Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Монашеский скит московского Сретенского монастыря. (сельхозкооператив "Воскресение")



Рязанская область. Более трех лет назад здесь, на месте разрушенных построек времен императрицы Екатерины, был выстроен монашеский скит московского Сретенского монастыря

Земля должна принадлежать всему обществу, - говорят одни. Земля - это средство производства, и она должна покупаться и продаваться, - говорят другие.

Пока идут споры, крестьянин, тот, кто живет и трудится на земле, впадает в нищету и постепенно деградирует. Можно ли что-нибудь сделать для русского крестьянина не на словах, а на деле? Можно, - сказали в московском Сретенском монастыре. И сделали.

"Богу молись, а сам трудись", "Кто пахать не ленится, у того и хлеб родится" - говорят старые русские пословицы. Почему же сегодня в России не родится хлеб? Почему обезлюдели деревни и заросли некогда плодородные поля?

Почему аграрная страна, до революции крупнейшая производительница хлеба в мире, сегодня вынуждена закупать зерно за границей? Может, потому, что забыт вековой, истинно русский подход к работе, отраженный в таких пословицах, как "Труд - отец богатства, а земля - его мать" или "С молитвой в устах да с работой в руках".

Рязанская область. Более трех лет назад здесь, на месте разрушенных построек времен императрицы Екатерины, был выстроен монашеский скит московского Сретенского монастыря. В хозяйстве есть все необходимое, в том числе большая пасека, обеспечивающая братию медом круглый год. В общем, дела в монастырском хозяйстве потихоньку пошли в гору.

А рядом, всего в двух километрах, находится колхоз "Восход", который впору переименовывать в "Закат". Металлолом сельхозтехники на его территории напоминает старикам о полях сражений Великой Отечественной войны. В марте 2001 года колхоз посетил наместник московского Сретенского монастыря архимандрит Тихон (Шевкунов). И вместо бывшего "Восхода" был учрежден сельхозкооператив "Воскресение": закуплены техника, корма для молочной фермы, люди, годами не видевшие живых денег, начали получать заработную плату.

Агашева Валентина Николаевна (бригадир):

- Действительно, сейчас молоко продаем, за наличные деньги реализуем - нам платят, бычков реализуем - нам платят, а раньше все это шло за долги.

Шнякина Людмила Ивановна (доярка):

- Пришло новое руководство, и все пошло на лад. Сейчас мы уверены, в себе и работаем хорошо, знаем, что зарплату выплатят; я не знаю, как мы жили четыре года. Вот эти коровы наши стоят худые - то и мы такие были! Дожили! (смеется), но надеемся, надеемся, все возродится! Прошел год с момента учреждения нового хозяйства, а перемены уже налицо. Главное, на землю, в родную деревню стали возвращаться мужики, которые колымили по городам и весям России, лишь бы заработать для семьи на кусок хлеба. Сегодня они в разгар посевной, во время уборки урожая, с рассвета и до темноты трудятся как на новых тракторах, так и на отремонтированной старой технике, зная, что это их земля и что, выращивая на ней хлеб, они смогут прокормить семью. (Осенью колхоз вышел на второе место по урожайности в районе).

Последнее десятилетие средства массовой информации с упорством, достойным лучшего применения, вещали о том, что русский народ ленив, что он не умеет и не любит работать. Это ложь. Просто народу не давали спокойно жить на земле - достаточно вспомнить разорение крестьянства и насильственную коллективизацию 30-х годов. В начале 90-х реформаторы-рыночники устроили новый погром крестьянства, прекратив поставку сельхозтехники, оборудования и кормов для животноводства, лишив сельчан средств к существованию.

Жилина Надежда Михайловна, исполнительный директор "Воскресения":

- Во-первых, цена на зерно была низкая, во-вторых - в несколько раз выросли цены на дизтопливо. Вот вопрос: почему так делали, что увеличили цены на горючее? Хотя сельское хозяйство нуждается, вообще-то, в помощи.

Водитель:

- Я крещеный человек, крестился не просто ради приличия, а просто в душе с малолетства в организме заложено... не знаю, как сказать... много людей стали в церковь ходить.

- Люди верят в Бога, в Него нужно верить. Вот кроме нас, кто будет верить, кроме нашего поколения? - говорят слободские дети.

Такие слова дорогого стоят. Очень радостно видеть в слободских мальчишках и девчонках такую духовную мудрость. И они еще большее говорили: а кто, кроме нас, будет обрабатывать землю, кто, кроме нас, будет поднимать хозяйство, кто, кроме нас, будет помогать нашим родителям? И в то время когда ищут национальную идею в институтах, в парламентах и прочее, то вот эти ребятишки нашли свою сверхзадачу. Они не лезут куда-то высоко, они почувствовали потребность в познании Бога и потребность того, чтобы устроить справедливую и радостную жизнь на их земле. И поняли, что, кроме них, с помощью Бо-жией никто этого не сделает.

В общем, в сельхозкооперативе "Воскресение" монахи и крестьяне сумели найти общий язык. Да и что удивляться, ведь само слово крестьянин идет от христианского имени. Беседа главного редактора А.Н. Крутова с наместником московского Сретенского монастыря архимандритом Тихоном (Шевкуновым)

- Отец Тихон, Вы решили поднять разваленное хозяйство, спрашивается: зачем? Вам разве своих забот и хлопот не хватает?

- Честно говоря, хватает. Но Вы знаете, это наши соседи, точнее, это наша паства. Скит находится в Рязанской области. Более трех лет мы восстанавливали там свой собственный скит в честь преподобного Серафима Саровского. И вот год назад стали ходить люди из соседнего колхоза и просто просить: возьмите нас к себе. Станьте нашим председателем. Сначала это было просто смешно, мы отсмеивались и всерьез даже не воспринимали. А потом, когда съездили к ним и увидели весь ужас, который творится у них на рязанской земле, ужас, другого слова и не подберешь...

- Да не только в Рязанской области, а по всей русской земле.

- Наверное, не только в Рязанской. Так вот мы увидели повальное, страшное пьянство. Почему? А потому, что делать просто нечего. С 1997 года в этом колхозе не платят зарплату. Повальное воровство. Воровство потому, что денег нет. Единственное, чем можно прокормиться, - это своровать комбикорм и комбикормом накормить детей. Представляете, комбикормом кормили детей, а скотину кормили соломой, в лучшем случае. Три года не платили зарплату.

- Какая же зарплата была?

- Зарплата была 200 рублей, из них - только 14 рублей деньгами. Последние полгода платили. Остальное, извините за выражение, - навозом, сеном и комбикормом. Наши коровы монастырские толстые, как бегемоты, ходят по лугам, по 20-25 л сейчас дают. Коровы колхозные - 2,6 л. Меньше, чем коза. Три машины в колхозе. Для того чтобы поехать на одной машине, сливают с другой машины масло и тогда только едут. Проехать по дорогам невозможно. Вдрызг разбиты. Только на тракторе можно передвигаться.

- Развалилось все полностью.

- Развал полный и абсолютный. Ничего более страшного, честно говоря, мы не видели. Я скажу вам честно, мы сомневались: брать или не брать.

У нас свои 100 гектаров были для своих монастырских потребностей. Пять коров - больше-то не надо. Но люди приходили и приходили, просто умоляли взять колхоз.

Давайте вместе что-то делать. Пропадем же. В марте мы провели знаменитое собрание колхозников и решили с Божией помощью взяться за это дело.

Но мы поставили достаточно жесткие условия. Пришлось. Конечно, видно, что люди хотят работать, видно, что люди могут работать, но людей развратили, развратили пьянством, молодежь развратили наркоманией. 120 ребят учатся в школе - это ведь все-таки много для села, а перспектив у людей практически никаких.

- Отец Тихон, вы сказали, было знаменитое мартовское собрание, чем же оно было знаменито?

- Я, конечно, не специалист по сельскому хозяйству, и у нас нет людей, живших в деревне, но было ясно, что главное - это вселить в людей веру, помолиться и наладить работу, наладить дисциплину. В первую очередь мы поставили условия: друзья, кто будет появляться в нетрезвом виде во время работы, в первый раз будут лишаться половины зарплаты, во второй раз - вообще будут лишаться зарплаты, в третий раз - будут исключаться из нашего кооператива, который мы назвали "Воскресение".

Люди сначала подумали, почесали затылки, сказали: ну как же, так и КЗОТ не велит. Но вообще-то, батюшка, правильно, так с нами и надо. Я говорю: согласны? Согласны, согласны. Следующий вопрос был в том, что люди отучились держать скотину у себя, практически у людей нет коров, кто-то держит кур и все. Мы сказали: мы вам дадим молодняк - телочек, бычков, потом сами же купим их по осени. Сразу же раздались голоса: а чем мы их будем кормить? То есть как чем? Луга, поля вокруг... выбирайте.

- Иначе не будете членами колхоза....

- Иначе не возьмем в колхоз. А то что же такое? Живут в селе две семьи дагестанцев. Трудолюбивых дагестанцев, которые содержат скотину. А наши, русские - не держат, только несколько русских бабушек. Я говорю -, какой же это позор! Помолчали, потом разом заговорили: правильно, а как же крестьянин без скотины-то? Да, правильно, правильно, батюшка. Давайте нам скотину, мы возьмем. Вот решили вопрос с этим. Дальше же, конечно, пришлось приостановить многие проекты в самом Сретенском монастыре, потому что надо было купить трактора, надо было купить семена. Две с половиной тысячи гектаров земли у колхоза, а под озимые пшеницей засеяно меньше 100 гектаров. Представляете? Меньше 100 гектаров! То есть никаких перспектив у колхоза нет. Если бы сейчас мы не взяли этот колхоз, то все 500 коров, когда-то лучшее племенное стадо в районе, было бы вырезано, коров просто нечем было бы кормить. И мясо продали бы за долги. Сейчас один-единственный трактор мы смогли собрать из многих разрозненных тракторов. Купили несколько тракторов, оплатили зарплату и задолженность даже небольшую по зарплате, и тут же люди говорят: а горбачевские? А горбачевские нам тоже надо...

- А что такое горбачевские?

- Вот я тоже не знаю, что такое горбачевские. Говорим: подождите, выплатим и горбачевские, только давайте вначале все все-таки поднимем эту землю. И вы знаете, это дело по милости Божией пошло. Сейчас собираемся строить храм, никого, конечно, насильно не загоняем в храм, но, с другой стороны, говорим: а как же вы, христиане, что же вы - и молиться не будете? И в храм ходить не будете? Нет, нет, как же, мы же христиане, отвечают, мы крещеные все. Надо, надо, батюшка, и храм построить. Мы все построим и пойдем.

- Вспомнили, что когда-то крестились.

- И понемножку, понемножку у людей поднимается самое главное - желание жить, желание работать на земле, надежда. И это стоит, наверное, самого-самого дорогого.

- Как я понимаю, батюшка, люди нуждаются в малом, чтобы пришел кто-то и помог им увидеть небо, почувствовать, что о них кто-то заботится, о них думает, и дела пойдут.

- Всего лишь. Не больше. О людях надо только позаботиться.

- Отец Тихон, мы будем с Вашего разрешения следить за тем, как работает колхоз "Воскресение", будем рассказывать нашим читателям, я думаю, им будет интересно узнать, как московский Сретенский монастырь занимается возрождением сельского хозяйства на рязанской земле.

- Извините, добавлю. Не только наш один монастырь. Саввино-Сторожевский звенигородский монастырь, наместником которого является отец Феоктист, вот уже много лет поднимает довольно значительное хозяйство здесь же, в Рязанской области. Так что это обычное для монастырей занятие.

- Ну и слава Богу. Спасибо, отец Тихон. Бог вам в помощь.

- Спаси, Господи!

А.Н. Крутов

Русский Дом, март 2002г.

ttp://www.russdom.ru

0
 
Разместил: Eduard    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте