Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Красный Холм



Красный Холм. Глава 2.
Начало 4-го раздела смотрите в 1-й главе «Перед Полем Куликовым» на данном портале http://www.history-ryazan.ru/node/15469
Что же за геологический объект удостоился в древности такого названия? Он отчётливо различается на местности, выделяется на топографической карте и поныне стоит на своём месте в устье Красивой Мечи (ф. 22).
Foto_22__Krasnij_Holm.jpg
Фактически, это не холм, а возвышенность размером в диаметре около пяти километров. В древних документах вы не встретите термин «возвышенность», применялось только понятие «холм». Позже стали разделять куполообразные геологические объекты на пространные возвышенности и относительно скромные в размерах холмы. К тому же у кочевников другая масштабность в оценке объектов. Людям оседлым кочка на огороде кажется холмом, а у кочевников – предков автомобилистов, весь мир с ладонь. Таким же образом холмами именовались возвышенности возле Перехвали, на которых произошла Куликовская битва. Красный Холм во всём величии виден с автодороги Тёплое – Сахзавод, а лучшее место для созерцания симметричной куполообразной красоты находится на высоком берегу Дона у посёлка Сахзавода. Только с юго-восточного направления его можно называть холмом. Фотосъёмке мешает железнодорожный мост, который прикрывает панораму.
Красный Холм стоит от устья Мечи к западу, а село Красное – в 18-ти километрах. Его вершина с отметкой 204,6 находится между устьем и селом Верхнее Брусланово, и на ней берут начало несколько оврагов. Одна из самых крупных балок – Бруслановка, начинается в селе, отрезает Красный Холм с севера от другого, высотой 216 метров, и впадает в Красивую Мечу к югу от Троекурова. Оба холма на местности выглядят единым образованием. Несколько крупных балок, пролегающих с западной и с юго-западной сторон, отделяют Холм от высокой гряды, которая уходит на запад в сторону Красного.

Необычный вид холма заметили и отметили народы, которые жили в этих местах или занимались какой-либо деятельностью. Русские называли его «Красным» только в Ростовской летописи, которую наука не признаёт. Тогда подскажите, откуда апологеты мистификации взяли этот топоним? Его самая крутая и высокая прибрежная часть, протяжённостью до четырёхсот метров, называется Удрики, а в некоторых поселениях – Гудрики. Они начинаются у Красного Буерака и заканчиваются у Тютчевского оврага, первого большого оврага с южной стороны кручи, на месте разрушенного Тютчевского моста. Удрики – это «фасад» Красного Холма, обращённый к востоку, на них имеется отличная наблюдательная площадка.

riki_ot_Volotovoj_Mogili_do_Krasnogo_Bueraka.jpg
По моему мнению, название происходит от древнего слова «вуд» – дерево, отсюда Удрики – место, покрытое лесом, а должны бы быть «Вудрики» (ф. 23).
Булгарские летописи рассказывают: свои войска темник Мамай привёл из Джалды (Крыма), из северных областей Причерноморья и Приазовья, с Кавказа, из некоторых других мест в лагерь, который до битвы располагался возле аула Кызыл (село Красное) на Красном Холме, близь которого находились ещё и развалины старинной крепости Хэлэк. Аул Кызыл – это ближайший населённый пункт древности, в прилегающей к Красному Холму зоне, который служил дополнительным ориентиром (р. 29). Договор «Хэлэк джэртык», утвердивший татаро-монгольское иго на Руси, хан Батый диктовал русским князьям на развалинах крепости Хэлэк (14).
__29__Shema_Kulikovskoj_bitvi_po_Nurutdinovu.jpg
Ещё встречается Хэлэк кыры, в переводе с татарского – Гибельное поле. Возникает вопрос: кто погибал на этом поле? Можно понять, что речь идёт о событиях периода ещё до прихода на Верхнее Подонье татар (крепость уже разрушена, поле уже Гибельное). Известно, что на этих землях в начале второго тысячелетия укрепились половцы. Здесь, на левом берегу Дона, стояли их крепости Чешуев (Задонск), Галич (Донское), Сугров (?), которые взяли русские князья Владимир Мономах в 1111 году и его сын Ярополк в 1116-м (15). Потом в 1160-м сын Андрея Боголюбского – Изяслав, нанёс им сокрушительное поражение у Ржавца (восточней Задонска) – рассказывает Никоновская летопись:

«Князь Андрей Юрьев, сын Долгорукого, послал сына своего князя Изяслава и с ним друзии мнозии князи и воинство Ростовское, и Суздалское, и Рязанцы, и Муромцы, и Пронстии и друзии к сим мнози совокупишася к ним же в помощь, и идоша на Половцы в поле за Дон далече, и соступишася на бой, и бысть брань велиа и сечя зла, и начаша одолевати Русстии князи. Половци же разсыпашася на вся страны по полю; Русьским же воем за ними гнавше и пришедшим на Ржавцы, и Половци паки собравшеся удариша на Русское воинество и многих избиша; но паки поможе Господь Бог и Пречистая Богородица христианьскому воинеству, и прогнаша Половцев. Половьцем же разсыпавшимся в поле и бежавшим восвоаси; князи же Русстии возвратишася во своя отнюдъ в мале дружине, вси бо избиени быша в поле от Половцев» (16).

Половцев вынудили покинуть эти земли, они откочевали в сторону Кавказа и поступили на службу к грузинскому царю. К нашествию хана Батыя в 1237 году половецкие города лежали в руинах на этом Гибельном поле. Слава Батыя привела Мамая именно в эти места, а громкая слава Андрея Боголюбского: «...в поле за Дон далече, и соступишася на бой, и бысть брань велиа и сечя зла, и начаша одолевати Русстии князи...» – будто бы рассказ о походе Дмитрия Ивановича.
Следы более раннего периода обитания оставили сарматы. Исследованы два их городища Большое и Малое около селений Перехваль и Селище на правом берегу Дона, а ещё одно – в районе села Слободка, на левом берегу Мечи. Причём, городища связывала Зеленковская дорога, проходившая с запада на восток. Место Красного Холма в древности было стратегически выгодное – рядом с сетью водно-сухопутных дорог, пересекавших броды на Дону и Мече, которые перекрещивались в двух точках: у старой сарматской крепости возле современной Слободки и рядом с аулом Кызыл. Столповая дорога проходила по правому берегу Дона через Красный Холм, и на нём раздваивалась с Турмышской, а у его подножия пролегал Донской водный путь (подробнее смотрите в разделе «Древние дороги Верхнего Подонья» http://kamenny-con.narod.ru/index/drevnie_dorogi/0-7 ). Указать точку загадочной крепости Хэлэк в наше время невозможно. В любом случае искать её надо недалеко от Дона и Красного Холма, в ключевой точке древних дорог.
По современной терминологии, на правом берегу Мечи имелся учебно-тренировочный центр, где скапливались прибывающие к Мамаю войска. Просторный холм, ограждённый со всех сторон крупными оврагами и реками, представлял собой природную крепость. Ландшафт региона разрезан на сектора Доном и Мечой. Рельеф затруднял манёвры противников для нанесения внезапного совместного удара на лагерь, но давал возможность избирательно атаковать любого. Имелась возможность для выпаса лошадей и водопоя, а Бруслановский лес служил источником топлива.
Говорится, что у Мамая имелись две пушки, которые в битве не участвовали. Их захватили русские дружинники в лагере и вместе с пушкарём Асом увезли в Москву (17). Возможно, готовили их для штурма крепостей, и это были первые пушки, которые появились на русской территории. Шёл 1380 год.
Русская летопись «Задонщина» вторит булгарским. Сравните современную редакцию и древнюю:

«У Дона стоят татары поганые, Мамай-царь у реки Мечи, между Чуровым и Михайловым хотят реку перейти и с жизнью своей расстаться нам во славу» (18).

«К славному граду Москве съехалися вси князи русские, а ркучи таково слово: «У Дону стоят татаровя поганые, и Момай царь на реки на Мечи, межу Чюровым и Михайловым, брести хотят, а передати живот свой нашей славе» (19).
В этой фразе показан участок правого берега длиной до 30-ти километров, где расположилось татарское войско. Стоять одновременно «у Дона» и «у реки Мечи», можно только в устье Красивой Мечи. И обязательно за Мечой – потому что «хотят реку перейти» – значит абсолютно точно – на Красном Холме, как и утверждают булгарские летописи. В известной фразе указан участок, где Чуров и Михайлов – это габариты огромной территории на правом берегу, с Красным Холмом на южной точке. Эти объекты в других местах быть не могут!
Возможно, под Михайловым подразумевается Михайловский шлях, который пролегал через Семенцовский брод на Красивой Мече в современной деревне Большой Верх, а потом в сторону древнего города Михайлова (подробнее смотрите в главе «Михайловская дорога» http://kamenny-con.narod.ru/index/nogaiskaya_doroga/0-12 ). У татар прямо сказано, что на верхнем броде располагался отряд Сабана Кашани. Выше некуда чисто географически, потому что Красивая Меча делает угол около слияния с речкой Птань, приходя из дальних мест с запада. Среди старожилов жива память о Михайловской дороге, и ходят туманные легенды о братских могилах, поэтому место отмечено в летописи.
В древних мифах славян Чур – божество-берегиня, хранитель собственности, а на практике столб или чурбан, чаще – межевой знак на полях. Столбы или столпы здесь те же: Каменная Баба на кургане Волотова Могила, Каменный Конь и Световид в Красном Буераке, Золотая Баба – Макошь в овраге Лоск (подробнее смотрите в главе «Древние мифы Красного Холма» http://kamenny-con.narod.ru/index/drevnie_mify_krasnogo_kholma/0-62 ). Древняя Русь здесь жила с третьего века (20), отсюда подарила нам сказки о Коньке-Горбунке, Змее-Горыныче, Царевне-Лягушке, Колобке, миф о Золотой Бабе... От этих скульптур-болванов или чурбанов место носило название «Чуров». Красный Холм именуется так совсем неслучайно. Здесь с глубокой древности существуют два языческих капища, которые нерукотворны, а каменные персонажи тянут в массе на десятки тонн. У язычников такие места именовались «красными», поэтому и весь холм – Красный, и сама Меча – тоже Красная, синоним слова «красивая».

Foto_6__Svetovid.jpg

Термин родился от Световида – от огромной статуи, сложенной из песчаника красного цвета (ф. 6). Мича, с ударением на первом слоге, с языка коми-кыв переводится просто – красивая, поэтому река дважды красивая – красавица! Когда этот регион покинул народ коми, представлявший угорскую группу народов? Кто его вытеснил на север, скифы, сарматы...?
На Михайловской дороге существует другой оригинальный Парк камней у деревни Толбузино, в котором живёт масса каменных персонажей. Подробное описание смотрите в очерке «Последний воин Мамая» (21) http://mygorod48.ru/people/user/49437/blog/328847/. Учёных такие скульптуры не привлекают – тема язычества нынче немодная, тем более, недоказуемая – сертификатов соответствия и свидетелей не осталось.
У всех древних бродов на берегах Мечи исследованы археологические объекты, получившие условное название «Древняя Русь», а один из них – у деревни Красивая Меча, напротив Красного Буерака. Возможно, здесь был летописный Чуров, ещё раз упомянутый в притче о Фоме Кацибее, который стоял в дозоре «на реке на Чурове» накануне битвы (22). Фразу в наше время следует понимать, как «на реке в Чурове», и всё будет логично.
_Vid_na_Krasnij_Holm_i_Inshakovku_s_Kosogora.jpg
Самая удобная позиция, для наблюдения за лагерем Мамая, находилась на высокой точке Косогора у Тютчевского леса (ф. 24). Сюда приходила Столповая дорога от устья Нижней Непрядвы.
Можно ли вычислить, где стоял шатёр Мамая? Ещё Чапаев учил нас, что командир должен быть на высоком холме, и демонстрировал на чугунке с картошкой. Мамай тоже «академий не кончал», а руководил войсками «в мировом масштабе», используя логику. Можно утверждать, шатёр стоял в верхней точке Красного Холма немного выше церкви села Тютчева, откуда удобно наблюдать за войском и любоваться живописной панорамой окрестностей.

evaya_zona_Krasivoj_Mechi_na_karte_1790_goda.jpg

heskogo_atlasa_Tambovskoj_gubernii_1848_goda.jpg

На картах прошлых веков обширная поляна показана между двумя межами, одна из которых вела от Красного Буерака в сторону Верхнего Брусланова, а Каменный Конь играл роль межевого столба – чурбана или Чура, и у татар назывался Каменным Львом (р. 26, 27) (данная тема подробно раскрыта в главе «Лебедянский Каменный Конь» http://kamenny-con.narod.ru/index/kamennyi_kon/0-26 ). Место для Никитского храма выбиралось из соображений эстетики, но не имело смысла выносить его на самую вершину, за пределы границ села. Храм поставили на осевой линии Дона, притекающего с востока по живописному руслу. В настоящее время по меже идёт полевая дорога, продолжающая черту Дона, священного у древних славян. В древности она по кратчайшему расстоянию вела от столицы Бруслановского стана к устью Мечи, и служила второй межой, для той же поляны. Кроме того, Бруслановский лес, изначально произраставший между священными символическими межами, предназначался для костра язычников, пылавшего над Удриками в течение многих столетий. В результате образовалась поляна №42, осколки от ритуальных сосудов разбросаны по лугу, а зола от кострища «ещё не остыла» – убедитесь сами. Во всех смыслах, все дороги: сухопутные, водные и религиозно-философские – здесь ведут к храмам – и к языческому, и к христианскому, стоящим на соседних дорогах, метрах в девятистах друг от друга.
Больше нет священного леса, закончились дрова, и не стало язычества, а величайший памятник древней Руси – Каменного Коня (Конька-Горбунка), продала на сувенир группа лебедянских конокрадов.
Foto_25__Selo_Tyutchevo.jpg

Село Тютчево расположилось на береговой части Красного Холма в самом устье Красивой Мечи. В писцовых книгах Елецкого уезда от 1627 года (23) оно числится, как «село Никитское (Большая Иншакова) на берегу реки Мечи под Романцовым лесом» в составе Бруслановского стана (ф. 25). Никитское – оно по престолу церкви, якобы в честь небесного покровителя воеводы Никиты, погибшего в этой точке во время атаки на лагерь Мамая. История происхождения современного названия забыта, но гипотезу на этот счёт выдвинуть можно. Посольство к Мамаю направляли по настоянию православного духовенства. Миссия хорошо описана в русских летописях, а они утверждают, что русские князья использовали последнюю возможность избежать войны, которая ведёт к ещё большим потерям. Пробовали откупиться. С этой целью, ещё до выступления войск из Москвы в Коломну, отправили посла с большими дарами:

«Князь же великий Дмитрий Иванович послал к нечестивому царю Мамаю избранного юношу своего, по имени Захарий Тютчев, испытанного по уму и нраву, дав ему много злата и двух переводчиков, знающих татарский язык» (24).
Где происходила встреча, не сказано, но вполне возможно, что Тютчев встретился с Мамаем на Красном Холме. Только на первый взгляд покажется, что миссия потерпела провал. А если попробовать ситуацию проанализировать?
В тот оперативный момент первоначальное и фактическое продвижение Мамая в сторону Москвы вызвало большую тревогу на Руси, что нашло отражение в летописях:
«И через несколько дней перешёл он великую реку Волгу со своими силами и другие многие орды к великому воинству своему присоединил. И дошёл до устья Воронежа и распустил всю силу свою» (25). (Подробнее о дороге, приходившей с низовий Дона говорится в главе «Донской водный путь и Столповая дорога» http://kamenny-con.narod.ru/index/stolpovaya_doroga_donskoi_vodnyi_put/0... ).

Мамай переместился от Алмыша (Донецка) на Красный Холм и ступил на русскую землю. Имелась крупная причина для тревоги и отправки посольства. Русские князья противостояли ему всё это десятилетие. Крупный повод для карательного похода появился после разгрома Бегича. Кроме Вожской битвы произошла череда вооружённых стычек, имевших переменный успех. Очевидно, князья хотели узнать о его намерениях. Мамай не собирается идти на Москву – Захарию Тютчеву удалось получить убедительные заверения. Он ждал Ягайло и Олега – прямо сказано во всех летописях. Скрывать эти замыслы не имело смысла, было выгодно успокоить князей, которые собирали войско. В подтверждение своих планов, Мамай не принял дары и подобру отпустил посла. Миссия отмечена в русской истории не случайно – она была вполне успешной и логичной, а вся информация подтвердилась упорным трёхнедельным стоянием царя за Мечой. Смею предположить, что в названии села этот эпизод истории нашёл отражение. Среди рязанских дворян встречаются Тютчевы. Они могли быть…

В настоящее время на Красном Холме растут лесозащитные полосы, посаженные в семидесятые годы прошлого века вдоль старых дорог и по межам, которые частично закрыли обзор, но сохранили старые ориентиры от запахивания. Посадки начинают умирать, а через некоторое время исчезнут совсем и откроют панораму. Их губят ядохимикаты и удобрения, которыми обильно обрабатывают посевы на полях в последние десятилетия. Кто вымрет вперёд, люди или берёзы?
Историки упорно игнорируют сведения из булгарских и русских летописей, в которых место, название и роль Красного Холма отмечены с абсолютной точностью. Все документы противоречат современной версии о его месте нахождения у верхней Непрядвы, как видим, назначенного безосновательно. Остаётся замалчивать очевидный факт или утверждать, что все летописи – фальшивки.
Список примечаний и источников информации смотрите в конце 1-й главы «Перед Полем Куликовым» http://www.history-ryazan.ru/node/15469
4-й раздел в полном объёме открывается по ссылке «Свет забытой Непрядвы» http://kamenny-con.narod.ru/index/nepryadva_kulikovo_pole/0-15
Все материалы и разделы исторической монографии «Каменный Конь на Куликовом Поле» в полном объёме опубликованы на сайте автора «Каменный Конь» http://kamenny-con.narod.ru
Продолжение смотрите на данном портале в 3-й главе «Две Непрядвы» http://www.history-ryazan.ru/node/15467
Март 2017 года.

Николай СКУРАТОВ.

0
 
Разместил: Николай Скуратов    все публикации автора
Изображение пользователя Николай Скуратов.

Состояние:  Утверждено

О проекте