Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Страницы из скопинской жизни: Холера.



Эпидемии холеры возникали в Рязанской губернии в 1830, 1831, 1848, 1853 и в 1860, 1871,1872,1892 , 1910 годах, особенно значительны были в 1848, 1860,1871,1910 годах. В 1831 году в Рязанской губернии умерло 568 человек, в основном эпидемия охватила Данковский уезд, Рязань, Раненбург, Касимов. В Скопинском уезде эпидемия была не столь значительной. Количество заболевших умерших значительно меньше , чем в других местностях. В этот холерный год больше всего умерло в губерниях: С-Петербургской -6449, Курской - 6723, Витебской - 11176 человек . В соседней Тамбовской - 2381 человек. В 1847 году вспышка холеры была в Ряжске в сентябре, умерло 14 человек. Но в следующем 1848 году в Рязанской губернии заболело - 29292 человека, из них умерло 13477. Этот год считается одним из самых значительным по потерям от холерной эпидемии в истории не только Рязанского края. В 1848 году холера появилась в Скопинском уезде 1 июня и закончилась10 сентября, заболело 2105 и умерло 829 человек.

В соседних уездах последствия болезни были еще более тяжелыми: в Данковском заболело 3077 и умерло 1513 человек, в Ряжском заболело 3964 и умерло 1822. Ничего удивительного в том, что особенно при таких неотвратимых потерях людская поговорка «бог дал – бог взял» была единственным аргументом, оправдывающим смерть стариков и детей и в памяти скопинцев , особенно поколений конца 19 – го века, эпидемия воспринималась как самая ужасная из всех , когда невозможно было предугадать ее последсия, а сама смерть ассоциировалась с обликом холерного больного.

В1853 году эпидемия холеры началась в губернии с 15 июня и закончилась 23 сентября, заболело 909, погибло 422 человека. Всякий раз приход ее был внезапным так же как окончание. Можно сказать, что последствия были также незначительными, в С-Петербургской губернии в этот год умерло 7175 человек, в соседней Московской 4327.

Еще до начала эпидемии1860 года носились слухи, «что в кое каких прибрежных Оке селениях холерные припадки показывались, хотя очень редкими отдельными случаями со смертными исходами и что ей подвергались первоначально барочные коноводы, ходившие с первой весенней навигацией в Москву, и возвратившиеся домой уже больными. В 1860 году холера появилась в июне месяце, а именно первый случай был 16 июня в селе Дымове Скопинского уезда. Первоначально ею заболели трое: мужчина 47 лет - 16 июня (умер 25 июня), 4-х летняя девочка 17 июня (умерла на другой день) и женщина 45 лет июня 17-го же числа (умерла 26 июня). 1 июня и 29 она появилась в уездах Спаском и Егорьевском, 12 июня в городе Рязани, где первый , заболевший и через сутки умерший был проходящий из города Тулы с транспортом ружей унтер-офицер Тульского оружейного завода. Июля 21 показалась она вторично в Данковском уезде, 23 в Сапожковском , 24 в Михайловском и Касимовском , 1-го августа в г. Пронске и его уезде , 3-го в г. Данкове , 12- го в Раненбургском уезде , 19 - го в г. Ряжске, 28-го в г. Раненбурге , 16 сентября в г. Зарайске».

Продолжительность пребывания её в одной данной местности была различна, так например, самая большая продолжительность её была в Данковском уезде с 21 июля по 8 октября и в Спаском уезде с 23 июля по 5 октября. В Скопинском уезде заболело 5, умерло 3, в Данковском заболело 989, умерло 351, в Сапожковском уезде заболело 212, умерло 53. Число заболевших в иной холерной эпидемии было незначительным , в особенности для самого Скопина, так как «жители для обыкновенного питья, варенья кушаньев и приготовления чая пользуются водою из так называемого, неизвестно почему, Прощонского колодца, находящегося в конце г. Скопина; вода в нем чистая, очень легкая и мягкая».

Не располагая научными данными, рязанские врачи в этот период могли лишь только гадать , отчего возникала болезнь и какие действенные меры необходимо было предпринять, во всяком случае, о карантинах тогда речь не шла, поэтому-то из наблюдений врачей лишь было «видно, что болезнь эта поражала людей обоего пола и всех возрастов, а относительно перехода с одной местности на другую, при тщательном наблюдении, нельзя было вывести никаких сколько-нибудь общих правил». Другие же выводы состояли на уровне констатации фактов: «неизвестно чем поддерживалась такая разница во времени пребывания эпидемии в различных местах; верно , только то, что продолжительность пребывания холеры в каком либо месте была прямо пропорциональна числу больных при равном народонаселение».

В отчете Рязанской врачебной управы за 1853 год в общем обзоре болезней было выражено следующее: «из описанных припадков поноса, явившегося во время густых туманов и восточного ветра, нельзя было предполагать предвестников азиатской холеры; но , обращаясь назад, к последним двум холерным эпидемиям, которым предшествовали за год до появления их упомянутые болезненные страдания, под влиянием подобных же атмосферических явлений, выше сего выраженная вероятность существующей связи между появлением холеры и предшествующими расстройствами кишечного канала, принимает более значение». Заболевших и умерших от холеры в губернии по данным статистики 1856 по 1863 годы было в различных количествах ежегодно, а учитывая ,что все диагнозы ставились исключительно основываясь на личном опыте врачей, то к заболеванию холеры следует отнести и часть заболевших и умерших, например, от дизентерии, коих за эти годы было заболевших 2724 и умерших 140 человек. Безусловно , число умерших от холеры было более значительным, диагноз ставили сельчане и местный священник с записью в метрической книге.

Однако , в то время , наряду с бессильной констатацией и суждениями врачей, по различным причинам также не проводились практические мероприятия: «законы распространения ее ускользают от наблюдательного глаза, а потому определить их невозможно даже сколько - нибудь приблизительно; однако из рассмотрения эпидемий вообще следует предположить, что теплота по видимому благоприятствует ее развитию, между тем как холод, если не вполне останавливает, то , по крайней мере значительно ослабляет ее. Дурные гигиенические условия, бедность, скудость, моральное угнетение, по видимому также благоприятствуют действию и распространению неизвестных миазмов холеры». Так это было тогда , только догадки и наблюдение, попытки найти причины ее возникновения. Все же скопинские власти в случае с эпидемиями холеры действовали довольно четко, но это когда беда входила в дома обывателей. В 1870 году болезни в губернии не было, не смотря на то, что во всех окружающих ее местах болезнь проявлялась.

В 1871 году эпидемия в губернии началась 11 марта и закончилась 10 октября, заболело 7085 и умерло 3436 человек. В Скопине «по случаю появления в соседних уездах холерной эпидемии были приглашены управой 7-го июля в свое присутствие: уездный исправник, городской голова , врачи: уездный, оба земские и военный, а также начальник уездной команды для совещания о предохранительных мерах в Скопине и уезде. В качестве первоочередных мер было принято: изготовить 2000 экземпляров наставлений и довести их до волостных правлений и священников; городскому голове избрать старост в обязанность, которых лежало бы осведомляться на каждый день утром и вечером , не случилось ли в течение предшествующих с кем либо из обывателей признаков эпидемической болезни; подготовить временное помещение для холерных больных и иметь запас противохолерных лекарств в земской аптеке; сделать через господина исправника со стороны полиции распоряжение городскому голове и обязать домовладельцев так и содержателей дворов, других заведений свести нечистоты и навоз на место свалки и засыпать их известью и землей.

Кроме того, военному врачу Жибуртовичу, врачу Ассмуту управа назначила по 2 рубля в сутки на наем извозчиков для разъездов по больным. Нанят был дом за 150 рублей до10 сентября для ухода за больными, наняты были особая прислуга и поручено заведование этим отделением земскому врачу г. Пушкареву и смотрителю больницы Ершову. Первые случаи холерной болезни появились на другой день 8-го июля. Первоначально болезнь в уезде появилась в Покровско-Шишкинской волости, а как в оной находился при имении Мусина-Пушкина, вольнопрактикующий врач г. Клярнет, то его «пригласили к исполнению требований пособия» с командировкой в его распоряжение фельдшера с медикаментами. В июле эпидемия приняла большие размеры и появилась в большей части уезда. Из губернской земской управы в распоряжение управы 14 августа прибыл на помощь местным врачам г. Поликовский с местом пребывания село Павелец, затем переместился в сельцо Федоровское. Всех поступивших в больницу 65 человек из коих 31 человек умерли.

По сведениям , имеющиеся в управе число всех заболевших холерой в городе было 750 человек из коих умерло 207 человек, а в уезде число заболевших было 604 человека из них умерло 304 .В конце сентября в городе и уезде болезнь совсем прекратилась». В официальных хрониках многие случаи массовой гибели от эпидемий не нашли отражения о них часто узнаем случайно, в семидесятые годы нередко можно было узнать от крестьян или прочитать запись земских проверяющих о том , как например, что в селе Кумине «фельдшерского пункта нет...В 1872 году во время холеры умерло 50 человек и 3 раза из города приезжал доктор; с тех пор и до 21 июля 1875 года он ни разу не был. В волости есть оспопрививатель но о деятельности его ни староста, ни старшина не могли сообщить ..никаких сведений».

Зная , какие последствия могут быть от эпидемии холеры, даже в голодные годы, скопинские власти предпринимали возможные в то время средства для того, чтобы последствия были не столь значительными, Скопинское уездное земское собрание 28-го очередного созыва, экстренным собранием от 2 июля 1892 года приняло стандартные, по тому времени меры при возможной эпидемии. «Было ассигновано на принятие мер против появления холеры в уезде 3000 рублей , для чего поручалось управе сумму эту испросить в ссуду у губернского земства ( губернское земство выделило в ссуду даже 5000 рублей).

Согласно постановлению санитарной исполнительной комиссии против появления холеры были приняты следующие меры: в г. Скопине открыта временная амбулатория, в которой принимались больные, страдающие желудочными болезнями, которым подавалось помощь, и отпускались медикаменты бесплатно. При амбулатории находился постоянно дежурный фельдшер. На случай появления холерных больных выстроен за городом тесовый барак. В уезд были приглашены сверх постоянного , еще 12 фельдшеров, которые были помещены при волостных правлениях. На месяц июль и август приглашен особый врач с жалованием 200 рублей в месяц. Были выписаны в достаточном размере дезинфекционные средства и по случаю появления холерных больных построено излишнее белье. На все указанные потребности израсходовано 2840 рублей 71 копейка».

Скопинская деревня , как и всякая другая рязанская, в это время располагала минимальными возможностями для предотвращения возможных эпидемий, так как сами врачи утверждали, что «на очистку же наших деревень, утопающих в грязи и навозе, не хватит никаких средств, ни подходящих людей, ни надзора. Притом же наши крестьяне, в массе, настолько невежественны, как показала недавно законченные холерные процессы, что их почти невозможно предохранить от губительной заразы». С эпидемиями вообще в уезде боролись , как и везде в губернии: «в лучшем случае посылается для постоянного наблюдения за ходом эпидемии и для лечебной помощи на месте эпидемии фельдшер, большею частью ротный и выезжает временами участковый врач.

Эпидемия идет сама по себе, больные лежат в своих избах ,сохраняя инфекцию для будущих эпидемий и разнося ее по окружающим, пока не закончится ее цикл в силу естественных границ, за которыми по бытовым условиям данной местности прекращается всякое общение население или вообще возможность разноса заразы. Отделение больных, хотя бы и в наемных больничках, также почти не применяется, не применяется и продовольственно-питательная помощь населению при тифозных заболеваниях в губернии, за редкими исключениями».

При бессилии справиться с нищетой народа врачи старались найти доступные средства лечения холеры. К числу таких способов , как сообщалось в рязанской печати относилось «леченье простою поваренною солью, 'парами и хинином, предложенное врачом В. С. Баженовым, на основании успешных опытов на Кавказе, в 1866 и 1872 гг. Способ этот заключается в следующем: 1) как только появится тяжесть или боль под ложечкой , икота, отрыжка, урчание в животе, изменение голоса, небольшой, с болью или без боли живота , понос, а вместе с тем кружение головы в дурнота, необыкновенная бледность лица, общая слабость, жажда к холодному питью, а иногда легкие подергивания в руках и икрах, тотчас давать такому больному, были ли это припадки вместе или только некоторые из них, стакан соленой воды, растворив столовую ложку поваренной соли в стакане теплой или холодной воды, и затем пять грамм солянокислой хины или 20—40 капель профессора Боткина.

При этом живот согревать кувшинами или бутылками , наполненными горячею водою, или же нагретым кирпичом, камнем, песком, золою, ячменем и овсом, или же больного класть на горячую печь животом вниз. 2) При появлении сильного поноса, рвоты, а также судорог и задержания мочи, сопровождаемых синевою оконечностей, упадком сил и пульса и охлаждением тела, давать также стакан соленой воды и пять грамм хины или 40 капель профессора Боткина; затем больного уложить в постель, укрыть шубами и теплыми одеялами и под одеяла ставить таз с раскаленным кирпичом, облив его наперед водою; при этом у больного появляется пот , во время которого дается другой прием хины в 5 грамм или 40 капель Боткина. 3) Если у больного , вследствие обильных испражнений низом, произойдет упадок сил и тело начнет охлаждаться и синеть, такого больного обвертывать намоченною в самой холодной соленой воде простынею, которая должна быть слегка выжата. Затем, укрыв больного одеялами или шубою, ставить таз под эти покрывала с раскаленным кирпичом, облитым водою. Если простыня высохнет, а у больного не появится еще испарины на теле, снова ее смочить в соленой воде и обернуть больного; а также ставить таз с облитым водою горячим кирпичом под одеяла, которыми больной будет прикрыт, что делать до тех пор , пока не появится пот». Процедуры эти, при кажущейся простоте, были под силу подготовленному персоналу.

Хотя профилактика эпидемий и холеры, по- прежнему, в широких масштабах была невозможна, отдельные мероприятия все же проводились. Так в 1905 году ожидалась холера и губернское Санитарное бюро «очень много занималось организацией подготовительных мероприятий к борьбе с нею. Санитарным бюро был заранее приглашен временный персонал для предохранительных прививок, заготовлены материалы для производства бактериологических исследований и прочее. Постоянный эпидемиологический персонал губернского земства в 1906 году состоял из одного врача и 2-х фельдшеров». В Скопинском уезде руководство организовывал Санитарный совет состоявщий из председателя (Д.А.Леонов в 1909 году), председателя управы, гласных земского собрания, больничного и участковых земских врачей и зав.земской аптекой. Непосредственно борьба с холерой и другими эпидемиями была сосредоточена в Санитарно-исполнительном комитете, в котором принимали участие все земские врачи.

Заразные бараки были открыты при Дроковской, Полянской и Павелецкой больницах, а в Горлове под барак отвели часть больничного здания, в котором проживал персонал, для персонала же выстроили отдельное здание. При уездной больнице в 1908 году состояло два, а в 1909 году три отделения заразных бараков. Количество больных во всех трех отделениях доходило временами до 300.Однако урон от холеры оставался большим, так было в Рязанской губернии во время эпидемии холеры с 19-го июня по 7 ноября 1910 года, потери были значительны особенно в Раненбургском уезде, где заболело 395 и умерло 180 человек , Пронском уезде – заболело 230 и умерло 88, Ряжском уезде - заболело 519, умерло143 и Данковском , где заболело 97, умерло 57 человек. По губернии 2192 заболело , умерло 965 человек, первый случай в Скопинском уезде - 3 июля в селе Дмитриеве Полянской волости , был подозрительный на холеру, 12 июля бактериологические исследования подтвердили диагноз, занесена она была рабочими возвратившимися с юга России. В период до 28 августа случаи холеры были в Дмитриевке, Побединке, Ермолове и Истобенке.

В Скопине от холеры умерло 2, в уезде из 18 заболевших 9 человек . За это время, для борьбы с эпидемией два раза вызывался эпидемиологический отряд рязанского земства, в селе Дмитриево был выстроен заразный барак, Скопинская уездная санитарно-исполнительная комиссия работала совместно с управой по принятию предохранительных мер, на которые израсходовано было 1439 рублей ( в том числе строительство барака,наем служащих,дезинфекции,сжигание одежды умерших, изготовление полок для возки холерных,погребение). Благодаря хорошей организации эпидемия широко не распространилась, этому способствовало, то что губернское земство высылало в уезд дезинфекционные камеры и аппараты, довольно много дезинфекционных средств , как в виду ожидавшейся холеры так и в силу развившегося сыпного тифа (формалина, марганцево-кислого калия и пр.), снабжало участковых врачей через уездную управу сыворотками и вакцинами за половину стоимости.

По просьбе Скопинского земства , заведующему Санитарным отделением губернии «пришлось читать лекции по школьной гигиене на педагогических курсах врачей». Быстрое окончание эпидемии тем более радовало, так как в 1909/10 годы сложилась довольно сложная ситуация с медицинским персоналом, фельдшерскому эпидемическому персоналу жалование давно оставалось без перемен. Уходили на лучшие места. Поэтому вместо штатного персонала, в виду холеры приходилось держать временный персонал на холерном содержании с жалованием 75 рублей, постоянным платили только 40 рублей, в уезде сыпным тифом переболело очень много , как постоянного так и временного врачебного персонала, в апреле1909 года, заразился тифом и умер аптечный служащий при Павелецкой земской больнице Агапий Петрунин, находившийся на службе более 27 лет , 12 апреля умер от тифа служитель заразного отделения Скопинской больницы Иван Темяшев, 1-го марта, как видно из прошения о денежной помощи, вдовы крестьянки Аграфены Соколовой, служитель Иван Михайлович Соколов, «оставив на ее попечении и опеке 7 детей – сирот», 26 мая также служитель заразного отделения больницы, крестьянин села Корневого Михаил Яковлевич Баркутов.

Обращаясь, в Скопинскую уездную земскую управу по вопросу помощи, крестьянин этого села Иван Чекмачев сообщал , что умерший оставил «после себя жену (его дочь) и 2 –х маленьких детей Павла 8-ми лет и Ивана 2,5 лет...За последнее время моя дочь Анна Иванова вышла замуж за второго мужа, детей оставив у меня. Содержать внуков я совершенно не имею средств». Собрание , как правило, выдавало на умершего по 500 рублей, но все прошения были обусловлены тем, что после выдачи 150 рублей произошла задержка. Временный фельдшер Гаврила Соколов, командированный 17 марта 1910 года в распоряжение врача 6-го участка для борьбы с эпидемией сыпного тифа, заразился им и 28 апреля лег в Скопинскую земскую больницу, откуда выписался 16 мая для домашнего лечения, фельдшер Гальцев также заболел, но тоже вылечился. В губернии тифом переболело 5 врачей , 33 студента и 21 фельдшер, из которых многие умерли. По борьбе с сыпным тифом в губернии действовало временами до четырех эпидемиологических отрядов, отряды в ожидании холеры оставались до сентября месяца.

Вообще лечение даже в уездной земской больнице , в течение длительного времени, приводило к тому, что обывателям платить было нечем, ежегодно долги подлежали к взысканию с нескольких десятков должников, иногда число их доходило до 60-ти и более. Многие, из которых были не только из крестьянского сословия, за таким долгом скрывалась иногда трагедия целой семьи. Так 20 августа 1910 года от поверенного Почетного гражданина Платона Михайловича Флерова – помощника присяжного поверенного Анатолия Ивановича Орлова в управу поступило прошение : «Доверитель мой в апреле месяце сего года получил повестку помощника полицейского пристава 1 участка г.Скопина от 19 января с.г.за №948, коей он уведомляет, что согласно отношения Скопинской уездной земской управы от 1 июля 1909 года за №4652 Флеров обязан уплатить за лечение его матери в больнице 569 р. 40 коп.

В июле месяце тот же полицейский чиновник сообщил моему доверителю, что на удовлетворение взыскания будет приступлено к продаже недвижимого имущества Флерова.Сим имею честь просить Скопинское уездное собрание сложить с моего доверителя требуемую с него Скопинской уездной земской управой за содержание матери его в больнице – 569 р. 40 к. , по следующим основаниям: отец моего доверителя Михаил Назаров Флеров состоял на службе у Скопинского Земства в качестве фельдшера более 10 лет и умер при исполнении своих служебных обязанностей при вскрытии трупа в с. Вослебово Скопинского уезда , оставив свою жену с 7 малолетними детьми без всяких средств к существованию, если не считать той усадьбы с домом, которая теперь предназначается в продажу Управой, стоимостью не более 1000 рублей. Мать моего доверителя, потрясенная горем, почти тут же заболела и более уже не вставала, пролежав в постели более 20 лет. Доверитель мой бедный человек: он получает только 30 рублей на своем содержании в месяц, и семья его состоит из 4-х человек. Усадьба с домом крайне необходима для него, ибо служит ему некоторым подспорьем ,а под старость он будет иметь хоть какое-нибудь пристанище». Собрание постановило предъявить к уплате лишь 200 рублей.

Состояние медицины в уезде отчасти видно из ревизии скопинского земства в 1899 году: «состояние больницы по прежнему очень хорошее , теплое внимательное отношение врача Николаева к больным, заботливый уход за ними со стороны больничного персонала не оставляет желать лучшего, чистота и порядок образцовые. Ежедневное среднее число больных было 41, так что больница, если считать заразное отделение, зачастую пустовавшее, почти постоянно переполнялось сверх комплекта. Крайне успешно функционировало хирургическое отделение: кроме мелких операций и операционных пособий при родах врач Николаев произвел 38 больших операций, из которых некоторые были крайне трудны и сложны.

Кроме городской больницы члены комиссии Д.А. Леоновым и Н.А. Кареевым был посещен Масальщинский докторский и Полянский фельдшерский пункт. Как в том, так и другом пункте, находятся в участке одного и того же врача Н.Д. Рудинского, все найдено в полном порядке». Хотя и не было холеры в этом году, однако эпидемиологические заболевания в 1899 году отмечались во всех участках: оспы 321 случаев при 51 смерти, коклюша 46 при 5 смертях, инфлюэнции 66 при 4 смертях, брюшного тифа 47 при 4 смертных, сыпного тифа 412 при 6 смертных, скарлатины 538 при 69 смертных , дифтерита 182 при 20 смертных, кори 548 при 48 смертных», вместе с тем, в Павельце – больничном пункте, «земскому собранию ежегодно приходится иметь дело с постоянной недостачей зданий , занятого больницами и квартирами фельдшеров, в селе Павельце здание столь ветхое, что всякий ремонт почти бесконечен: ветхие стены не держат штукатурки и пропускают холод в ветреную погоду, несмотря на усиленную топку.

Ветхая тесовая крыша дает течь весьма скоро, после каждого частичного ремонта. Холод везде: в больничке, ожидальне, квартирах фельдшеров и особенно в аптеке, где на полу мерзнет…» или из доклада ревизионной комиссии в 1894 году: «при осмотре Дроковского пункта везде найдена чистота и порядок. Медикаменты, аптечная посуда, книги и инструмент в порядке. Все четыре койки больницы были свободны. Нельзя того же сказать о внешности здания: оно содержится небрежно, а потому требует немедленного ремонта. Крыша в некоторых местах протекает … Русские печи, как в квартире врача, так и при больнице дымят. Клозет при больнице устроен неудачно, выгребной ямы нет ..., поэтому все жидкие части вытекают наружу. При квартире врача клозета совсем нет. На пункте нет воды , и за ней приходится ездить довольно далеко.

По заявлению врача Виноградова , при больнице следует сделать простой шкаф с полками для хранения белья и других мелких вещей и приобрести ванну». Силы , которыми располагал город и уезд для борьбы с эпидемиями и болезнями к концу 19 века включали: 1-й врачебный участок, состоящий из Павелецкого и Затворнинского пунктов; 2-й врачебный участок, состоящий из Дроковского, Летовского и Казинского пунктов; 3-й врачебный участок, состоящий из Масальщинского и Полянского пунктов; 4- врачебный участок в амбулатории при городской земской больнице Скопина, где врач Ляндау по глазным болезням, фельдшерица; зубной врач Бергер вел прием больных у себя на дому. Больницы были: уездная , в Скопине на 42 кровати, в д. Дроково – на 4 кровати, в с. Павельце – на 4 кровати, с. Масальщине - на 4 кровати, содержавшиеся земством и в с. Чулково при каменноугольных копях на 5 кроватей. В селах Поляны, Казинка, Затворное и д. Летово, также при земской больнице, при тюремном замке, при реальном и духовном училищах велся амбулаторный прием.

Всего состояло: один городской и пять уездных врачей. Из коих четыре заведовали врачебными участками в уезде и один земской больницей; фельдшеров 11, из них : 8-мь, считая эпидемиологического доктора в уезде и 3 при земской больнице ( в том числе одна фельдшерица; одна акушерка при земской больнице, имелся также зав. аптекой и его помощник - фельдшер). В 1900 году на службе по врачебной части состояли: городской врач – С.М.Липец (на должности с 1894 года, в 1905 году значился на действительной военной службе на Дальнем востоке, с 1907 снова в Скопине на должности , по крайней мере до 1912 года), уездный - коллежский советник А.А.Ляндау (на должности с 1890 года, по крайней мере, до 1914 года), зав. уездной больницей надворный советник К.А.Николаев ( участковый врач в 1887 в Павельце, с 1890 года зав. уездной больницы по 1911 год), уездные врачи: коллежский асессор А.В.Виноградов, коллежский советник Н.Д. Рудинский ( в 1884 в с. Бухвостово , до 1912 года участковый врач в с.Масальщине), А.Н.Пежемский, надворный советник Е.И.Фетудинов. Квалифицированного персонала не хватало, и этот вакуум заполняли, как и в наши дни, знахари и юродивые; врачевали шарлатаны и проходимцы. В самом Скопине цирюльник занимался , наряду с выполнением непосредственных своих обязанностей, дерганием зубов и кровопусканием.

Эпидемия холеры несколько всколыхнула инертное отношение к эпидемиям и когда была весьма значительной в губернии, как например в 1910 году, то отодвигала на второй план все другие эпидемии : различные виды тифа, скарлатины, кори и других – о холере забывали, но наступали другие болезни. Из года в год поражение населения брюшным тифом в уезде было самым значительным в губернии, в основном это были волости Казинская, Князевская, Корневская, Курбатовская, Павелецкая, Полянская и Чернавская.

В 1907 году эпидемией в уезде было поражено 6 волостей, 1908 году – 9, в 1909 – 5 и в 1910 снова 9. В целом , не отличаясь сильно по эпидемиям, 1910 год дает действительное эпидемиологического состояние уезда: корь была зарегистрирована в 1278 случаях , из которых треть приходилось на Павелецкий участок и почти столько же на Горловский. В селе Гремячке Казинской волости было 382 случая из них 11 смертельных, годом ранее в селениях этой волости была сильнейшая эпидемия этой болезни. В селах Ново-Александрове и Полянах болели около 200 человек с десятками смертей. В 2009/10 году , в период с сентября по январь в уезде скарлатиной переболело 1776 человек: в Городецком – 179, Ново-Александрово – 198, Вязовенке – 106 в других селах в количестве не более 50-ти в каждом, смертность доходила до 27 процентов. По брюшному тифу тяжелое положение сложилось на Павелецком и Полянском участках: в Катино болело -116, Ильинском – 165, Казинке -264, Павельце – 51, Ермолово – 94, Подовечье – 40 и Знаменском -24 человека. Смертность доходила до 4-х процентов. Сыпным тифом переболело 418 человек, на 150 меньше чем в предыдущем году.

Особенно многочисленны случаи были в селениях: Дмитриевское – 31, Липяги -54, Рудинка – 59, Ермолово – 86, Роговое – 22. В Ермолове ситуация вызвала необходимость организации временной лечебницы. Заболевших оспой в Казинке – 163 , 36 смертей, Ильинском – 76, 8 смертей, Вязовенке – 23, 4 смерти, Делихово и Сергиево – по 22, в Кремлево , Павельце,Рождественно, Ерлино, Горлово, Софиевка до 20 случаев в каждом селении, в Березнягах, Князево, Ермолово, Подовечье, Никольском,Немерово, Рудинке, Хворощевке, Курганах до 10 случаев. Борьба с эпидемиями велась путем проведения профилактических мер, как - то дезинфекция, возможная изоляция, прививками вакцинами. Поголовное оспопрививание было сделано в селе Ермолове, в некоторых селах Измайловской и Курбатовской волостей, в Казинке и в Ильинском. Постоянного медицинского персонала не хватало и потребовалось усиление. В течение года на эпидемию скарлатины приглашался ротный фельдшер в Вязовенку , он же и на брюшной тиф в Катино и Казинку,на эпидемию тифа и оспы сестра милосердия Рязанской Екатерининской общины, на три участка приглашались различные фельдшера в зависимости от эпидемиологической обстановки, так фельдшер Ковылин был во время эмидемий тифа, скарлатины и оспы. На некоторых врачебных участках наряду с фельдшерами, как в Бараково и Городецком приглашалась и сестра милосердия. Итого, суммарно в течение года временный персонал содержался около 30 месяцев.

Созванное 1—12 февраля 1911 года, по постановлению губернского земского собрания губернское холерное совещание, программа которого охватывала многие основные вопросы врачебно-санитарной организации, до известной степени заменило очередное губернское совещание врачей. К этому времени Законом от 15 мая 1911 года на противохолерные и противочумные мероприятия в России были выделены в это время значительные средства, в том числе 2,5 млн. рублей на выдачу пособий земским и городским общественным учреждениям. Пособия, в соответствие с законом, выдавались в размере половины сумм, ассигнуемых уездами на: наем дополнительного персонала , приобретение лекарств и инструмента, улучшение источников водоснабжения, устройство временных лечебных заведений (бараков и амбулаторий) и врачебно- питательных пунктов.

Холерное совещание пришло к выводу, что в виду крайней недостаточности обеспечения губернии участковым, эпидемическим и санитарным персоналом является необходимым иметь для сколько-нибудь правильной, успешной и планомерной борьбы с эпидемиями вообще, а следовательно и с эпидемиями холеры и чумы, по одному эпидемическому отряду на уезд, а всего 12 отрядов на губернию. Отряд должен был состоять не менее как из одного врача, 3-х лиц фельдшерского персонала и 6 лиц низшего эпидемического персонала.

По опыту неудач и нерешенных вопросов во время предыдущих эпидемий холеры совещание разработало план мероприятий для борьбы с холерой, для чего были рассмотрены и разосланы в уезды предложения для рассмотрение на местах, но главный вывод сделанный совещанием заключался в том, что намеченные «меры… при существующем положении врачебно-санитарного дела мало продуктивны , обходятся же обыкновенно очень дорого и важнее, выгоднее и целесообразнее организовать врачебно-санитарное дело в период затишья холеры, идти путем коренного улучшения врачебно-санитарного дела…» Данное положение поддерживала в своем последующем донесении Скопинская уездная земская управа : « наша настоящая медицинская организация весьма ценна и полезна, но она пользуется мерами лечебными, а не предупредительными. В результате всевозможные эпидемии не переводятся в уезде, отсутствует борьба с такими болезнями как сифилис и т.п.».

Самыми крупными недочетами совещание признало два, а именно слишком малое число врачебных участков и отсутствие обще губернской организации ,уездных санитарных врачей. Последний недочет был не нов, и введение санитарных врачей предлагалось на съезде врачей еще в 1873 году. Санитарное состояние крестьянских дворов никак не способствовало улучшению здоровья его обитателей, так как «в этой же самой избе , где живут люди, зимой помещаются телята, домашняя птица и приплод от овец и свиней. Пропитывая пол мочею и извержениями, они делают в избе еще более тяжким воздух, который еще ухудшается нечистоплотностью и самих обитателей ее и разложением органических остатков…

Потение, редкое хождение в баню, редкая смена белья, грязь и теснота ведут за собой огромное количество вшей, блох, тараканов, а присутствие лоханей , куда сваливаются все отбросы и помои , и которые редко выносятся, и часть остаются не вынесенными по несколько дней,.. освещение коптящими дешевыми жестяными лампами, отправление здесь же естественных потребностей детьми и тяжело больными; все это делает воздух зимних помещений , и особенно в ночное время, удушливым и прелым с резким тяжелым запахом. Благодаря обстановке жилища и массы бытовых и экономических условий...всякая эпидемия в селе вызывает со стороны врача только соболезнование или, в лучшем случае, чисто статистическое отношение, т.е. регистрирование во время раздачи лекарств жертвам всесильной … заразы и кой-какое нравственное влияние на окружающих».

Учитывая выводы холерного совещания, на первом этапе губернское земство планировало организацию санитарных округов, где Скопинский, наряду с Раненебургским, Данковским и Пронским уездами входил бы в 3-й округ. Врачу было предложено установить оклад 2400 рублей в год без суточных и разъездами за счет уезда. Было признано, что бактериологическую диагностику должно ставить на местах, также признано желательным, чтобы уездные земства «поставили на очередь разработку нормальной сети врачебных участков». По поводу учреждения санитарных врачей в Скопинском уезде управа поддерживала это начинание и полагала, что он должен быть введен при управе и заведовать « медчастью при управе , производить санитарное обследование уезда, разрабатывать статистические данные по медчасти , причем называться санитарно-эпидемиологическим врачом»…Скопинское уездное земское собрание доклад управы отклонило по причине, что введение санитарных врачей в дальнейшем потребует много средств. В губернии за ввод санитарных врачей было 5-ть уездов из 12 – ти , поэтому этот вопрос в итоге оставили открытым.К ак и оставили открытыми большинство из предложенных проектов.

Из запрошенных губернским земством, по закону 15 мая, почти пятидесяти тысяч рублей Санитарно-исполнительная комиссия при МВД выделила только 12 тысяч и только на улучшение водоснабжение и на постройку холерных бараков … Кстати на Дрезденской всемирной гигиенической выставке 1911 года, в одном из разделов губернского земства, была представлена наряду с фотографией Скопинской уездной больницы с операционной во время производства операции катаракты и фото заразного барака.

Улучшение водоснабжения в уезде в предотвращении эпидемий играло очень важную роль, но уездное земство для этого ничего не делало.

Интересным и особенно актуальным и в наши дни явилось учреждение в России санитарных попечительств, для чего в 1910 году МВД были выработаны «Примерные Основные Положения об организации и деятельности участковых санитарных попечительств», вопрос о их организации поднимался в губернии еще в 1905 году в мероприятиях по поводу ожидаемой холеры. Круг вопросов попечительств был довольно обширен - это «ознакомление с санитарным участком и исследование всех неблагоприятных условий , способствующих появлению и распространению эпидемий и составление плана мероприятий», устройство чтений, распространение книг, « принятие мер к улучшению санитарных условий жилищ и питания несостоятельной части населения», «открытие народных столовых, коечных квартир и благоустроение ночлежных домов», « убеждение и напоминание домовладельцам, управляющим домами и владельцам фабрик и заводов о необходимости соблюдать санитарные требования законов» и даже «по докладу своих членов привлекать виновных … к судебной ответственности». Планировалось финансировать попечительства из земских сумм и на пожертвования. В Скопинском уезде к этому времени не только существовали попечительства, но для них были разработаны инструкции как существующих по типу коллегиальных участковых, а не волостных , кроме того , были разработаны инструкции и для отдельных попечителей.

Учитывая прошедший опыт, в губернии, для борьбы с холерой в наступающем 1911 году были приняты определенные меры, носившие уже более действенный характер :

«Ознакомление населения, чрез медицинский персонал, — путем бесед и раздачи популярных листков и брошюр о холере с сущностью болезни и мерами личной предосторожности. Усилен местный медицинский персонал в уездах приглашением на средства губернского и уездного земства 2-х врачей, 17-ти студентов-медиков 33-х фельдшеров. В местах эпидемии губернским земством в помощь уездным земствам послано 8 эпидемических отрядов в составе 9 -ти врачей, 16- ти студентов-медиков, 22 –х фельдшеров, 9-ти сестер милосердия и 27-ми санитаров. Губернская санитарно-исполнительная комиссия принимает обязательное постановления « О принятии мер к предупреждению и прекращению холеры», где сказано, что «улицы, площади, мостовые, тротуары, сточные трубы и канавы, колодцы и дворы должны содержаться в чистоте и исправности.

Выливать помои и грязные воды, выбрасывать отбросы хозяйства или промышленного производства на улицы, дворы, на берега рек и близ колодцев отнюдь не допускается…Содержатели трактиров, чайных, постоялых дворов, гостиниц, ремесленных и всякого рода заведений, заведующие казенными и общественными зданиями обязаны содержать в чистоте помещения как для публики, так и для рабочих и служащих…В помещениях, где производится торговля съестными припасами и напитками и где приготовляются эти припасы, требуется безусловная чистота и опрятность. Для этого торговцы промышленники обязаны ежедневно в означенных помещениях мыть полы, полки, столы и посуду, в которой приготовляются и подаются припасы… Воспрещается производить убой скота на дворах, усадьбах, улицах и площадях…

Виновные в неисполнении настоящих обязательных постановлений подвергаются в административном порядке, …наказанием; аресту не свыше трех месяцев или денежному взысканию не свыше трехсот рублей…» Не смотря на это, в практическом отношении для искоренения холеры и других противоэпидемических мероприятий практически делалось мало. Как заметил городовой скопинский уездный врач С.М.Липец в 1909 году на заседании Общества Рязанских врачей по поводу противохолерных мероприятий в самой Рязани: «Заседание нашего Общества публичное, и мы должны этим путем сказать населению города, что для борьбы с холерой городом ничего не делается». Что же говорить об уездном Скопине?

Страницы из скопинской жизни

0
 
Разместил: skala    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте