Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Иоанн Добролюбов



ИОАНН ДОБРОЛЮБОВ
(биографический очерк)

« … от Господа исправляются стопы человека. Не жизнь
только дает нам Отец наш небесный, но он указует каждому из нас
свой собственный путь. По сему жизнь человека есть вместе с тем
и история действий провидения Божия о человеке».

Архимандрит Владимир (Добролюбов)

«Немало энергии и трудов комиссиею посвящено в минувшее 25-летие обследованию предметов старинного быта, какому должны быть отнесены: иконы, литые образки, панагии, кресты, складни, змиевики, церковные сосуды, ковчежцы ...Благодаря сочувствию рязанских первосвященных из церквей епархии в церковный отдел музея поступило несколько десятков старинных икон, лубочные венцы, деревянные сосуды", – говорилось в отчете о 25-летней работе Рязанской губернской ученой архивной комиссии. Все эти предметы составили сокровищницу музея РУАК. А что уж говорить о документальном богатстве, которое легло в основу исторического архива.

Несомненный, бесспорный основатель Рязанской губернской ученой архивной комиссии А.В.Селиванов писал : «... из лиц, сочувствовавших проекту, я могу назвать немногих. Все¬го более был заинтересован этим священник И.В.Добролюбов, который, подобно мне, приходил в восторг от самой идеи... Он весь был погру¬жен в архивные изыскания, как крот, с утра до вечера, окруженный целыми ворохами книг, рылся в пыльных и полусгнивших от времени ру¬кописных материалах, которые доставал, где только мог... Добролюбов был как бы создан для специально архивных работ: скромный, никогда ни с кем не споривший, живший, как средневековый аскет, наивный, чистый, как дитя, несмотря на свой немолодой возраст, но в тоже время жизнерадостный...»

Об этом удивительном человеке надо рассказать отдельно. Он был не только достойным сыном своего отца - архимандрита Владимира (Добролюбова), известного духовного и общественного деятеля, но и замечательным представителем «ученого делания», исследователем провинции конца XIX века.

Священник Иван Васильевич Добролюбов

Иерей Иоанн Добролюбов ушел из жизни на 67 году, будучи уже очень больным человеком, перенесшим в своей жизни много утрат и лишений, но еще в расцвете творческих сил. Это случилось 6 мая 1905 г. в день памяти многострадального Иова. Отпевание было совершено в Соборном храме г. Зарайска, в котором он прослужил не один десяток лет, шестнадцатью протоиереями и священниками «при всей корпорации духовного училища», как писал в некрологе священник Иоанн Волков. И еще он написал следующее: «Личная жизнь усопшего должна быть отнесена к весьма неудачным. Сиротливое детство, раннее вдовство, потеря детей и совершенное одиночество - вот главные штрихи на печальном фоне его жизни. Смерть в крестьянской избе и чужая рука, закрывающая ему глаза, дополняют картину его бытия».

Все, о чем сказал священник, было в жизни Иоанна Добролюбова. Но жизнь этого удивительного человека нельзя описать в нескольких строках. В «Библиографическом словаре писателей, ученых и художников уроженцев (преимущественно) Рязанской губернии», составленном им самим с дополнением С.Д.Яхонтова, указано, что он родился в семье священника в 1838 году, 19 мая, в Скопине. В некрологе, опубликованном в Рязанских епархиальных ведомостях, говорится о том, что он был сын священника села Клишина Зарайского уезда о. Василия, который после ранней смерти жены принял постриг с именем Владимир и в последующем стал архимандритом и наместником Николае - Радовицкого и Троицкого монастырей.

Имеющиеся в Государственном архиве Рязанской области сведения об архимандрите Владимире не подтверждают его пребывание в с. Клишино Зарайского уезда, а поиск сведений по метрическим книгам г.Скопина за 1838 год дал потрясающий результат: по Входоиерусалимской церкви у священника Василия Петрова Добролюбова и его законной жены Анны Ивановой зарегистрирована дочь Ольга, рожденная 20 июня 1838 г. Их первенец Иван (в метрике: Иоанн) родился годом раньше -19 мая 1837 г. Крещен был двадцатого мая. Его младший брат Симеон родился 22 мая 1839 г.

Но радость и горе ходят часто вместе: 27 августа 1839 г. умирает сестра Ольга, которой исполнился только год, 24 мая 1840 г. – Симеон, 14 сентября 1841 г. от простуды в возрасте 22 лет скончалась их мать Анна Ивановна (урожденная Голубева).

Отец Ивана сделал все, чтобы заменить ему мать. Он был не только отцом, но и другом, находясь рядом с ним и тогда, когда Иван обучался в Скопинском духовном училище, которое он окончил в 1854 году, и тогда, когда он продолжил учебу в Рязанской духовной семинарии.

Василий Добролюбов (будущий архимандрит Владимир) с 1845 года был инспектором Скопинского духовного училища, что позволило ему быть рядом с сыном и помогать ему во всем. Желание учиться и получать знания были у мальчика большими. Он с охотой усваивал все новое и получал высокие оценки. Это дало ему право продолжить свою учебу в Рязанской духовной семинарии.

Годы учебы в Рязанской духовной семинарии, куда он поступил в 1854 году, были полны духовного общения с замечательными людьми, как с преподавателями, от которых он черпал необходимые познания, так и со сверстниками. Его отец и в это время был с ним. В 1853 году о.Василий принял постриг в Спасском монастыре с наречением имени Владимир и был назначен инспектором Рязанского духовного училища. Он не переставал заботиться о сыне, хотя их и разделяли стены разных учебных заведений. Переписка архимандрита Владимира (Добролюбова) с известным рязанским историком и археологом А. И. Черепниным говорит о том, что даже в своих письмах к другу отец больше пекся о сыне («о Иоанне Васильевиче», как он его называл в письмах) и просил о пересылке интересных для Ивана книг, в частности, курса лекций по русской истории П.Н.Милюкова.

Иван радовал его своими способностями все годы. В списке учеников за 1854/1855 учебный год имя Ивана Добролюбова идет по успеваемости вторым с оценкой «весьма хороших» способностей, «весьма усердного» прилежания и «весьма хороших» успехов. Достаточно сказать, что за этот учебный год им было представлено 4 «очень хороших» сочинения, 12 «хороших» и 1 «довольно хорошее». Он уступал только Петру Палицыну и далеко ушел от всех остальных. В фонде Рязанской духовной семинарии сохранились темы сочинений, которые давались учащимся: «Понятие молитва», «Понятие юность», «Понятие надежда», «Не презирай ничьего совета», «Не радуйся несчастию ближнего» и тому подобные.

С такими же успехами он подошел к окончанию семинарии. В списке учеников семинарии высшего отделения «Б» второго класса за 1858/59, 1859/60 годы у Ивана Добролюбова отмечались «очень хорошие» способности, «весьма ревностное» прилежание и «хорошая» успеваемость. В 1860 году у Ивана Добролюбова были прекрасные отметки: по догматическому богословию «оч. нехудо, нехудо», по нравственному пасторскому богословию и гомилетике - «поряд.», по обличительному богословию – «не худо», по священному писанию - «оч. нехудо», по церковной истории, археологии, каноническому праву – «порядоч.», по медицине – «хор.», задачи русские – «пор.» (выделено мной – Т.С.). Такая дисциплина как полемика против раскола не была обязательной для учащихся. Не занимался этим предметом и Иван Добролюбов. Мы не знаем причин, по которым у Ивана не проснулся интерес к этому предмету. Возможно, он не считал, что со староверами надо полемизировать, ведь его отец занимался историей раскола и хорошо знал его суть…

Иван учился в одном классе с Алексеем Павловым (к семейству будущего академика Ивана Павлова не имеет отношения), Павлом Успенским, Павлом Троицким, Василием Мелеховым. Оценки в семинарии давались всегда и всем неодинаковые. «Очень нехудо», «довольно нехудо», «порядочно», «достаточно порядочно», «довольно порядочно, но не знает Алексея митроп.», «кое-что говорил, кое-что не знает» – такие записи делали преподаватели семинарии в журналах против фамилий учащихся.

В 1860 году И.Добролюбов окончил курс Рязанской духовной семинарии, 15 июля 1861 г. он был определен учителем 2-го Рязанского духовного училища низшего отделения (позже -1-го Рязанского духовного училища), где служил до марта 1865 года.

В это время его отец, уже игумен Владимир, был еще инспектором Рязанского духовного училища: и 1-го, и 2-го. Некоторое время они вместе служили в одном духовном учебном заведении, оставив по себе хороший след в сердцах учителей и учеников.

Вскоре, 26 марта 1865 г., архиепископом Рязанским Иринархом (Поповым) Иоанн Добролюбов был рукоположен «во священника Спасской церкви села Клинска Михайловского уезда» на место священника Василия Гавриловича Климентовского. Перед этим он вступил в законный брак с дочерью вдовы протоиерея Зарайского соборного храма Иоанна Федоровича Успенского. Иоанн Федорович Успенский ушел из жизни рано, оставив в 1848 г. тридцатилетнюю вдову с четырьмя малолетними детьми. Младшей, Софье, будущей жене Иоанна Добролюбова, было тогда всего 4 года. Кроме нее в семье были еще дети: старшая девочка Матрона и мальчики – Федор и Николай.

Семья жила в Зарайске в собственном небольшом деревянном доме и получала от поступившего на место мужа протоиерея соборного храма Михаила Ремезова по 10 руб. серебра в год. Не забывало семью и попечительство, которое выдавало ей небольшую сумму. Пенсия за службу мужа в Зарайском уездном училище давала возможность обучать всех детей. Таким образом, Иоанн попал в хорошую и дружную семью.

Вместе с женой Добролюбов отправился в с. Клинск. 16 декабря 1866 г. у них родился первенец, которого назвали Владимиром. Через день ребенок был крещен, его восприемниками были архимандрит Владимир (Добролюбов) и мать жены Мария Васильевна Успенская. В это время в послужном списке Иоанна Добролюбова появляется запись: «За назидательность, ясность и простоту в изложении катехизических поучений награжден был набедренником 26 июня 1866 года».

22 июля 1867 г. отец Иоанн был переведен в Троицкую церковь г.Зарайска, затем (8 апреля 1870 г.) - в Соборную церковь. Его отец арх.Владимир (Добролюбов), бывший в это время в Николае - Радовицком монастыре, писал архиерею Алексию (Ржаницыну) о своей радости по этому поводу: «К светлому празднику Христову, Вы, Ваше Высокопреосвященство, оказали мне величайшую милость, переместив сына моего в соборный храм. Приемлю это, как свидетельство Вашего особенного благоволения к моему недостоинству, и благодарность мою к Вашему Высокопреосвященству постараюсь показать в точнейшем исполнении Вашей Архипастырской воли». Одновременно о.Иоанн был назначен преподавателем латинского языка, а позже и священной истории Зарайского духовного училища, где неоднократно избирался членом правления от учителей. Латинский язык он преподавал в первых двух классах, т.е. совсем еще у детей, и делал это он умело, с любовью, как некогда его отец.

11 июня 1869 г. у него родилась дочь, которую назвали Анна, так же, как звали рано умершую мать Иоанна. Но ни девочке, ни ее матери не суждено было долго жить: София скончалась от чахотки на 26 году жизни 26 июля 1872 года. Дочь скончалась позже, но дату мне пока выявить не удалось. Безмерно было горе о.Иоанна. В этом он повторил судьбу своего отца.

Всю свою любовь он сосредоточил на единственном сыне Владимире, которому старался дать хорошее образование. Сначала сын учился в 1 рязанской мужской гимназии, по окончании которой поступил в Московский Императорский университет на юридический факультет. Один современник, хорошо знавший о.Иоанна, писал: «На его солидное образование тратятся огромные суммы, терпеливо переносятся собственные лишения, меняется родное гнездо на далекий Омск, чтоб только быть при сыне, как когда-то его отец был всегда рядом». Но до этого времени еще далеко… В полной мере здесь, в Зарайске, он отдался преподавательской деятельности в духовном училище и научным изысканиям, любовь к которым у него была от отца. Несмотря на личную трагедию, он по службе был усерден, за что был награжден скуфьею 8 апреля 1873 г.

Преподавательская деятельность требовала у о.Иоанна много времени. К урокам он готовился всегда тщательно, о чем говорили всегдашние семинарские проверки и отчеты ректора духовного училища. Так, в отчете за 1884/85 учебный год о преподавании латинского языка Иоанном Добролюбовым отмечалось, что «учитель 1 класса после ознакомления учеников с латинской азбукой, чтением и письмом латинских слов, заставляет заучивать учеников в классе отдельные латинские слова и краткие предложения с переводом их на русский язык; в начале каждого классного занятия наперед удостоверяется в том, хорошо ли усвоен учеником прежний урок».

Отец Иоанн неослабно заботился, чтобы малыши правильно читали непонятные латинские слова, уделял больше внимания отстающим. Он поддерживал тесную связь с преподавателем русского языка и объяснял ученикам особенности родной речи.

Преподавательский состав («корпорация») Зарайского духовного училища был очень дружным и сплоченным. Всегда отмечалась высокая нравственность педагогов, их желание как можно больше времени проводить с учащимися и своим примером показывать им достоинство своего звания. Но ученики любили особенно отца Иоанна. Они тепло вспоминали его мягкость и ласковость в обращении. «Его трудно было видеть когда - либо раздражительным. Он не был формалистом учителем и латинский язык, им препода¬ваемый, не служил учащимся неприятной обузой», - вспоминали они. Отец Иоанн Волков так характеризовал своего сослуживца: «Я встретил его как сослуживца, совмещающего труды соборного священника и учителя местного духовного училища, еще подвижного, крайне приветливого и особенно доброго и снисходительного к ученикам. Не помню примера на кого бы о. Добролюбов положил тяжелую руку, скажу яснее: я никогда не видел, чтоб кто превосходил его добротою к школьникам. В учениках он создал себе памятник нерукотворный, ибо, если сердечность отношений и всегда высокая добродетель, то тем более она драгоценна в учителе, от которого так возможна порча всей дальнейшей жизни и карьеры питомцев. Учащиеся всегда ценили в нем его добрый и незлобивый нрав».

Отец Иоанн всегда был занят работой сверх меры, как научной, так педагогической. В 1892 году ему было предложено перейти из соборного храма в приходский Ильинский храм с большим приходом, а значит и достатком. Иоанн Добролюбов отказывается от предложения, мотивируя это несколькими причинами. Первая: он прослужил в соборном храме более 20 лет, « не сделал никому и ни малейшего оскорбления или неприятности, а во-вторых, потому, что, состоя при Зарайском духовном училище наставником латинского языка для преподавания которого, во всех классах мне назначено употреблять еженедельно по 16 уроков, и кроме сего в правлении училища… исполняя должность делопроизводителя, я в течение дня не имею почти ни одного часа свободного для занятия другими делами, даже ныне находясь на служении при соборной церкви». Черновик этого письма также сохранился в его семейном архиве, как и те документы, по которым писал он свои исторические труды.

Наукой он занимался много, и можно просто удивляться, как на все у него хватало времени. Еще в 1877 году он опубликовал в «Рязанских епархиальных ведомостях» первую свою обширную статью о Зарайском соборе на основании собранных архивных документов, которые доставал где только мог. С этого времени он принялся за свой обширный труд, принесший ему известность: "Историко-статистическое описание церквей и монастырей Рязанской губернии'', вышедшее в 4-х обширных томах. Первый том увидел свет в 1884 году, в год открытия РУАК. Этот труд был по достоинству оценен не только историками, но был удостоен внимания архиепископа Рязанского и Зарайского Феоктиста (Попова). В своем письме он пишет, что пользуется «…доселе лестным вниманием Его Высокопреосвященства, особенно заявленным мне при издании мной III и IV тома моего описания церквей Рязанской епархии…»

В 1893 году Иоанн Добролюбов оставил учительство, а в 1898 году и штатную должность священника и сосредоточился на своих ученых занятиях. В это время он стал членом-корреспондентом церковно-археологического общества Киевской духовной академии, а общим собранием Тамбовской архивной комиссии был избран ее действительным членом.

В документах архива, в воспоминаниях современников перед нами раскрывается уникальная жизнь человека, полного подвига смирения и любви, неустанного труда и всепрощения. Очень болезненный, о.Иоанн страдал многими недугами. Особенно они проявились в преклонном возрасте. Просто удивительно, как этот уже немолодой и больной человек мог бросить все и поехать вслед за сыном Владимиром, который служил в Омске. Но он не оставлял мысли вернуться вместе с ним в Рязань. Сам он часто приезжал в «родные пенаты» и вел оживленную переписку с членами РУАК: А.И.Черепниным, С.Д.Яхонтовым и др. В своей переписке с Черепниным, известным историком и археологом, он писал о желании работать для Рязани, для ее людей, родного музея. Так, 3 июля 1898 г. он писал из Омска о желании перевести своего сына в Рязань, о своих напрасных хлопотах по этому делу, о перенесенных в зиму двух лихорадках и желтухе (но о болезни писал как бы между прочим). Больше сообщал о своем желании быть полезным для РУАК даже вдалеке, о своих находках, собрании монет, интересовался раскопками в рязанской земле, новыми изданиями РУАК и других комиссий. В 1903 году он благодарил того же адресата уже из Зарайска за присланную книгу, которую он не смог еще прочитать «благодаря своим недугам разного рода», сообщал, что, несмотря на болезнь, собирается вновь ехать к сыну в Омск.

Когда И.В.Добролюбов в очередной раз из Омска приехал в родной Замарайск (как иногда называл Зарайск в письмах), чтобы продать дом, он писал Черепнину: «Адреса не сообщаю, я поселился недалеко от прежнего своего жилища. Почтальоны знают мою квартиру. Устроился отлично. Хозяйка ухаживает за мною не хуже любой сестры милосердия. С домом разделался и теперь без вреда для ближних буду готовиться в дальний путь».

После внезапной смерти сына, которую едва перенес, он вновь вернулся в Зарайск и жил («обитал») «против крепости в доме Глеба Ив.Ловцева» – кладбищенского диакона: «Живу пока у пчеломора в каморке, хотелось бы скорее перебраться в свой угол. Усерднейше прошу Вас справиться у моего ментора Виктора Антоновича о дне, в который мне можно и должно явиться в суд по делу о доме». Это его последнее письмо, которое сохранилось в фонде Черепнина. Он так и не переехал в собственный дом в Зарайске, умерев в чужом жилище.

Стоя у его смертного одра, обыватели жалели этого тихого человека, не понимая, какой силы духа он был. Вот только несколько слов из поучения (так это в то время называлось), сказанного при погребении Иоанна Добролюбова: « Казалось, ему ли не устроиться в жизни - единственному сыну прекрасных родителей, получившему основательное образование с отличием, занявшему должности соборного священника и учителя местного духовного училища?!- Но действительность не оправдала ожиданий. Я вспоминаю его, как учителя своего в Рязанском духовном училище, только окончившего курс, еще юного студента. Возросший сиротой - без матери,- при отце монашествующем, он доверчиво ждал светлой впереди жизни, как бы награды за сиротливое детство. Но будущее - что призрак. Поступив во священника, он скоро овдовел,- а с сего времени потекла для него обычная жизненная туга, с подозрениями, осуждениями, обносами и клеветой…». «Скорбную» свою летопись, как написал автор некролога, о.Иоанн закончил в чужом углу.

Никто никогда не слышал от него каких-либо жалоб. Мягкость, ласковость и сердечность в обращении отмечали все, кто лично знал о.Иоанна. О покойном было сказано много добрых слов, но это были слова сожаления. Авторы некролога забыли отметить главные черты этого человека: жизнерадостность, трудолюбие и душевную силу. Иначе бы не было его замечательных архивных изысканий, вышедших позже как известные нам труды по истории церкви в 4-х томах, не было бы его выступлений на заседаниях РУАК в защиту древних храмов и монастырей. Благодаря усердию И.Добролюбова до нас дошло письмо Ивана Никитича Скобелева – отца и деда русских полководцев Дмитрия Ивановича и Михаила Дмитриевича Скобелевых, которое было опубликовано в Трудах РУАК. А сколько неподдельного юмора кроется в его переписке с друзьями! Перенеся смерть отца (архимандрит о. Владимир умер 20 мая 1896 года), затем сына, о.Иоанн не впал в скорбь, а продолжал заниматься научными исследованиями.

20 мая 1905 г. диакон Троицкой церкви г. Зарайска писал Алексею Ивановичу Черепнину о том, что Иван Васильевич Добролюбов «волей Божией скончал свое земное поприще» и просил помолиться о его душе.

Когда отца Иоанна провожали в последний путь и подняли покров над его головой, все были удивлены восторженным видом умершего. Это видели все присутствующие, обратив на этот факт особое внимание.

Обширный архив о.Иоанна Добролюбова поступил в собственность Рязанской губернской ученой архивной комиссии. В Трудах РУАК за 1910 год был опубликован краткий перечень дел, составивших архив Добролюбова. Сообщение об этом сделал С.Д.Яхонтов, разделивший весь архив на 31 тему. Интерес представляли семейная переписка Добролюбовых, рукописи работ архимандрита Владимира (Добролюбова) и о.Иоанна Добролюбова, рукописи и книги, принадлежавшие ранее архиепископу Рязанскому и Зарайскому Гавриилу (Городкову), которого хорошо знал о.Владимир (Добролюбов). Некоторые документы из фонда Добролюбова поступили впоследствии в фонд РУАК, который хранится в Государственном архиве Рязанской области, но до сих пор многие из них не атрибутированы и числятся за неизвестным автором. Рязанским архивистам предстоит исправить эту досадную ошибку.

Когда в 1909 году С.Д.Яхонтов на 25-летнем юбилее Рязанской губернской ученой архивной комиссии говорил о той работе, которая была проделана ее членами, он имел в виду и труды иерея Иоанна Добролюбова. Труды его уцелели даже в революционное время. А ведь могло быть иначе. С.Д.Яхонтов вспоминал, что страницами из его «Историко-статистического описания церквей и монастырей Рязанской епархии» был оклеен фасад рязанского театра. Нет сейчас ни одного исследователя, который бы не был знаком с его трудами: в них не только история церкви, история отдельно взятой местности, но и жизнь людей, известных и малоизвестных рязанских деятелей истории, культуры, церкви. Кроме того, сохранилась переписка Иоанна Добролюбова с А.И.Черепниным, из которой мы узнаем еще больше об этом удивительном человеке. «Долгом считаю вторично уведомить Вас, что дорога в Ростиславль лежит мимо моего дома, миновать который было бы для Вас великим прегрешением, – писал он в одном из писем своему другу и единомышленнику. – Собирайтесь, ничтоже сумняся, погода как нельзя более благоприятствует раскопкам» (здесь одна цитата или две? ) (Зарайск. 21 мая 1894 г.). Переписка из личного фонда И.Добролюбова еще требует тщательного изучения, так как в ней много интересного и о нем, и о тех людях, с кем он был дружен.

Т.П. Синельникова

5
Рейтинг: 5 (2 голоса)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте