческих семей. Сравнивая купеческие списки за годы, когда чис-ленность купечества в Касимове была максимальной, мы отследим участие различных фа-милий в торгово-промышленной жизни города в разные периоды, а сравнение списков за годы с минимальным числом капиталов позволит выявить круг наиболее устойчивых и сильных купеческих семей.

Обратимся к составу касимовского купечества конца XVIII в. В списке 1777 г. насчи-тывалось 59 семейств, представлявших 33 различных фамилии. Из них 5 семей принадлежали к фамилии Полежаевых, фамилии Алянчиковых, Вереиных, Муромцовых составляли по 4 семьи, по 3 семейства принадлежало к фамилиям Гагиных, Коняшиных, Миловановых и Прибытковых, двумя семьями были представлены Горбовы, Казлинины, Кисловы, Серебрянниковы, Шанины и др. Семьи бывших купцов гостиной сотни Гагиных и Шаниных, в конце XVIII в. активно занимавшиеся торговой деятельностью, уже в начале XIX в. выбывают в мещанство: Гагины окончательно, а Шанины на достаточно длительное время. Кроме бывших членов привилегированных торговых корпораций, в начале XIX в. из купечества выбывают фамилии Горбовых, Грибковых, Дружечковых, Казлининых, Кисловых, Курбатовых, Прибытковых, Рюминых, составлявшие в конце XVIII в. верхушку касимовского купечества. В 80-х гг. XVIII в. выбывает сначала в третью гильдию, а с 1785 г. в мещанство семья бывшего купца второй гильдии и питейного откупщика М.А.Милованова, оставившего после смерти более 5 тыс. руб. долгов разным лицам. В зачет долга был продан дом Миловановых, к тому времени находившийся "в крайней ветхости".

Другая фамилия, также обладавшая значительным влиянием в касимовском купечестве конца XVIII в., Казлинины, выбывает из купечества в начале XIX в. М.А.Казлинин вел оптовую торговлю хлебом, железом, медом и воском. На протяжении всей последней трети XVIII в. его семья числилась во второй гильдии. После смерти Марка Андреановича дело перешло в руки его сына Ивана. Семья продолжала состоять во второй гильдии, но, видимо, дела шли не совсем успешно, в 1807 г. капитал был объявлен по третьей гильдии, а с 1808 г. после смерти Ивана Марковича семья выбыла в мещанство.

В 1824 г. - на этот год приходится наименьшее число купеческих семей в первой четверти XIX в. - повторяются 9 фамилий, представленных в списке 1777 г., в том числе фамилии Алянчиковых (2 семьи), Вереиных (3), Какушкиных (3), Коняшиных (1), Полежаевых (2), Шишкиных (3), Якунчиковых (3). Именно они составляли группу наиболее сильного ку-печества Касимова конца XVIII - первой половины XIX в.

Рассмотрим изменения состава касимовского купечества к середине XIX в. За основу для сравнения мы примем пофамильный список купцов по ревизии 1795 г., как наиболее полно представляющий фамильные прозвания населения Касимова - на середину 1790-х гг. пришелся пик численности купеческого сословия в городе.

Всего в ревизских сказках 1795 г. зафиксировано 123 фамильных прозвания купеческих семей. За 50 лет к 1845 г. пофамильный состав купечества изменился более чем на по-ловину: из 77 фамильных прозваний, упомянутых в списке купечества 1845 г., в конце XVIII в. встречалась 31 (40,2%) фамилия. Повторяемость фамильных прозваний составила 25% от списочного состава 1795 г. В то же время 52 (41,2%) купеческих семьи в 1845 г. принадлежали к фамилиям, состоявшим в гильдиях, как минимум, с конца XVIII в. Это объясняется тем, что новые купеческие фамилии, особенно происходившие не из Касимова, часто были представлены одной семьей, тогда как старые, как правило, давали большее число семейств. Так, в 1845 г. максимальное число семейств - 6 - принадлежало к фамилии Полежаевых, 4 семьи представляли фамилию Вереиных, по 3 семейства дали фамилии Алянчиковых, Кленовых, Коняшиных, Пустоваловых, Умновых.

Во второй половине XIX в. персональный состав касимовского купеческого общества претерпевает дальнейшие изменения. В гильдейском списке 1860 г. зафиксировано 215 семей, представлявших 135 различных фамилий; из них "старинные" посадские фамилии со-ставляли почти треть - 38 фамилий или 28,1% списочного состава. Повторяемость купече-ских фамилий по сравнению с концом XVIII в. составила 30,8%. Из 38 "старинных" фами-лий, состоявших в гильдиях, 24 (63,1%) были представлены 1-2 семьями, 8 (21%) насчитывали 3 семьи, и только 6 (15,7%) по 4-6 семей, а всего к "старинным" фамилиям принадлежало 90 (41,8%) семей. Наиболее представительными были Вереины, Живиловы - по 6 семей, Полежаевы, Тамилины - по 5 семей, Баранаевы и Распопины - по 4 семьи. Среди фамилий, представленных тремя семьями, встречаются Коняшины, Пустоваловы, Путилины, Рюмины, Шишкины - те, кто составлял основу касимовского купеческого общества в конце XVIII - первой половине XIX в.

В 1874 г. в касимовском купечестве состояли 177 семей, представлявшие 119 фамилий, из них "старые" составляли 31 (26%). По сравнению с концом XVIII в. повторяемость фамилий снизилась и составляла 25,2%. Число семейств, представлявших эти фамилии, так-же сократилось, составив 32,7% (58).

Для большинства "старых" купеческих фамилий во второй половине XIX в. было ха-рактерно сокращение представительства в гильдиях - большинство из них были представлены 1-2 реже 3 и совсем редко большим числом семей. В 1874 г. среди упомянутых "старых" фамилий 15 (48,3%) были представлены 1 семьей, по 7 (22,5%) фамилий - 2 и 3 семьями (Абуховы, Алянчиковы, Баранаевы, Вереины, Какушкины, Полежаевы, Постниковы, Пустоваловы, Умновы, Шишкины и др.), и только 2 (6,4%) фамилии (Живиловы, Кленовы) представляли 4 семьи.

К 1895 г. за истекшие сто лет состав касимовского купечества сменился по сравнению с концом XVIII в. более чем на 80%. Повторяются в конце XIX в. только 17,8% фамилий конца XVIII в. В списке касимовского купечества 1895 г. из 68 упомянутых фамильных прозваний "старые" составляли 22 (32,3%) фамилии. Из 105 семей, записанных в гильдии, представители "старых" фамилий насчитывали 40 (38%). Большинство было представлено 1 семьей - 11 (50%) в том числе Вереины, Грибковы, Шишкины, по 2 и 3 семьи насчитывали 5 (22,7%) фамилий (Живиловы, Полежаевы, Постниковы, Рюмины, Умновы, Абуховы, Баранаевы, Дьяконовы, Назмовы, Пустоваловы), 1 (4,5%) фамилия - Кленовы - была представлена 4 семьями.

В 1917 г. из 27 купеческих фамилий, упомянутых в гильдейских списках, 8 (29,6%) составляли "старые" фамилии, в том числе Баранаевы (1 семья), Вереины (3), Дьяконовы (2), Живиловы, Назмовы, Постниковы, Пустоваловы и Путилины - по одной. Из 37 купеческих семей к указанным фамилиям принадлежало 11 (29,7%) семей.

Итак, подведем итоги проведенного нами исследования персонального состава каси-мовского купеческого общества. На основе анализа поименных списков касимовского купечества конца XVIII - начала XX в. мы установили круг купеческих фамилий, игравших ведущую роль в хозяйственной жизни города в разные хронологические периоды. На протяжении всего рассматриваемого периода, или, по крайней мере, до 70-80-х гг. XIX в., когда занятия торгово-промысловой деятельностью перестали быть обусловлены принадлежностью к купеческому сословию, активно занимались предпринимательской деятельностью Алянчиковы, Баранаевы, Вереины, Кленовы, Коняшины, Назмовы, Полежаевы, Постниковы, Пустоваловы, Умновы, Шишкины. Семьи этих фамилий были постоянно представлены в гильдиях и составляли основу касимовского купеческого общества на протяжении всего рассматриваемого периода.

Более того, для каждого хронологического периода можно выделить группы фамилий, игравших важную, а часто ведущую, роль в касимовском купеческом обществе. Во второй половине XVIII в. это были Гагины, Горбовы, Грибковы, Дружечковы, Казлинины, Какушкины, Кисловы, Курбатовы, Миловановы, Муромцевы, Прибытковы, Рюмины, Старченковы, Шанины. В первой половине XIX в. в числе крупнейших представителей касимовского купечества были Барковы, Шакуловы, Якунчиковы, среди наиболее устойчивых купеческих семейств были Губины, Грошевы, Ростовцевы, Хлебниковы и др. В середине XIX в. заметно возрастает роль фамилий, вновь причисленных в касимовское купеческое общество - уже упомянутых Барковых, Шакуловых, а также Ануриных, Ишимбаевых, Кастровых, Колобаевых, Корсаковых, Кривенковых, Наставиных, Пигаревых, Резвяковых, Салазкиных, Самгиных, Черновых, Шемякиных.

Таким образом, на протяжении всего рассматриваемого периода состав касимовского купеческого общества претерпевает заметные изменения, что было явлением естественного характера в любом купеческом обществе. Это, в частности, отмечает и А.И.Аксенов, исследовавший уездные купеческие общества московской губернии XVIII в. Представительство коренных касимовских фамилий в составе городского купечества постепенно сокращается, составляя в первой половине XIX в. около половины, а во второй половине XIX в. около трети состава касимовского купеческого общества. Число семей, представлявших эти фамилии на протяжении всего XIX в., составляло около 30-40 % состава сословия. Причем в начале XIX в. удельный вес семей "старых" фамилий был выше, чем в середине и второй половине XIX в., что объясняется изменением характера пополнения купеческого сословия.

В XVIII - начале XIX в. городская община носила достаточно замкнутый характер. Хотя запрещение перехода с посада на посад для городских жителей в конце XVIII в. фактически было отменено, порядок перехода был труден и переселения были редки. Ограниченная свобода перемещения городского населения и заметная его оседлость в сочетании с незначительным пополнением состава городского общества извне приводила к тому, что рекрутирование состава купечества происходило на протяжении многих десятилетий из одних и тех же коренных посадских родов. Следствием этого было наличие большого числа однофамильных семей, связанных разными степенями родства в составе купечества, само же городское купеческое общество в результате представляло своего рода клановую структуру. По мере разрушения замкнутости городского общества и все большего проникновения в него внешних элементов изменяется и его структура. Число семей, происходивших из коренных городских родов, сокращается, а новые фамилии, как правило, были представлены малым числом семей, в редких случаях число последних возрастало в результате семейных разделов, если дело переходило к семьям второго поколения (Резвяковы, Черновы). Кроме того, со временем изменяются и сами купеческие роды. Будучи исходно разными по мощности, одни из них существуют более долгое время, давая значительное число семей разных по экономическим возможностям (Алянчиковы, Вереины, Кленовы), другие, менее разветвленные, были представлены меньшим числом семей, но, зачастую более сильных и устойчивых (Постниковы, Умновы, Шишкины), третьи действуют в составе городской торгово-предпринимательской элиты короткий срок, затем пресекаясь (Казлинины). Значительное число городских фамилий было представлено в купечестве время от времени разным числом семей, но, как правило, недолго, и они не проявили себя особенно ярко на предпринимательской стезе (Азимковы, Вземовы, Кудрявцевы, Рубцовы, Уровы и др.)

Д.Ю. Филиппов, 1998-2002гг.
Публикация Петербургского генеалогического портала
5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено


Комментарии

Во второй половине XVIII в. это были Гагины, Горбовы, Грибковы, Дружечковы, Казлинины, Какушкины, Кисловы, Курбатовы, Миловановы, Муромцевы, Прибытковы, Рюмины, Старченковы, Шанины. Мой дед Старченков Николай Николаевич родился в 1900г в г. Касимов.Его отец родился в 1867г, мать Денисова Вера Федоровна в 1877г. Как узнать имеет он отношение к упомянутым Старченковым

Изображение пользователя admin.

Узнать, видимо, можно у автора данной публикации.

Подробно о том как отыскать своих предков - книга, которая может быть вам полезной.

О проекте