Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Василий Липатов



Соловьиная кровь

Есть таланты, народные не по званию, а по глубинной сути. Именно таким талантом, напоенным песенными истоками возлюбленной России, обладал русский композитор и пианист-виртуоз, любимый ученик А. К. Глазунова — Василий Липатов.

Сцена жизни, к сожалению, нередко сменяется кулисами забвения… Так случилось и с создателем фортепианно-вокального реквиема в 10-ти частях «Соловьиная кровь» на слова и памяти Сергея Есенина, современника, земляка, близкого друга.

Именно это — самое значительное произведение композитора — и включало такие шедевры русской музыкальной лирики, как «Письмо к матери» и «Клен ты мой опавший». Народ бережно сохранил и поет замечательные песни эти, не зная, порой, имени одного из их авторов. А ведь долгую, завидную жизнь обеспечили им не только проникновенные стихи, но и музыка, достойная есенинского гения.

…Родился Василий Николаевич Липатов 30 января 1897 года по старому стилю на Рязанщине в старорусском купеческом городке Раненбурге, основанном Петром Великим как крепость Ораниенбург и подаренном своему фавориту Александру Меншикову.

Предки будущего композитора — крепостные музыканты. Отец — регент, выпускник Рязанской духовной семинарии. В доме всегда звучала музыка — духовная, классическая, народная…

В 1900 году семья переезжает в соседний уездный городок Данков, куда отца — Николая Андреевича, пригласило регентовать в местном соборе богатое купечество. Уже всамом юном возрасте Василий, наставляемый отцом, делает большие успехи в игре на фортепиано, поет в церковном хоре… И по окончании местного духовного училища мальчика, по отцовским стопам отправляют в Рязань, в семинарию. В Рязани он сразу же попадает в поле зрения руководителя губернского музыкального общества Николая Ивановича Мордвинова, прекрасного тенора. Сохранились афиши и программки благотворительного концерта в Данкове (1913 г.), в котором Василий аккомпанировал Н. И. Мордвинову и успешно выступил соло на фортепиано.

С началом мировой войны 1914 года Василий Липатов покидает семинарию и поступает на юридический факультет Московского университета. Веха жизни, напоминающая судьбу Петра Ильича Чайковского. Но следует призыв в армию и вот — Одесская школа прапорщиков, фронт…

В 1918 году, уже после Октябрьской революции, в горькие дни Брестского мира, возвращается 21-летний воин-музыкант к родному очагу, в Данков. Недолгой была эта радость от встречи, да и была ли она?.. Уже наступает белая армия с юга и проблему выбора пути решает окончательно мобилизация бывших офицеров в Красную Армию. И еще 4 года, теперь уже участия в братоубийственной гражданской войне… Потом он скажет: «Музыка войны — похоронный марш, сколько мы их переиграли…»

1922 год. Второе возвращение с полей битв к родному очагу. В семье принято решение — отправить Василия в Петроград, в консерваторию, с рекомендацией Н. И. Мордвинова, к А. К. Глазунову, тогдашнему ректору консерватории.

А. К. Глазунов увидел в 25-летнем воине-музыканте подлинно русского музыкального самородка и принял его на композиторское и фортепианное отделение.

…И вот 1924 год, главная встреча его жизни — с Сергеем Есениным! Взглянем на сохранившееся чудом фото музыканта тех лет. Известный петербургский музыковед Софья Хентова писала о нем: «Уроженец земли рязянской, он любил ее также сильно и непосредственно, как и Есенин».

Произошло их судьбоносное знакомство весной 1924 года, в Петрограде, после одного из публичных выступлений поэта…

«Письмо матери» потрясло его, — вспоминает С. Хентова. — Он сочинил мелодию за один день. Кто-то из знакомых певцов захватил с собою ноты, разучил песню и исполнил. Ноты стали переписывать от руки. Не прошло недели, как «Письмо матери» запели в Москве, в Одессе. Чувствительная, душевная мелодия с интонациями городского «жестокого» романса и наивной деревенской импровизацией отвечала потребностям людей в интимной лирике… противостояла попыткам распространения нэпманской музыки. Песня дошла до Есенина…»

Дошла именно так. А «кем-то из знакомых певцов» была Лина Катомина-Масальская, юная 16-летняя исполнительница русских народных песен и романсов в цыганском хоре Алексея Масальского, выступавшего в одном из популярных петербургских ресторанов. Вскоре со своим коронным номером, романсом «Письмо к матери» — она покинула хор Масальского и составила с Василием Липатовым творческий и семейный дуэт…

Известно, что и сам Есенин был очарован музыкой этого романса. Вечерами поэт отправляется с сестрами на деревенское гуляние, на приокские луга. «Трудно не петь в такой вечер», — рассказывает Александра Есенина. — И Сергей или Катя начинают тихонько, «себе под нос» напевать какую-либо мелодию… Поем мы, как говорят у нас в деревне, «складно». У нас небольшие голоса, да мы и не стараемся петь громко, так как песня требует от исполнителей чувства, а не силы… Поем мы и переложенные на музыку в то время стихи Сергея «Есть одна хорошая песня у соловушки», «Письмо матери».

И все же из-за непрекращающейся травли рязанский песенник вынужден был покинуть композиторское отделение Петроградской консерватории. Но это было только начало жизненной и творческой драмы…

Своему любимому ученику пытался помочь А. К. Глазунов, чей авторитет и вкус были еще недавно непререкаемыми. В одной из жестких дискуссий с противниками русской музыки, берущими тогда верх, он заявил, имея в виду именно «Письмо матери»: «Я бы подписался под этой мелодией! Это — русская «Ave Maria». Вот так надо писать»!..

В 1927 году В. Липатов все же окончит Консерваторию, но по классу фортепиано, в дипломе его записано: «Пианист-художник». Более того, сохранилась программка выпускного концерта 13 июня 1927 года, где Василий исполнил «Токатту» Шумана и «Корильон» для рояля Ляпунова. Именно этот «выпускной» концерт использовал А. К. Глазунов для трогательных слов, приведенных выше в адрес своего любимого ученика. А последняя их встреча-прощание произойдет годом позже, на Витебском вокзале города на Неве, откуда Глазунов уже навсегда покинет Россию, использовав для этого приглашение в Австрию, в жюри Шубертовского конкурса.

1929 год, Раненбург. Здесь, в русской глубинке 32-летний композитор размышляет о судьбе крестьянства русского, убиваемого коллективизацией. Глубокий психологический след этих горьких раздумий наиболее мощно отпечатался в тех есенинских текстах, что избрал Липатов для фортепианно-вокального реквиема «Соловьиная кровь»: «Есть одна хорошая песня у соловушки», «Не криви улыбку», «Клен ты мой опавший», «Пой же, пой!», «Корабли плывут в Константинополь», «Письмо матери», «Несказанное, синее, нежное», «Прощай, моя голубка», «Цветы мне говорят — прощай» и «До свиданья, друг мой, до свиданья».

Да, идеологам коллективизации был крайне опасен Есенин, как самый чуткий выразитель русского крестьянского духа. Сначала его убили физически. А затем попытались убить духовно — запретом на все поэтическое наследие поэта.

Также, наряду с Сергеем Есениным, музыкальному выразителю драматической Василий Лип судьбы России и художника-творца ее, подрезали крылья и раненбургскому соловью, рязанскому песеннику Василию Липатову. Сейчас, в завершение века и тысячелетия, когда России предстоит еще раз сбросить с себя рабские цепи, накинутые ее недругами, определить свой национальный исторический путь — настало время вернуть народу эту подлинно национальную музыку и имя ее создателя.

…Все, что милостиво разрешали музыканту в недобрые 30-е годы — это заниматься обработкой фольклора.

Именно в это тревожное время арестован Михаил Андреевич Липатов, кадровый военный, дед Михаила Липатова, а его старший брат Николай Андреевич, боясь репрессий, покидает родной Раненбург и переезжает с семьей на берега Невы, к сыну Василию. Так по живому рвутся корни.

В 1941-м году, когда враг подходит к Ленинграду, в одной из творческих бригад на фронте оказывается и Василий Липатов. А много лет спустя, в октябре 1964 года, за несколько месяцев до ухода из жизни, 67-летний композитор подарит одному из своих сподвижников рукопись «Письма матери» с надписью: «На память о совместном военном походе из ст. Бататгкой до Ленинграда — Лёне Арту от Василия Липатова». Представляю, как в этом тяжком отступлении, в редкие часы отдыха они пели: Ты жива еще, моя старушка? Жив и я. Привет тебе, привет!.. В 1942-м, блокадном году, вернувшемуся с фронта Василию сообщают, что его бывшая супруга умирает от истощения. Он спешит к ней, они прощают друг другу все прегрешения, и он вывозит ее на Большую землю… Они оказываются в глубоком тылу — в Кирове (Вятке) Лина постепенно поправляется, и в 43-м они уже вновь выступают вместе в местном концертно-эстрадном бюро. Здесь же, в условиях ослабления идеологической удавки, Василий пишет музыку для постановок местным театрам. Верность композитора классической русской музыкальной традиции, завещанной ему А. К. Глазуновым, ярко видна и в трех песенно-романсовых жемчужинах: «Коптилка» на слова И. Эренбурга, «Ласточка моя» и «Сирень» на слова Н. Глейзарова, лирические символы которых изумительно отражают настроение русского человека в годы военного лихолетья. «Коптилка» посвящена брату Анатолию, погибшему на фронте, в Прибалтике… А два других романса полны предощущений весеннего, майского Дня Победы… И вот этот День наступил!

Первый выход Василия Николаевича Липатова на публику в родном Ленинграде после стольких лет гонений-запретов состоялся в апреле 1949 года на вечере песни ленинградских композиторов. Здесь он представил прекрасную лирическую песню «Та, в чьи косы я влюблен», в которой, как всегда, утонченно соединил классическую традицию и народно-песенную стихию. Дарственная надпись на сохранившемся в семейном архиве экземпляре гласит: «Большому художнику-певцу Сергею Лемешеву от автора».

…Спустя 12 долгих лет Василий Николаевич вновь приезжает на родину.

Визит знаменитого композитора и пианиста стал подлинным праздником для раненбуржцев. На трех больших концертах Василия Николаевича Липатова перед земляками в ряду замечательных произведений разных жанров звучало и запрещенное тогда «Письмо матери».

Раненбургский и петербургский соловей, рязанский песенник умер в суровом феврале далекого уже от нас 1965 года… Над могилой его веснами поют соловьи, щебечут милые его сердцу ласточки, и вместе с кленом шумит на ветру любимая русская береза… А в русском сознании он уже навечно соединен своей музыкой со стихами Есенина.

Музыкальная студия NotePage

Василий Липатов
5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте