Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Монументальный снимок



В рамках Фотобиеннале в Москву в апреле привезут выставку Андреаса Гурски, одного из самых дорогих фотографов мира. Цены на фотографию сегодня приближаются к ценам на живопись. Чем определяется эта цена, рассказывает Елена Руденко.

Золотая двадцатка

В прошлом году за фотографию впервые заплатили больше $3 млн. Это произошло на февральских торгах аукционного дома Sotheby`s. Диптих "99 центов" (1999) немецкого художника Андреаса Гурски — огромный фотоснимок бесконечных рядов товара на дешевой распродаже — ушел за $3 340 456. Случаи взятия миллионных рубежей на рынке фотоискусства пока что можно пересчитать по пальцам, фотографии-"миллионеры" путешествуют по страницам прессы, как кинозвезды, публика знает их в лицо. Тем больший интерес должна вызвать выставка Андреаса Гурски в рамках Московской фотобиеннале-2008. Победителей любят.

Но сенсационная продажа его работы, строго говоря, не была чистой победой фотографии. Ее продавали не на специализированных торгах и купили как произведение современного искусства, а не за уникальные фотографические достоинства, которых в стандартном цифровом принте никто и не предполагал. Подобная же непреднамеренная путаница произошла и с рекордом 2005 года, когда за $1 248 000 на аукционе Christie`s была продана работа американского художника Ричарда Принса "Без названия. Ковбой" (1989) — крупноформатная пересъемка рекламы сигарет Marlboro из старого журнала. Покупатель платил за имя художника — одно из самых известных в современной Америке, за современный поп-арт, за уорхоловские аллюзии, но не за фотографию как таковую.

Однако на мировом арт-рынке и собственно фотография может стоить миллионы. В этой области непобитым рекордом остается сумма $2 928 000, уплаченная в конце 2006 года за снимок Эдварда Штайхена "Пруд. Лунный свет". Отец американской фотографии создал его на заре ХХ века в многотрудной пикториальной технике. Коллекционер покупал именно фотографию, и ее высокая стоимость включала наценки за уникальную технику (Штайхен сделал снимок похожим на цветной за 30 лет до появления цветной пленки), раритетность (во всем мире известно только три отпечатка "Лунного света") и, конечно, имя автора.

Среди самых дорогих на сегодняшний день фотографий к миллионному рубежу приблизились еще две: раритетный большой дагерротип французского путешественника и историка искусства Жозефа Филибера Жиро де Пранже "Афинский вид" (1842), проданный в 2003 году на аукционе Christie`s в Лондоне за $922 488, и снимок Гюстава Ле Грэ "Большая волна" — $838 000 на Sotheby`s в 1999 году. И тут редкость обусловила высокую стоимость. "Большая волна" — памятник истории фотографических хитростей, созданный в 1850-х. Непритязательный на вид морской пейзаж — результат совмещения двух негативов: море и небо были сняты отдельно.

Все знают, что на цены аукционных топ-сейлов ориентироваться бесполезно. Во всех рекордных продажах фотографии присутствует привкус случайности. Египетские и французские виды того же Ле Грэ в европейских галереях, как правило, продаются по ценам на два порядка ниже, фотографии Штайхена на аукционах тоже больше никогда не приближались к миллиону.

И тем не менее рекорды важны. С каждым новым миллионом дорогущая покупка тиражного отпечатка перестает выглядеть экстравагантным капризом, а в глазах общества коллекционирование фотографии становится так же престижно, как и других видов искусства.

В мировом рейтинге немного позади исторических рекордсменов уверенно идут вполне стабильные участники рынка фотографии. В двадцатке тех, чьи работы оцениваются около полумиллиона долларов, хорошо известные имена. Это фотограф-сюрреалист Ман Рей и автор "Алисы в стране чудес" Льюис Кэрролл, значащий для фотографии не меньше, чем для литературы и математики. Это американский модернист Эдвард Вестон, с одинаковым бесстрастием снимавший обнаженное тело и цветы. Отечественной публике он больше известен как учитель коммунистки-авантюристки Тины Модотти, умевшей к тому же хорошо фотографировать.

Дорого продаются портреты классика американской фотографии Ричарда Аведона и снимки его соотечественницы, болезненно впечатлительной Дианы Арбус — недавно по мотивам ее фотографий даже был снят фильм "Мех" с Николь Кидман. Фотографы первой половины XX века Андре Кертеш, Доротея Ланг, Чарльз Сатмари, Пол Стрэнд и современный художник Брюс Науман тоже члены золотой двадцатки мирового рынка фотографии. Ее границы условны, а рекордсмены меняются местами, но и за пределами этого списка ориентироваться несложно. Тенденции стабильны: уже несколько лет высоко ценятся первые имена XIX века, европейские и американские фотографы 1920-х годов, фотография 1960-х.

Наши рекорды

Отечественные фотографы, к сожалению, отсутствуют в рейтинге самых дорогих авторов, но это не значит, что нам нечем гордиться. Александр Родченко и Эль Лисицкий — имена мирового класса, а их последователи, советские фотографы 1920-1930-х годов, ничуть не уступают в художественной ценности своим американским и европейским коллегам и современникам. Дело не в красоте. Коллекционеры стремятся покупать то, что им ближе духовно и географически. Дороже всего стоят работы фотографов из тех стран, в которых давно решен вопрос, считать ли фотографию искусством. Наши соотечественники до последнего времени фотографию покупать не спешили — просто не выработалась привычка. Интерес к фотографии начал возрождаться в России только в середине 1990-х, когда появились фотофестивали — Фотобиеннале и "Мода и стиль в фотографии", книги, специальные журналы и выставки в ведущих музеях. Еще позже появились фотогалереи. Зритель медленно созревал до состояния покупателя.

В начале 1990-х цены на фотографии Родченко иногда превышали отметку $100 тыс., что, вероятно, было связано с тогдашней модой на Россию, но эти времена миновали.

На прошлогодних русских "бумажных" торгах Sotheby`s (старинные книги, карты и т. п.), где обычно и продают фотографии, результаты были гораздо скромнее. Самый дорогой лот из стринга Родченко ушел всего за $39 тыс.

Сенсацией в Лондоне стала продажа на тех же торгах десяти военных снимков знаменитого советского фотокора Дмитрия Бальтерманца — от £1200 до £6000 за отпечаток. Причем покупатель платил не за винтажи, то есть первые отпечатки, а за отпечатки, сделанные с негативов уже в 1970-х. За £98 тыс. была продана подборка фотографий другого знаменитого советского репортера, Евгения Халдея,— "Великая Отечественная война" (115 отпечатков), сумма превысила эстимейт в два раза.

Совсем недавно на ярмарке современного искусства "Арт-Базель" одна из галерей показывала маленькие (9 х 13 см) фотографии Эйфелевой башни, сделанные Элем Лисицким в 1928 году. Серию из шести снимков предлагали купить за $300 тыс.

Винтаж и тираж

С тем, что фотография — искусство, никто не спорит уже давно. Но коллекционирование фото несколько отличается от собирательства живописи или графики. Это занятие чем-то сродни филателии и прочим видам коллекционирования, для которых важен не столько вкус коллекционера, сколько набор специальных знаний. Одна из причин недоверия коллекционеров к фотографии связана с тиражной природой этого вида искусства. Ход рассуждений начинающего коллекционера прост: высокая стоимость отпечатка свидетельствует о его уникальности. Странно даже представить себе, что у купленного за большие деньги произведения может где-то оказаться брат-близнец, и может быть, не один. Мировая практика коллекционирования фотографии с этим давно разобралась: если второй отпечаток хранится в известном музее, это только повышает статус экспоната личной коллекции.

В России трудно купить русскую фотографию. Винтажей (наиболее ценных, авторских отпечатков, известных специалистам, как правило, до последней царапины) в немногочисленных московских фотогалереях просто нет. Отсутствуют они и на местных аукционах. Фотографии второго и следующих за ним сортов покупателей не привлекают: важно техническое качество снимков. В отличие от эскизов живописцев и почеркушек графиков рабочие материалы фотографов не пользуются спросом. Примером тому стал малоудачный опыт продажи фотографий Александра Родченко на московском аукционе "Совком" в прошлом году. Подслеповатые "контрольки" из семейного архива советского художника Семена Дудника вызвали очень умеренный интерес.

Москва предлагает вниманию коллекционеров два варианта. Первый — современная печать с оригинальных негативов, существующая, впрочем, на правах подлинника при соблюдении некоторых условий: снимок должен быть напечатан на фотобумаге, на нем должен быть указан тираж, желательна удостоверяющая подпись автора или наследника на обороте фотографии. Последние отпечатки тиража могут стоить на порядок дороже, чем первые. Но у фотографий существуют стандартные размеры — 24 х 30, 30 х 40, 50 х 60 и т. д., и в каждом размере может быть напечатан отдельный тираж, это не будет нарушением правил. Кроме того, покупая фотографию в галерее, надо знать о том, что это покупка с одним только правом — владения. Все прочие права, включая публикацию, тиражирование и многие другие, остаются у владельца негатива.

Второй вариант, который, похоже, больше нравится богатым и образованным современным коллекционерам,— это покупка дорогих подлинных произведений модных, в основном западных, фотографов и художников, использующих фотографию как средство выражения, в галереях современного искусства.

Хорошую фотографию нелегко купить и еще труднее сохранить. Снимки боятся света, пыли, клея, контакта с руками. С течением времени они склонны "угасать" — терять изображение, хотя, как показывает практика, при бережном отношении вполне могут сменить несколько поколений наследников.

Журнал «Коммерсантъ Деньги» № 11(666) от 24.03.2008

фото к статье

0
 
Разместил: moderator    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте