Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Особенности русского народного костюма




Женский костюм

В книге А. Н. Афанасьева «Древо жизни» описан заговор-заклятье, который является поэтической метафорой древней символики народной одежды:

Пойду я во чистое поле –
Под красное солнце,
Под светел месяц,
Под частые звезды,
Под полетные облака,
Стану я во чистом поле
На ровное место,
Облаками облачуся,
Небесами покроюся
На главу свою кладу
Красное солнце,
Подпояшусь светлыми зорями,
Обтычуся частыми звездами,
Что вострыми стрелами –

От всякого злого недуга…

Сохранилось описание женской одежды, данное иностранцем в конце XVII в.: «Они носят рубашки, со всех сторон затканные золотом, рукава их, сложенные в складки с удивительным искусством, часто превышают длиной 8 или 10 локтей; сборки рукавов, продолжающиеся сцепленными складками до конца руки, украшаются изящными и дорогими запястьями». Конечно, это описание не крестьянской одежды, а платья боярыни.

Считалось, что одежда должна быть широкой, многослойной и богато украшенной, чтобы скрыть ее владелицу от «дурного глаза». Цвет орнамента и отдельные детали костюма могли нести дополнительную информацию о том, откуда женщина родом. Чем старше становилась женщина, тем меньше украшений она носила, тем темнее были ткани ее одежды.

Русский народный женский костюм в разных губерниях иногда сильно различался фасоном и деталями. Связано это было с тем, что женщина редко отлучалась из дома и, как правило, была мало знакома с чужими обычаями. Поэтому именно она являлась хранительницей традиций, в том числе и в области костюма.

Сарафан(14) считается исконно русской женской одеждой. В действительности сарафан известен на Руси лишь с XVI в., и до первой половины XVII в. так называлась мужская одежда. Слово «сарафан» произошло от персидского « serapa », что означало «почетная одежда». Дело в том, что привезенные дорогие восточные костюмы всегда подвергались так называемому второму крою, и название «сарафан» сначала закрепилось за особенно дорогой и нарядной одеждой царя и бояр. Со временем это название перешло на женский костюм, а затем стало означать не ткань, а фасон одежды.

(14)

Со временем сарафаны стали носить и крестьянки, и купчихи, и придворные дамы. В XVIII в. указами Петра I были запрещены ношение и продажа русского платья в городах, но на крестьян эти запреты не распространялись, и женщины продолжали его носить. Постепенно сарафан вернулся в обиход русского дворянства. Первой обратила внимание на необходимость национального костюма, который бы отличался от европейского, Екатерина II , принимавшая в «русском» платье австрийского императора Иосифа II .

Во время Отечественной войны 1812 г. ношение национального костюма было формой выражения патриотических чувств: «Дамы отказались от французского языка. Многие из них почти все оделись в сарафаны, надели кокошники и повязки; поглядевшись в зеркало, нашли, что наряд сей к ним очень пристал, и не скоро с ним расстались» (Вигель Ф.Ф. Записки. М., 1928). В царствование Николая I элементы национального костюма являлись частью парадной женской одежды для приемов при дворе. Золотое или серебряное шитье каждого платья соответствовало шитью на мундирах придворных чинов.

В зависимости от кроя, материала и других особенностей крестьянский сарафан в разных регионах России в XIX в. мог называться по-разному: глухой косоклинный; косоклинный распашной (в Ярославской и Тверской губерниях он известен под названием «ферязь»); прямой сарафан с лямками; саян; костолан; сукман; шторник; клиник; пестряк; кумашник. В южнорусских губерниях сарафан был широко распространен как девичья одежда, а в Рязанской губернии — как старушечья.

Праздничные сарафаны и рубахи высоко ценились, их берегли, надевали по самым большим праздникам несколько раз в год и передавали по наследству. Праздничная одежда украшалась вышивкой, узорным ткачеством, различными нашивками. На Севере для украшения использовали речной жемчуг и рубленый перламутр. На картинах А.Г. Венецианова русские красавицы изображены в сарафанах.

Сарафанный комплект обычно включал в себя: рубаху, собственно сарафан, пояс и передник. (15, 16) Так называлась одежда, состоящая из двух не сшитых длинных полотнищ ткани, собранных на шнурок, их повязывали выше груди или на талии. Иногда передники делали с грудкой. В некоторых губерниях девушки могли надевать передник прямо поверх рубахи вместо сарафана. В Поволжье передник называли запоном.

(15)

(16)

Праздничные передники вышивали красной нитью. По узору можно было многое узнать о жизни женщины, о ее желаниях, мечтах. В верхней, наиболее близкой к сердцу части передника вышивали то, что женщина просит у Бога. Ромбо-точечный орнамент был пожеланием плодородия и плодовитости, птицы были символами девочек, знаком верхнего мира; кони, связанные со средним, земным миром, были символами мальчиков.

Еще один вид женской одежды — это шушун. О нем упоминает С. Есенин в стихотворении «Письмо матери».

Пишут мне, что ты, тая тревогу,
Загрустила шибко обо мне,
Что ты часто ходишь на дорогу

В старомодном ветхом шушуне.

Шушун — это длинный, сравнительно узкий косоклинный сарафан с широкими плечиками и неглубоким вырезом на груди и спине. К нему обычно пришивали длинные откидные рукава, руки в которые никогда не продевали. До XVI в. шушуны застегивались сверху донизу на пуговицы, а позже стали спереди нашивать полосы из дорогой ткани с декоративными петлями.

Шушуном также называли просторную женскую кофту с рукавами. Выбор ткани для шушуна зависел от возраста и достатка его хозяйки.

На иллюстрации к сказке «Василиса Прекрасная» И.Я. Билибин изобразил Василису одетой в занавеску(17, 18). Занавеской называлась длинная туникообразная одежда с рукавами и с прямоугольным вырезом сзади до лопаток. Надевалась она через голову. По подолу и краям рукавов занавеска также украшалась вышивкой.

(17)

(18)

В холодную погоду русские женщины надевали душегрею (или душегрейку) (19) Это была короткая свободная кофта, собранная в верхней части в мелкие складки. Душегрея была очень пышной в нижней части и лишь немного прикрывала талию. Шили ее из прямоугольного куска ткани, могли простегивать ватой и украшать мехом. В «Сказке о рыбаке и рыбке» А. С. Пушкина: «…на крыльце стоит его старуха в дорогой собольей душегрейке…».

(19)

Разновидностью душегреи была епанечка (епаничка) — короткая утепленная кофточка без рукавов и воротника, державшаяся на бретельках (20, 21).

(20)

(21)

Душегреи и епанечки шились из самых дорогих и нарядных тканей (парчи, бархата), расшивались цветными нитями, жемчугом и входили в состав праздничного комплекта одежды в различных областей России.

Древнейшим видом женской крестьянской одежды является панёва (понева)(22). Это одежда замужних женщин, надевавшаяся во время свадебного обряда поверх рубахи. Для девушки надеть паневу значило проститься с девичеством и начать трудную жизнь замужней женщины, поэтому ее иногда называли «бабьей кабалой».

(22)

Панева представляла собой поясную одежду чуть ниже колена из трех частично сшитых кусков ткани, специально изготовленных на ткацком станке из шерсти, причем полы паневы не должны были сходиться и в просвет должна была виднеться рубаха. Паневу обертывали вокруг бедер и закрепляли на талии скрученным шнуром-гашником. Такую не сшитую до конца паневу называли распашной, ее могли подворачивать спереди за пояс, так что сзади образовывался «кулек», при этом была видна изнанка паневы и украшенная вышивкой рубаха (23).

(23)

Считалось, что, отправляясь в город, рубаху следует закрывать. Для этого в паневу временно, «на живую нитку» вшивали четвертое узкое полотнище — прошву. В тех случаях, когда прошву вшивали сразу при изготовлении паневы, она делалась из ткани другого цвета и украшалась полосками кумача.

Паневы были клетчатые, в основном темно-синие или черные. В Рязанской, Тульской и Воронежской областях известны красные паневы. Клетка — древний знак поля, земли и пожелание женщине плодородия и плодовитости.

На свадебной паневе, которую невеста готовила себе к венцу и носила в первый год замужества, вышивался ромбо-точечный орнамент. Особенно тщательно украшались кромки вдоль разрезов и швы прошвы.

Молодухи Тульской губернии украшали заднее полотнище паневы розетками из ярких лент, собранных на пуговицу или бусину, или квадратами из ткани с тремя бубенчиками, а в Рязанской губернии — хвостами из лент длиной до 20 сантиметров.

Обувью женщинам, как и мужчинам, служили лапти, которые носили с белыми (иногда черными) онучами или шерстяными вязаными богато украшенными длинными носками.

Была также известна кожаная обувь — чоботы или коты, которые украшались спереди и поверху красным и желтым сафьяном. Кожаная обувь закреплялась на ноге оборами — черными или красными шерстяными шнурами или тонкими полосками кожи, пропущенными через петлю на заднике.

Образ русской красавицы не мог считаться полным без головного убора. Девушки на Руси до замужества могли ходить с непокрытой головой, а волосы необходимо было заплетать в одну косу (24) — в знак того, что девушка пока одна, не замужем. Девичья коса считалась символом чести, и дернуть за косу — значило оскорбить девушку. На иллюстрации к русской сказке «Василиса Прекрасная» Билибин изобразил Василису с длинной косой. На рисунке видно, что ее лоб не закрыт челкой, — считалось, если закрыть лоб, то девушка будет часто болеть. Конец косы девушки украшали накосником, он мог быть любой формы: круглой, бантиком, полумесяцем (25).

(24)

(25)

Во время свадебного обряда подружки прощались с невестой под пение протяжных грустных песен и с плачем расплетали ей девичью косу, а невеста приговаривала: «Прощай коса, девичья краса, полно тебе по плечам мотаться, пора под кичку убираться». Потом волосы невесты переплетали на две височные косы, укладывали короной вокруг головы, а затем плотно закрывали повойником(26). При этом девушка причитала: «Уж и покрасуйтесь, мои русы волосы, темнота будет вам, да русы волосы, да тягота будет да буйной голове». Расплетание и заплетание кос у невесты обозначало перемену статуса (положения) женщины внутри социальной структуры. С этого момента никто из мужчин не мог видеть ее волос. На Руси существовало выражение «опростоволосить женщину», т. е. нанести оскорбление, открыв ее волосы.

(26)

По древнему обычаю замужняя женщина никогда не показывалась на людях «простоволосой» — это считалось большим грехом. Длинные волосы ценились, но с распущенными волосами никто не ходил, так как это мешало стирать, готовить, работать в поле, ухаживать за скотиной. Верили, что волосы обладают магической силой, и выходя замуж, становясь членом чужого рода, чтобы не принести несчастья мужу и его родне, жена должна была прятать волосы. Кроме того, спутанные волосы (колтун) воспринимались в народе как принадлежность колдуна и ведьмы. Бабу-ягу И. Билибин изобразил с распущенными, развевающимися по ветру волосами (27).

(27)

В глубокой древности распущенные волосы символизировали тучи и дождь, слезы и печаль. Поэтому только во время похорон женщины распускали волосы и «вопели», причитали, припадая к могиле.

Самым распространенным головным убором девушки был платок. И. Билибин, А. Венецианов, А. Архипов, Ф. Малявин и многие другие художники, изображали своих героинь в платках.

В старину девушки могли также украшать голову лентой, а по праздникам надевали головные уборы разной формы: и плоские, и ажурные с прорезями, с зубцами. Их называли венцы, почелки, перевязки, ширинки, кокошники (Н. Аргунов «Портрет девушки в кокошнике»), коруны (28) (М. Врубель. «Царевна Лебедь», В. Васнецов. «Три царевны подземного царства»).

(28)

Эти головные уборы были с открытым верхом, их расшивали золотой нитью, а по очелью спускали на лоб поднизи ажурного плетения из речного жемчуга (в виде сетки). Его добывали в чистых северных реках и часто использовали для украшения головных уборов.

Народные головные уборы украшали рясны — подвески в форме вертикальных полос, опускавшиеся от кокошника вниз. В орнаментах рясен нашли отражение две темы: небо (птицы) и плодородие (семена, ростки, цветы, деревья, квадраты с точками). К ряснам подвешиваликолты с изображением русалок, семарглов и грифонов, которые считались посредниками между небом и землей. Рясны доходили до плеч женщины, свисая с углов кокошника; колты доходили до груди. Длина рясен вместе с колтами могла достигать 50 сантиметров.

Молодые женщины, недавно вышедшие замуж, носили кокошники, но через некоторое время, особенно после рождения первого ребенка, они надевали кичкообразные головные уборы. В некоторых местах термин «кичка» относился ко всему головному убору, сложному по конструкции и состоявшему иногда более чем из десятка деталей.

Кичка и сорока с позатыльней — типичный головной убор замужней женщины (29, 30). Основу кички делали из стеганого холста на подкладке, а переднюю часть — из бересты или кожи. Сверху конструкцию покрывали дорогой тканью. У А.С. Пушкина в «Сказке о рыбаке и рыбке» упоминается «парчовая на маковке кичка» зазнавшейся старухи.

(29)

(30)

Сверху основы кички одевали сороку — чехол из дорогой ткани, а сзади прикрепляли позатыльник, от которого спускалась прямоугольная сетка, закрывающая часть спины (31). Очелье сороки украшали золотым шитьем, а сзади к ней прикрепляли толстый плетеный шнур, украшенный бисером. Он спускался вдоль спины, символизируя языческое божество. Чтобы оградить уши от «сглазу», их прикрывали шнуром с кистями или помпонами. Вся кика вместе с сорокой позатыльней и очельем могла весить до семи килограммов.

(31)

В Рязанской, Тульской и Калужской губерниях носили рогатую кичку (в форме острых рогов, скатанных из пеньки и простеганных нитками) (32-34). Рога, торчавшие надо лбом, обладали большой оберегающей силой. Бык (тур) был мужским символом, а значит, своей мощью мог уберечь женщину от опасности. В такой защите особенно нуждались молодые матери.

(32)

(33)

(34)

С образами коров была связана также идея плодородия и продолжения рода. Старея, женщины меняли рогатую кичку на безрогую или вообще переставали ее носить, ограничиваясь платком.

Богатый большой платок — убрус — замужняя женщина надевала поверх кички или кокошника (35).

(35)

Детали сороки называются «крылья» и «хвост», а в орнаментах вышивки головных уборов часто встречаются изображения птиц. Их названия также перекликаются с именами пернатых: «кокош» — петух, «кичка» — утка. Таким образом, головной убор нес символику неба.

Не каждая крестьянка умела шить золотом и низать жемчуг, поэтому головные уборы отдавали расшивать специальным мастерицам. Праздничные головные уборы стоили очень дорого, их берегли и передавали по наследству.

Дополняли костюм крестьянки нагрудные и шейные украшения, имевшие общее название «сбруя». Она состояла из цветных бус, ожерелий, украшений из разноцветной шерсти, гайтана (бисерной, плетеной тесьмы длиной 50–70 см с медальоном или крестом на конце), бисерных воротников.

В древности на Руси использовали косметику растительного происхождения: свеклу, сажу, уголь. Иностранцы, побывавшие в Московском государстве в XVI–XVII вв., отмечали, что русские женщины, красивые от природы, белили лицо, сильно румянили щеки и сурьмили брови.

Татьяна САПОЖНИКОВА, методист Центра непрерывного художественного образования

Газета «Искусство»

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте