Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

В Рязани хотят уничтожить символ деревянного зодчества



Застройщики переписывают историю

Рязань. Улица Свободы (...) дом № 71. Возможно, уже к моменту выхода газеты он будет снесен, а вместо него появится нечто (...) Вскоре на наших глазах уничтожат ценный архитектурный объект, один из немногих сохранившихся в Рязани образцов деревянного зодчества.

Соседний с домом № 71 участок на углу улиц Горького и Свободы занимал прежде старинный, но очень вместительный и добротный деревянный дом, сгоревший в одну апрельскую ночь 2004 года. История была громкая – несколько семей, проживавших в доме (в том числе – известного рязанского врача Владимира Елизарова), лишились всего имущества, люди едва успели выскочить на улицу. Никто не сомневался, что имел место поджог, самое же пикантное, что дом на этом месте немедленно принялся возводить... отдел капитального строительства Рязанского УВД. Судя по всему, то же самое ведомство положило глаз и на дом № 71, сначала оставшийся без жильцов, а потом превратившийся в подсобное помещение для строителей дома на пепелище.

Неужели домик с его резным крыльцом, затейливыми узорами на наличниках, оригинальной башенкой превратится в груду старых досок ради освобождения клочка земли (но клочка в центре города), где можно будет возвести некое строение – несомненный источник будущих серьезных барышей для его хозяев? Сомнения в эстетических достоинствах этого будущего строения возникают сразу же, так как обещано, что новый дом будет представлять собой как бы продолжение того, что уже построено на месте «случайно сгоревших» деревянных домиков.

Этот дом – яркий представитель «русского стиля», называемого еще и псевдорусским, течения, сформировавшегося в России в XIX веке и опиравшегося на формы и мотивы национального деревянного зодчества. Примечательно, что с начала XX века «русский стиль» получил новое развитие в общем русле стиля модерн...

В Рязани домов, построенных в «русском стиле» второй половины XIX – начала XX века, было немало. В сущности, наш город всегда был небогат и имел, в основном, деревянную застройку. Деревянный дом считался более уютным, теплым, его легче было построить, легче украсить согласно своему вкусу. Такие дома и стали лицом нашего города.

В силу множества причин до 80-х годов XX века исторический центр Рязани все еще сохранял свою дореволюционную форму. Другими словами, являл собой музей под открытым небом, отличную приманку для туристов. Кстати, по мнению нового губернатора Олега Ковалева, Рязань должна стать «туристической жемчужиной»... Только чем, собственно, завлекать туристов, если следовать привычке «что имеем – не храним»?

Исторический центр города стали потихоньку уничтожать еще с конца 80-х годов, а в наши дни этот процесс развернулся с особым размахом. Впрочем, куда легче объявить старинные дома ветхим фондом и тем самым избавиться от них, вместо того чтобы рационально использовать имеющееся богатство.

    Эфрон, Малявин и Ажнин в ковше экскаватора

Беда в том, что история подавляющего большинства рязанских домов до сих пор не написана, и об их историческом значении мы узнаем задним числом. Возьмем ту же улицу Горького. На месте неприглядной каменной застройки напротив школы № 1 раньше стоял дом, где жила в 1947–49 годы дочь Марины Цветаевой, Ариадна Эфрон, – там ее и арестовали… Выяснилось это уже после того как дом снесли, а теперь – даже фотографии не осталось.

Расположенный неподалеку дом на углу улиц Горького и Свободы подвергся тотальной перестройке, а недавно стало известно, что именно в нем жил в 1918–1920 годы известный художник Филипп Малявин.

Вот и про дом № 71, явно солировавший среди дореволюционной застройки всего квартала, очерченного улицами Мясницкой (Горького), Мальшинской (Свободы), Певческой (Фрунзе) и Введенской, рязанское краеведение до сих пор не могло сказать ничего вразумительного. И только сейчас мы впервые называем имя его владельца – Семен Савельевич Ажнин, сын известного рязанского заводчика.

К дому Семена Ажнина прилегал большой участок, так как следующий дом стоял лишь на самом углу с Певческой улицей. Кстати, остатки этих садов уничтожаются вместе со старыми домами, а ведь они были зелеными легкими Рязани. Ныне от всей растительности во дворе дома № 71 уцелел лишь вековой дуб.

Итак, дом принадлежал одному из хозяев жизни дореволюционной Рязани, а теперь он на дороге у хозяев жизни нынешней. Можно ли спасти от сноса этот дом? Согласно юридическим нормам – едва ли.

В Центре охраны культурного наследия сообщили, что дом № 71 по улице Свободы не только не относится к категории памятников, но даже и не стоит на учете как кандидат в эти самые памятники.

Спрашивается: почему? Недостоин? Но в 70-е годы, когда происходила массовая постановка различных зданий на государственную охрану, дом № 71, скорее всего почти не выделялся как что-то уникальное из общей застройки городского центра, где тогда были и куда более затейливые дома, но от многих из них теперь и следа не осталось. А еще когда-то существовало предложение сделать мемориальными целые кварталы... Ведь любое архитектурное произведение должно существовать в определенном пространстве. И если дом оказывается изъятым из своей среды (пример – резной деревянный дом Тихановских на улице Вознесенской, ныне затертый между двумя многоэтажками), то он утрачивает не только свое очарование, но и образ, заложенный в него создателями.

Но какая там мемориализация кварталов, когда и отдельные-то дома нельзя сохранить даже с боем и руганью.

    Этот дом можно спасти!

Но, как удалось выяснить, дом № 71 на учете все-таки был! Дело в том, что в советское время активно действовало Всероссийское общество охраны памятников истории и культуры (ВООПИК). Общество состояло из добровольцев, имело право инспектировать состояние домов и ставить их на учет. Другое дело, что у этого общества, как и у всякого порядочного собрания добровольцев, не было средств для поддержания выделенных ими объектов в достойном их статуса состоянии. Однако после распада Советского Союза и изменения ряда законов дом оказался вычеркнутым из списка объектов, стоящих на учете, и теперь уж вряд ли туда попадет. Надо сказать, что жилые дома вообще крайне неохотно ставятся на учет: не хватало еще устраивать ремонт за государственный счет простым-то горожанам, а дом № 71 до недавнего времени был жилым.

В итоге, ситуация сложилась совсем занятно: дом является одним из последних образцов архитектуры «русского стиля» в Рязани (после гибели многих еще более интересных экземпляров), но подлежит сносу.

Возможно ли поставить дом на учет согласно современным законам? В центре сохранения объектов культурного наследия пояснили, что для этого нужно собрать необходимые документы, создать специальную комиссию, провести экспертизу, а затем необходимо подготовить и подписать проект-постановление о постановке дома на учет. В целом, по подсчетам центра вся процедура займет около полутора лет, а дом собрались сносить не сегодня-завтра.

Однако эти сроки можно было бы значительно сократить, считает старший научный сотрудник Государственного института искусствознания, главный архивист отдела использования и научной публикации документов областного архива Дмитрий Филиппов:

– Сейчас, когда фонд этих домов у нас ничтожно мал, на учет берется практически все. Если этот дом не стоит на учете, проблема решается очень просто. Экспертизу можно сделать очень быстро. У нас есть в системе московских академических институтов, в системе РАН институт искусствознания, который этой работой по отнесению памятников, зданий, домов в категории памятников, к соответствующей категории охраны занимается. И есть в этом институте целый сектор свода памятников, который очень тесно сотрудничает и с архивом нашим, и с рязанскими музеями, с рязанской творческой общественностью. Эти люди есть, они регулярно бывают в Рязани, и эти дома все обследуются, на какие-то составляются паспорта, на какие-то описания, на какие-то планы, так как на данный момент практически все, что осталось, предполагается к внесению в свод памятников архитектурно-монументального искусства по Рязанской области, работа над которым ведется и первый том должен появиться при благоприятном раскладе где-то через полтора года. И при желании со стороны тех структур, которые за охрану этих памятников отвечают в городе, это можно было бы все сделать элементарно. Другое дело, что они этого делать не хотят: а зачем брать на свои плечи какую-то дополнительную заботу?

Получается, что если дело касается вырывания клочка земли в центре города под строительство многоэтажного дома и сопутствующего уничтожения ценного архитектурного и исторического объекта – то тут даже постановки этого объекта на учет дождаться нереально.

Что будем делать? Ждать сноса? Или бежать с фотоаппаратом на улицу Свободы и запечатлевать доживающий последние дни остаток-обломок исторического центра Рязани? Во всяком случае, это следует делать быстрее. Ведь самое ужасное в таких ситуациях то, что все происходит втихую и вдруг. Сколько домов уже снесено в Рязани, а от них не сохранилось ни обмеров, ни чертежей, ни даже фотографий! Не остается возможности для существования исторической памяти даже на бумаге...

Галина Журавлева

P.S. от редакции: Тревожный симптом – выселены все жильцы из бывшего дома Херасковых на площади Свободы – единственного в Рязани образца деревянной городской усадьбы эпохи классицизма. Между прочим, памятника архитектуры федерального значения.
На улице Затинной застройщики и вовсе покусились на христианскую святыню: собираются сносить домик священномученика Иувеналия – рязанского епископа, замученного в Cибири в годы репрессий 30-х годов.
История повторяется? Или сегодняшние отцы города (и области) образумятся и на примере домов Ажниных, Херасковых и кельи Св. Иувеналия явят потомкам наследие предков в целости и сохранности?

Продолжение темы – в ближайших номерах.

справка «Новой»

АЖНИН Савелий Сергеевич (1831–1900).

Купец 2-й гильдии. В 1877 г. основал в Рязани чугунолитейный завод (позднее к чугунолитейному добавилось и механическое производство), находившийся на территории, занимаемой ныне заводом «Рязсельмаш». Отсюда, в сущности, идет история этого старейшего рязанского предприятия. В этом же квартале находились и заводские казармы, и дома, в которых проживало семейство Ажниных. После смерти С.С. Ажнина завод перешел к его сыновьям Василию и Семену, однако дела вел, по-видимому, лишь старший брат, сохранивший членство во 2-й гильдии, тогда как Семен с 1901 г. из купечества выбыл. Легко предположить, что именно полученное наследство позволило Семену Ажнину построить себе особняк на Мальшинской улице в самом начале 1900-х гг.

Новая газета

Этот дом – яркий представитель «русского стиля». Фото К. Ситникова  Дом Семена Савельевича Ажнина, сына известного рязанского заводчика. Фото К. Ситникова Фрагмент дома с резным крыльцом и затейливыми узорами на наличниках. Фото К. Ситникова
0
 
Разместил: Eduard    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте