Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

«Рязанского полка драгуны» и Рязанский драгунский полк



часть 1
«РЯЗАНСКОГО ПОЛКА ДРАГУНЫ»

«Драгуны – посаженная на коней пехота; кавалерия, приученная к бою в пешем строю. Часть регулярной армии» (из «Краткого словаря военных терминов…»).

Наверное, предварить статью следует небольшим экскурсом в историю русского поместного войска, относящимся к службе рязанцев в сер.-кон.17в. – то есть, во время, предшествовавшее основанию Рязанского драгунского полка.

В середине 17 века практически все рязанские «городовые» (1*) дворяне писались в один полк (например, в полк боярина и воеводы Глеба Васильевича Морозова в 1640г., в полк боярина и воеводы Дмитрия Салтыкова в 1652г. и т.д.). Это было пока еще классическое поместное войско, со всеми его атрибутами: сезонностью службы, отпусками, службой «даточных» людей вместо дворян, убавками земельного оклада «за нерадение» и «за нети» и т.д. (Изменения в организации русского войска рассмотрены на примере частей, формировавшихся из рязанских дворян на основании анализа более чем 150 «сказок», «промеморий» и послужных списков служилых рязанских Григоровых конца 17- середины 18 века).

В 1680г. практически все рязанские «городовые» дворяне были записаны в полк думного дворянина (2*) Венедикта Андреевича Змиева (3*). (*) Венедикт Змиев, не будучи «высокородным», не имея боярского чина, был, однако, талантливым военачальником и организатором (и надо сказать, все его таланты не проявились бы, не будь он к тому же и искусным царедворцем). В военном строительстве в России (массовом, а не «показушном») Венедикт Змиев совершил подлинный переворот. В своем полку он впервые ввел, вместо обычных смотров, смотры «с примерным боем» - то, что впоследствии стали называть «учениями». Причем на такие смотры по его указу созывались служилые намного чаще, чем того требовал простой учет (что вызывало у них понятное недовольство, всяческие кляузы и жалобы на самоуправство воеводы). Зато потери во время боевых действий в полку Змиева были настолько меньше, чем в других полках, что воеводу даже подозревали в связях с нечистой силой.

Подавляющее большинство служивших в нем были рязанцы, и в своих подававшихся впоследствии в Герольдии «сказках» свой полк они называли «Рязанский». Но в 17в. это не было официальным названием полка!

И в Смотренном списке, и в «Разборной десятне» (4*) последней четверти 17в. напротив имен дворян уже, как правило, находятся приписки: «в рейтарах» или «в рейтарах в начальных людях». В то же время, в «сказках» Григоровых о своих прежних службах в составе полка за эти годы они пишут, что служили «в драгунах» или «в Рязанского полка драгунах» (реже – «в копейщиках»).

Надо сказать, что такая путаница в обозначении рода кавалерии (рейтары-драгуны) в сер.-кон.17в. встречается и в других уездах; даже в Москве, в Разрядном приказе, и то не совсем понимали разницу между этими двумя иностранными словами.

«В драгунах» и «в копейщиках» не означают, что полк Змиева был составлен из кавалерии и пехоты. И те, и другие – конное войско. Но драгуны – вооруженные пищалями или пистолями, предназначенные для дальнего боя стрелки, а копейщики – бойцы, вооруженные пиками (копьями) и предназначенные для защиты драгун в случае рукопашной схватки. Венедикт Андреевич Змиев и в разработке тактики огнестрельного боя в Русском войске значительно опередил свое время!

Служба в Змиевском полку относилась при возведении в новые чины полковой службы к «прежним дворянским» и так и шла новопроизведенным офицерам в «полузачет» (5*).

После 1698 года, с началом Петровских реформ, служба дворян, приписанных к «Рязанскому полку» претерпела значительные изменения.

Указ о сформировании Регулярной Армии последовал 8 ноября 1699г., сразу после уничтожения Петром I стрелецкого войска. Сформированная на основании этого указа Армия состояла из 27 пехотных и 2 драгунских полков, разделенных на 3 дивизии, во главе которых стояли генералы Головин, Вейде и князь Репнин. Кроме этого, уже существовали Преображенский и Семеновский полки.

Новые, учрежденные после 1700 года Петром I рейтарские и драгунские полки, несмотря на прежние наименования родов войск, имели от старых полков несколько коренных отличий.

Во-первых, государство теперь брало на себя все заботы об экипировке, вооружении, питании как рядового воина, так и «начального человека» (он стал называться офицером), который получал оклад в службе не землей, а деньгами, на которые мог содержать семью (поэтому мог не заботиться о ведении хозяйства в поместье). И поскольку теперь служить и т.о. содержать себя, смогли самые бедные дворяне и даже люди «разного звания», и сделать карьеру вне зависимости от родовитости – качество службы повысилось.

Во-вторых, в новых полках рядовые и офицеры служили практически пожизненно, становясь действительно профессионалами.

В-третьих, новые полки, в отличие от старых, были намного более управляемы и дисциплинированы, так как подчинялись уставу.

В-четвертых, армия была регулярная, и в любой момент была готова к военным действиям.

Столкновение под Нарвой многочисленного, но плохо вооруженного и обученного русского войска с прекрасным регулярным шведским войском, которое оставил в наследство Карлу ХII его отец, подтвердило необходимость военной реформы. C поля боя только полки «нового строя» отступили в порядке, сохранив оружие и знамена.

Вскоре, «с целью дать лучшее образование армии», на русскую службу был приглашен фельдмаршал Римско-Императорской службы Огильви, который предложил единообразное устройство для всех полков (попросту – штатное расписание), «Высочайше опробованное» 12 октября 1704 года. В соответствии с этим расписанием кавалерийским полкам положено было состоять из 12 рот общей численностью 1239 человек. Но Н.И. Иванов отмечает: «...Однако же из хроники полков видно, что они никогда не имели этого состава, но почти всегда формировались в 1000 человек, с разделением на 10 рот (драгунских фузелерных (6* драгуны с фузеей), к которым в 1705 году прибавлена еще одна гренадерская...» (7* драгуны с фузеей и гранадой - гранатой).

В регулярных полках рязанские дворяне были распределены следующим образом (личные их желания теперь уже не играли почти никакой роли). Те, кто прежде служил в «копейном строю», как правило, были зачислены в пехотные полки (чаще это были выходцы из беднейших семей). Те, кто были «прежние службы» служили в драгунах и рейтарах, в «новых» полках записаны в кавалерию.

Вольяшевские Григоровы из бывших копейщиков попали в Преображенский, Азовский, Кексгольмский и Рязанский пехотные полки. Вольяшевские Григоровы из бывших рейтар – в Троицкий, Архангелогородский, Рязанский драгунские полки. Из Рязанского драгунского полка некоторые Григоровы были переведены в Киевский и Московский драгунские полки. После учреждения Конной гвардии наиболее обеспеченные служили в гвардейской кавалерии. Из Вольяшевских Григоровых – гвардейцев подавляющее большинство служили в Лейб-гвардии Преображенском полку, единицы – в Лейб-гвардии Конном, и ни одного – в Лейб-гвардии Измайловском (7*).

Михайловские Григоровы из бывших копейщиков (их было меньшинство) попали в Азовский пехотный полк. Михайловские Григоровы из бывших рейтар – в Каргопольский драгунский (практически все) и несколько в Псковский драгунский полк. Почти все михайловские Григоровы-гвардейцы служили в Измайловском полку, единицы – в Лейб-гвардии Конном и ни одного – в Преображенском.

Нужно сказать, что традиция служить в определенном полку (в Измайловском, Преображенском или Каргопольском драгунских полках) впоследствии соблюдалась в семьях на протяжении столетий.

Часть 2
РЯЗАНСКИЙ ДРАГУНСКИЙ ПОЛК

Рязанский драгунский полк – один из старейших полков армейской кавалерии, созданных по приказу Петра I и стоявших у истоков его армии. (Еще раз обращаю внимание читателей: Рязанский драгунский полк Петровской армии не является наследником Рязанского полка старого, поместного войска, которым командовали в разные годы Воронцов-Вельяминов, Морозов, Змиев – и который состоял в 17в. из служилых рязанцев).

Формирование полка

«…Драгунский полк Николая Геринка (Геринга) сформирован в Смоленске в 1705 году из шляхты и личного состава рейтарского полка Григория Дмитриевича Равданского (Рыдванского) и драгунских полков Самуила Станкевича и Григория Сухотина /…/ с 1708 года Рязанский драгунский…» (Рабинович М.Д. «Полки Петровской Армии. Краткий справочник» М. 1977г.).

Таким образом, старшинство полка нужно считать не с 1705 года, а с года формирования полков Рыдванского, Станкевича или Сухотина. Старейший из них – полк Рыдванского. Этот полк был сформирован в 1699 году, и вначале – как рейтарский. Первым его командиром был стольник и воевода Федор Протасов. С 1700 года полк назывался «стольника и полковника Григорья Дмитриевича Рыдванского». Формировался он в Смоленске «…из рейтар, копейщиков, грунтовых казаков (8*) и служилых людей сотенной и полковой службы Смоленского разряда…». В течение первого года полк охранял Смоленский рубеж, в 1700 году воевал под Нарвой, в 1701г. – под Репниной мызой, в 1702 году – под мызой Эверст. В 1704г. принимал участие в действиях у Друи и Быхова. В 1705 году полк был расформирован, и служившие в его рядах люди влиты в состав драгунского полка Геринка.

Два других полка-«донора» моложе. Полки полковников Самуила Станкевича и Григория Сухотина были сформированы в 1703 году «из рейтар, копейщиков и грунтовых казаков Смоленского разряда» откуда цитата?. В 1704 году полком Станкевича временно командовал инженер-подполковник де ля Патриер, затем – снова Станкевич. В 1704 году оба полка воевали у Друи и Быхова, в 1705г. были расформированы, и люди были влиты в состав Рязанского драгунского полка Геринка. (9*)

Штаты, табельное вооружение и снаряжение

Русских драгунских полков начала 18в.

Армейский драгунский полк должен был, по замыслу Огильви, состоять из 12 рот, общей численностью 1200 человек (чаще было 9 рот фузелерных и 1 гренадерская, общей численностью 1077 человек и 1030 лошадей. С 1711г. в полку было 10 рот, 1327 человек и 1300 лошадей). Вообще, драгуны были устроены по образцу шведских – Петр I не зря называл шведов своими учителями.

Офицеров в 10-ротном полку должно быть: 3 штаб-офицера (1 подполковник, 1 премьер-майор и 1 секунд-майор, но мог быть майор один) и 32 обер-офицера (капитанов 9-10, порутчиков 10, прапорщиков 10, 1 квартермистер и 1 адъютант), 40 унтер-офицер, 60 капралов, 1 литаврщик, 2 трубача, 10 гобоистов. 20 барабанщиков, а также – 34 нестроевых чина, 31 мастеровой, 100 извозчиков и 94 денщика.

Вооружение и снаряжение драгун.

1. Ружье (10*) для пешего боя. (Ружье в начале 18в. называлось фузеей. Фузеи вначале были без штыков, со вставляющимся в ствол багинетом, который носился драгуном на поясе вместо шпаги. С 1708г. стали использовать фузеи шведского образца, со штыком. В середине 18в. ружье называлось мушкетом, в конце 18 в. – карабином, и только после 1810г. получило свое настоящее название).

2. Пистолет для конного боя.

3. Палаш – также для конного боя.

4. Кроме того, каждому из нижних чинов полагалось по топору, лопате или кирке при седле, роговая натруска (пороховница), лядунка (сумка на ремне и с жестянкой для патронов, которая во времена Петра I называлась берендейка), переметная сума (потом ее сменил чемодан), пистольная ольстра (праобраз кобуры), седло с бушматом, попона с троком. Кроме того, драгуну-гренадеру полагалась гранатная сума с перевязью и фитильной трубкой.

Несколько отличалось снаряжение капралов, подпрапорщиков, каптенармусов, фурьеров и вахмистров, которые не имели фузей, но у каптенармусов была сума для раздачи запасных патронов, у фурьеров – ротные значки.

Одежда армейских драгун до 1720г. была различного цвета у разных полков. После стала единообразной: кафтан синий, воротник, обшлага и подкладка красные, камзол и штаны лосиные, сапоги с клапанами и шпорами, треугольная шляпа. Треугольную шляпу сменит каска в 1802г.

Командиром полка после погибшего в 1705 году Геринка стал полковник Густав Гейн. В 1706 году он был смещен с должности, а его место занял подполковник Чернцов. В 1708 году полк, как и все прочие бывшие «именные», стал называться Рязанский драгунский. (Содержание регулярных полков стоило казне больших денег. Вскоре после сформирования первых 20-ти полков Петр I переложил заботы об их содержании на города центральных русских губерний. Полк назывался «Рязанским» не потому, что набирался из рязанцев или стоял в Рязани. Просто расходы на его содержание были переложены на Рязань).

И в этом же 1708 году сформирован Драгунский Гренадерский полковника Андрея Семеновича Кропотова полк, который был составлен из гренадерских рот, влитых в его состав из 10 драгунских полков, в том числе – и из Рязанского драгунского. После нескольких реорганизаций и смены командиров Кропотовский полк с 1726 года и до самого конца Российской Империи существовал под именем Ревельского драгунского.

В 1709 году Рязанский драгунский полк прекрасно проявил себя в Полтавском сражении, действуя как в пешем строю, так и верхами; как в обороне, так и в нападении. В числе других особо отличившихся полков он был удостоен своих первых знаков отличия – знаков на шапки всем офицерам и «по золотому нижним чинам». Эти «золотые нижних чинов» предназначались для того, чтобы бойцы их потратили, а не для ношения в качестве наградного знака. Но часть драгун, сохранив монеты, проделали в них дырки и стали носить на одежде, как награду. Спустя примерно 15 лет двое старослужащих, уходя в отставку, отдали свои «знаки» капралу, а он, по своему разумению – двум самым лучшим молодым бойцам. Офицеры зарождению традиции не препятствовали, и к ко времени царствования Екатерины Великой уже все нижние чины, наравне с офицерами, законно носили «Полтавские» знаки.

В 1711 году полк участвовал в Прутском походе. В 1712 году полк именовался драгунским, но действовал в пешем строю.

После 1713 года в официальных документах и послужных списках перестает встречаться название «Рязанский драгунский полк». (12*)

1713 год историк русской армии М.Д. Рабинович считал годом расформирования полка. Но это не так, ибо тот же самый полк после 1713 года существовал еще около 90 лет - но не как драгунский, а как конно-гренадерский, карабинерский, а потом кирасирский.

Во времена царствования Анны Иоанновны Рязанский драгунский полк начал двигаться «по пути в гренадеры» - вместо одной гренадерской роты в полку стало две, а потом и три.

Вообще, назначение конных гренадер состояло в уничтожении и порче неприятельских орудий. Для этого и полагались им в сумах по две ручные гранаты.

В 1756 году полк назывался «Рязанский конно-гренадерский». В его штатной структуре, вооружении чинов и обмундировании практически ничего не изменилось. Однако, если бы можно было поставить рядом русского драгуна нач.18в. и сер.18в., зрителю бросилось бы в глаза разница в росте лошадей: в связи с серьезными проблемами в русском конезаводстве, армейские полки снабжались чересчур низкорослыми лошадьми (это потребовало даже специального постановления о непринятии в драгунские полки лошадей ростом ниже 2 аршин и 1/2 вершка.).

В вооружении драгун с 1763г. произошли некоторые изменения. Мушкет сменил длинный карабин и, наконец-то, стала возможна эффективная стрельба с седла. Обмундирование за недолгое царствование Петра III претерпело разительные изменения и было целиком сделано по прусскому образцу: покрой, разные цвета мундиров, косы, пудра, треуголки с железными каскетами (к более удобной форме и экипировке в армии вернулись лишь в 1786г.)

В царствование Екатерины Великой полк именовался «Рязанский карабинерный», состоял в 3-й Смоленской дивизии и квартировал в Белой. Кое-что изменилось и в штатном расписании: полк делился уже не на роты, а на 6 эскадронов, и теперь в Рязанском карабинерном полку было 5 штаб- , 30 обер-, 30 унтер-офицеров, 42 капрала, 2 литаврщика, 12 трубачей, 30 нестроевых, мастеровых и извозчиков, 59 денщиков; а всего – 1100 человек и 907 лошадей. Кроме того, полагались аудитор, лекарь, подлекарь, священник, берейтор и коновалы.

Согласно полковым спискам 1767 года – штаб-офицеры полка: командир полковник Владимир Полонский (в службе с 1741г., в настоящем чине с 1763г.), подполковник князь Сергий Мещерский, премьер-майор Давыд Гейзлер, секунд-майор Петр Леонтьев.

В 1770 году Рязанский карабинерный полк отличился, когда в составе русского войска под началом Александра Васильевича Суворова сражался с турками при Кагуле, Туртукае и Рымнике.

Кстати, только в 1770 году, с одобрения фельдмаршала Румянцева, русские драгуны впервые начали применять «пальбу с коня», - до этого для стрельбы всегда спешивались.

На Кинбурнской косе вместе с тремя другими полками армейской кавалерии и двумя полками казаков рязанцы, атаковав с ходу турецкий десант, сбросили неприятеля в море и вернули потерянные орудия.

Сформированный в 1788 году Кинбурнский драгунский полк, в который спустя 12 лет при расформировании Рязанского полка была влита примерно 1/3 часть его офицеров и нижних чинов, был назван в честь этой победы.

У Н.И. Иванова в «Истории кавалерии»: «...В кампанию 1788 года находились: а) в 80 т. Екатеринославской армии Потемкина (осада Очакова и охранение Крыма): кирасирский полк Екатеринославский; легко-конных 11: Херсонский, Украинский, Елисаветградский, Изюмский, Полтавский, Ахтырский, Александрийский, Сумской, Ольвиопольский и Воронежский; казачьих полков 13. Из них на штурме Очакова участвуют в пешем строю: 1000 человек конно-егерей из разных полков, 1000 казаков и 50 охотников Елисаветградскаго легко-коннаго полка. Эскадрон же кирасир удачно подоспел на помощь ворвавшейся в крепость первой колонне, б) В Украинской армии Румянцева: кирасирский 1, Орденский; карабинерных полков 11: Киевский, Черниговский, Глуховский, Нежинский, Стародубовский, Рязанский (выделение А.И.Г.), Тверской, Северский, Переяславский, Софийский и Лубенский; донских казачьих 6. — Из карабинерных: Глуховский, Нежинский и Софийский в эту кампанию участвовали в осаде и взятии Хотина.

В следующую кампанию 1789 года, армии соединились под общее начальство князя Потемкина. Кавалерийские полки в них были: кирасирских 3: Лейб, Орденский и Екатеринославский; карабинерных 10: Рязанский (выделение А.И.Г.), Лубенский, Черниговский, Стародубовский, Cеверский, Киевский, Нежинский, Глуховской, Софийский и Тверской; драгунских 2 (в Таврическом корпусе): С.-Петербургский и Кинбурнский; легко-конных (гусары) 14: Александрийский, Изюмский, Сумской, Mapиyпольский, Херсонский, Полтавский, Острогожский. Ахтырский, Павлоградский, Украинский, Константиноградский и Таврический; гусарские: Ольвиопольский и Воронежский; конно-егерских 3: Елисаветинский, Переяславский и Харьковский. Итого полков 33. Сверх того казачъих: Чугуевский-Передовой и Бугский; донских 13.

Почти все поименованные полки имели дни своей славы и с честью разделяли труды славной армии. Но наиболее завидная доля досталась, без сомнения, находившимся весь этот год в отряде Суворова трем карабинерным полкам, под командою бригадира Бурнашева: Рязанскому (Шрейдера) (выделение А.И.Г.), Черниговскому (Поливанова) и Стародубовскому (Миклашевскаго).

Во 1-х, они участвовали в решительной победе союзно-австрийскаго (принц Кобургский) отряда над Турецкой армией при Фокшанах (19-июля), – быв свидетелями-сотрудниками знаменитаго Карачая (австрийский гусар, тогда генерал-майор). Во 2-х, два месяца спустя (11-го сентября) те же полки с Суворовым и принцем Кобургским в числе всего 25 тысяч человек, в три последовательные приема (сражение продолжалась буквально от зари до зари) наголову разбивают 100 т. турецкую армию при речке Рымнике, обезсмертившей таким образом имя графа Рымникскаго. Турки, в этот памятный день, оставили 20 т. человек на поле сражения. Вот несколько эпизодов из этого дела, характеризующих действия нашей конницы того времени:

Когда Суворов усиленным переходом от Бырлада (из-за 60 верст) спешил на помощь Пр. Кобургскому, у переправы через р. Серет прибрежья оказались до того затоплены дождями, что австрийские понтонеры не могли навести понтоннаго моста, и навели его в 14-ти верстах выше; артиллерия и пехота вынуждены были сделать еще 28 верст лишних, чтобы переправиться по мосту и придти на соединение; но три наши карабинерные полка, 2 донские и 800 арнаутов, не останавливаясь, перешли через реку с топкими берегами вплавь.

В делах при Рымнике наша и австрийская пехота сражалась в двух-батальонных каре, постоянно сохраняя строй шахматно, в две линии; что же касается кавалерии, то как наша, так и австрийская (гусары и драгуны, всего 30 эскадронов), перед началом дела всегда строились в третьей линии, позади каре.

Самое начало дела (против авангарднаго лагеря Турок) ознаменовано тем, что Рязанский и Стародубовский полки, вместе с одним дивизионом австрийских гусар, не могли быть остановлены, в наступлении своем, даже глубоким оврагом, под выстрелами перешли его, тотчас жe врубились в турецкия полчища и овладели с тылу неприятельским лагерем. Приведенные этим в смятение Турки, под натиском пехоты, бежали к Рымнику.

Черниговские карабинеры и гусары – Барко (Австрии), на левом крыле, смело врубаются в 5 т. толпу спагов (конных).

Вся наша кавалерия и часть австрийской горячо и успешно атакуют, в карьер, линию недоконченных окопов лагеря и врываются в лагерь. Полковник Миклашевский, с своим Стародубовским полком врубился первый в турецкия полчища и отбил 4 орудия.

При преследовании окончательно разбитаго неприятеля, особенно отличился Черниговский карабинерный, полковника Поливанова, полк /.../ и Рязанский карабинерный, полковника Шрейдера ...» и т.д.

В 1796 году в процессе реформирования кавалерии Императором Павлом I полк был преобразован в Кирасирский. Он был отнесен к Днепровской инспекции и квартировал в Елисаветграде. Поскольку веянием Павловской эпохи было вновь называть полки по имени их командиров, Рязанский карабинерный потерял наименование «Рязанский» и стал называться Кирасирским Риделя полком.

Изменилась табельное оружие, одежда и снаряжение, а также штаты полка. Кирасирский Риделя полк состоял из 5 эскадронов, в каждом из которых было по 6 обер-, 14 унтер-офицеров, 2 трубача и 128 рядовых. Кроме того, в полку был шеф, 5 штаб-офицеров, 21 литаврщик, 20 нестроевых, 27 мастеровых, 33 фурлейтов и 60 денщиков; итого 869 чинов и 716 лошадей.

Снова изменились форма одежды и экипировка. Вследствие пристрастия Павла I ко всему прусскому вновь появились в форме косы, букли, треугольные шляпы, пудра, разноцветные мундиры. Теперь полк комплектовался лошадьми из немецких конных заводов, т.к. наши породы тяжеловозов не устраивали Павла I.

В вооружении (поскольку полк стал кирасирским) вместо карабина и пистолета полагались два пистолета и палаш, появились железные кирасы.

За 4 года, с 1796 по 1800, у полка сменилось еще два командира: Черниш и Ламберт.

В 1800 году, ставшем «черным» годом для русской кавалерии, полк наряду с еще несколькими как новыми, так и старинными полками, попав «под сокращение», был расформирован. Некоторая часть офицеров была переведена в Малороссийский кирасирский, большая часть (вместе с примерно 1/3 рядовых) – в Кинбургский драгунский, а часть – просто отставлена. Удивительно, но большинство «нижних чинов» полка пошли на укомплектование двух мушкетерских полков.

К сожалению, после воцарения Императора Александра I, когда отечественная военная доктрина изменилась с оборонительной на наступательную, и кавалерия вновь оказалась «на подъеме», полк не был вновь восстановлен.

Как я говорил уже ранее, полк не сгинул бесследно. Кроме Малороссийского кирасирского и Кинбургского драгунского (эти полки можно считать преемниками Рязанского драгунского с оговоркой; в состав Малороссийского кирасирского перешли от рязанцев не полноценные воинские соединения, а Кинбургский драгунский полк не вновь формировался, а уже существовал), нужно сказать о двух других, старшинство которых, действительно, идет от Рязанского драгунского.

В 1709 году одна рота Рязанского драгунского полка была дана на сформирование полка Гаврилы Кропотова, который получил имя Рижский драгунский, с 1756 – Рижский конно-гренадерский, затем – 31 Драгунский Рижский полк. 34 Драгунский Стародубовский полк, переживший Рязанский полк, может (но еще с меньшим основанием) считать свое старшинство по Рязанскому, ибо на его формирование давалась полная рота из Рижского драгунского полка.

В 1711 году 1 неполная рота (как написано, «из охотников», но добровольность по многим причинам здесь сомнительна) была переведена в состав Киевского драгунского полка.

Необходимо упомянуть еще о т.н. «полку Лейб-Регимента» – прообразе Конной гвардии. В 1731 году в его состав при переформировании был включен дополнительно «эскадрон из драгун армейских полков». Так вот, практически все вновь включенные в полк офицеры и примерно половина рядовых были взяты из состава Рязанского драгунского полка. Так что, существовавший некогда славный Рязанский драгунский полк имеет прямое отношение к началу Императорской Конной Гвардии.

Вот, пожалуй, и все, что я могу сказать о Рязанском драгунском полку.

К сожалению, спустя 300 лет после начала истории и 200 – после ее окончания – о Рязанском драгунском полку все, кроме нескольких специалистов по истории русской кавалерии, - забыли. В современной армии нет кавалерийских частей, поэтому надеяться на то, что какой-то полк станет приемником славы и традиций Рязанского драгунского, невозможно. Создание в Рязани музея полка – тоже нереально. Наверное, все обойдется только этой статьей.

«Рязанского полка драгуны» и Рязанский драгунский полк

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте