Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Иван Петрович Кулаков



«Времена не выбирают – в них живут и умирают…». И всё-таки какое это счастье, когда при жизни человеку удаётся совпасть со своим временем. И какое это счастье, когда даже много лет спустя удаётся восстановить добрые имена незаслуженно оболганных, приниженных поистине высоких людей.

18 марта 2011 года исполнилось 100 лет со дня смерти Ивана Петровича Кулакова – купца и мецената, потомственного Почётного гражданина города Москвы, попечителя приходской школы в Львовской слободе, попечителя Константиновского начального училища Рязанского уезда и Почётного председателя Церковно-приходского попечительства Рязанского Епархиального Училищного Совета, Председателя и Почётного пожизненного члена Московского Комитета Костромского Александровского православного братства, Почётного члена и казначея Московской Александровской общины сестёр милосердия «Утоли моя печали», присяжного Попечителя Московского коммерческого суда, кавалера орденов Святой Анны 2 и 3 степеней, Святого Станислава 2 и 3 степеней и серебряной медали для ношения в петлице на Андреевской ленте.

Крестьянин Рязанской губернии Зарайского уезда Дединовской волости села Дединова, Иван Петрович Кулаков «воспитание получил в доме своих родителей»[1]. Он выбился в люди из трактирных буфетчиков (трактир «Каторга»), и, «согласно его прошения и представленным документам», по предписанию Московской казённой палаты, «27 лет от роду», был причислен Московской купеческой управой «с начала 1875 года в Московское 2-й гильдии купечество»[2].

Иван Петрович Кулаков был владельцем и попечителем подворья доходных домов на Хитровом рынке. Двухэтажные каменные дома представляли собой ночлежки, заселенные нищими, бродягами и уголовным элементом. По данным переписи 1911 года, их население составляло 5,5 тыс. человек, в некоторые годы – до 10 тысяч. Эти люди, попавшие в беду, могли выжить – получить питание и крышу над головой. Он знал жизнь, умел ладить с людьми и, конечно, с полицией, не раз защищая и спасая постояльцев своей Кулаковки.

В 1897 Иван Петрович Кулаков стал владельцем усадьбы в с.Константиново. (Усадебный дом Кулакова, благодаря заступничеству Сергея Есенина, в 1918 году удалось спасти от тех, кто был и остался никем. Барский дом тогда не разрушили, но размещали в нём целый ряд служб, которые не способствовали его сохранности, и до сих пор не найдены мраморные подоконники, но с переходом дома с мезонином в собственность музея С.А.Есенина условно-знаково были воссозданы части его интерьеров и, в частности, кабинет Ивана Петровича Кулакова). Как самый уважаемый и зажиточный человек в селе, Кулаков был попечителем Константиновской школы. На его средства в селе было построено новое здание школы и в церкви Казанской Божией Матери был установлен деревянный дубовый иконостас.

Иван Петрович Кулаков разбогател не на приданое своей жены. Род Викторовых, из которого происходила дочь унтер-офицера Московской губернии, сестра Владимира Калиновича и Антона Калиновича Викторовых, жена Ивана Петровича и мать его двоих детей – Лидии и Бориса, не был богатым. У Викторовых не было родовых имений, а должности, ордена и дворянство они получали за глубокую человеческую порядочность, за громадный преданный труд и за свои незаурядные способности. Её брат Владимир Калинович Викторов «никогда больших денег не имел. Даже дома своего не имел, а с семьей проживал в Николо-Мокринских казармах 11-го Фанагорийского полка на казённой квартире»[3]. Владимир Калинович получил права только личного дворянства. Её племянники Николай и Михаил не наследовали дворянство, но, как дети офицера, получили привилегию обучаться в кадетском корпусе[4]. Её младший брат Антон Калинович «имения родового или благоприобретённого» не имел, 22 июня 1899 года с женою и детьми был внесён в 3 часть Дворянской родословной книги[5]. У жены Ивана Петровича Кулакова не было родового имения, благоприобретённое – возможно, было «в Рязанском уезде», но, судя по путаной записи в Формулярном списке Кулакова, очень может быть, что имелось в виду Константиново, принадлежавшее ему самому:
«Есть ли имение у него самого родовое – у родителей
нет
благоприобретённое – дом в м (нрзб. – Г.И.) части
у жены буде женат
родовое – нет
благоприобретённое – нет («нет» зачёркнуто. – Г.И.) имение в ч. («в ч.» дописано. – Г.И.) Рязанского ской м («ской» дописано, «м» дописано без вычеркиваний. – Г.И.) Рязанской ского м («ского» дописано, «м» дописано без вычёркиваний. - Г.И.) уезда уезде Константиново («Константиново» зачёркнуто. – Г.И.)»[6].

Потеряв жену после рождения второго ребенка – Бориса, Иван Петрович был своим детям и отцом и матерью. Он обеспечил Лидочке и Борису и безбедную жизнь, и, при колоссальной занятости, - достойное воспитание и образование.

Его дочь Лидия окончила Александровский институт благородных девиц (1904), получила хорошее воспитание и образование. Как лучшая выпускница, была награждена «Золотым шифром» - фигурной буквой «А» с наложенной римской цифрой два, что означало имя императора Александра Второго, которое носил институт.

Борис Кулаков окончил два факультета Московского универститета – исторический и юридический.

Иван Петрович Кулаков не экономил на тратах на своих детей, и, когда купил дорогую игрушку сыну, сам не курил дорогие сигары, пока не возместил эти расходы, потому что знал цену и своим миллионам, и каждому своему рублю и даже каждой своей копейке. Во время учёбы дочери он не брал её домой на каникулы и на праздники, оставлял ее под лучшим присмотром, который ему вряд ли дешевле обходился, чем тот, который он мог обеспечить сам и бессменная воспитательница его детей Екатерина Ивановна Муретова. Выбившись в люди из трактирных буфетчиков, он и сам не хотел быть никем и своим детям не желал такой участи. Он был расчётливо бережлив, чтобы со всей щедростью и благоразумием распорядиться громадным трудом нажитым состоянием на благо своей семьи и Отечества.

Он долго не соглашался благословить брак своей дочери с учителем Николаем Кашиным, который не мог обеспечить ей безбедную жизнь, но, когда убедился в серьезности этих отношений, когда узнал о Кашине «только хорошее», к тому же, не желая позора своей семье, когда дочь сказала, что уйдет с Кашиным, он согласился на этот брак, и дочке и зятю оплачивал квартиру в Москве, и, конечно, оплатил и свадебное путешествие.

В письмах Николаю Петровичу Кашину Лидочка Кулакова писала: «Первым условием отец ставит, чтобы это был человек богатый, а потом - чтобы у него была какая-нибудь карьера, но главное условие – богатство. Этот взгляд он оправдывает тем, что только богатый человек может на мне жениться не исключительно из-за денег» (1 сентября 1904 года); «Он сказал, что не перестаёт думать о нашем деле и что я его очень обижаю, если предполагаю иначе, потому что он готов сделать все на свете для моего счастья, но ему нужно время, время и время, чтобы как следует все обдумать. <…> он говорил еще, что слишком мало Вас знает, но всё-таки то, что он о Вас знает и слышит, - всё только хорошее» (5 октября 1904 года); «Папа согласился, т. к. убедился наконец в том, что моё решение твердо и неизменно; я думаю ещё, что он до некоторой степени убоялся скандала: я сказала, что просто-напросто от него уйду без всякого согласия» (1 апреля 1905 года)[7].

На его средства жили его дети в его домах в Москве и в Константинове и на съемных квартирах в Москве. Он оплачивал квартиру Кашиных и Бориса, студента университета.

Уйдя из жизни, он оставил взрослым детям и дом в Москве, и имение в селе Константинове, и усадьбу в деревне Белый Яр. Его похоронили напротив алтарной части церкви Иконы Казанской Божией Матери в Константинове. (Как единственная память от его захоронения, в фондах музея хранится кирпич из его могилы, разрушенной, разорённой, уничтоженной вместе со взорванной колокольней церкви и могилами достойных людей, захороненных на церковном кладбище, - остались только отдельные надгробия, которые сельчане и их потомки перетащили на могилы своих родственников на местном кладбище).

Его трудолюбие передалось его детям и внукам. Его дочь Лидия переводила с немецкого исторические книги, которые давал брат, училась на курсах машинописи.

В середине 20-х годов Лидия Ивановна Кашина «начала понемногу работать машинисткой», письмоводителем и секретарём в Управлении связи Красной Армии, в издательстве газеты «Труд» - старшей машинисткой, в последние годы работала в фирме «Главстанкоинструмент» при Наркомате тяжёлой промышленности секретарём, старшей машинисткой, иностранной машинисткой, получила звание ударника, была премирована грамотами и денежными премиями[8]. «Лидия Ивановна следила, чтобы её дети росли трудолюбивыми». Юра (Георгий) «и летом занимался с учителем из села Кузминское Петром Егоровичем Беляниным», Тимоша Данилин обучал его латыни. Нина и Юра «продолжали изучать французский язык», их «учили разному рукоделию - вышиванию и вязанию, а также отводили земельные участки, на которых … разбивали грядки, где они сеяли и сажали овощи. Сами их пололи, поливали, для чего воду таскали от конюшни в небольших лейках», и нередко Лидия Ивановна говорила: «Сегодня обед из Нининых (или Юриных) овощей». «Перед домом было разбито несколько клумб <…>. Лидия Ивановна очень любила цветы и сама ухаживала не только за розами на центральной клумбе, там росли пять кустов «царицы севера», но и в специальном розарии, где были высажены более мелкие кусты разноцветных роз»[9].

Иван Петрович Кулаков был великим тружеником, и чтобы ещё раз в этом убедиться, чтобы более полно и документально представить его славную биографию, достаточно прочитать Формулярный список Ивана Петровича Кулакова[10], составленный в апреле 1899 года в Московской купеческой управе:
«Состоял Почетным членом и казначеем Александровской общины сестер милосердия «Утоли моя печали» в Москве с 1881 с 16 июля»;
«состоит Почетным и пожизненным членом Александровского православного братства, состоящего под Высочайшим Его Императорского Величества покровительством с 31 мая
1884»;
«за особые труды и заслуги, оказанные им Александровской общине сестер милосердия «Утоли моя печали» Всемилостивейше пожалован ко Дню совершеннолетия Его Императорского Высочества Государя Наследника Цесаревича кавалером ордена Святого Станислава 3 степени с мая 1884»;
«возведён в Потомственное Почетное гражданство с мая 1884 г.»;
«в воздаяние особых трудовых заслуг, оказанных им по должности Почетного члена Костромского Александровского Братства Всемилостивейше пожалован кавалером Ордена Святыя Анны 3 степени 5 апр. 1887»;
«состоит Попечителем церковно-приходской школы в Львовской слободе и Почетным председателем церковно-приходского попечительства Рязанского Епархиального Училищного Совета с 5 сент. 1887»;
«в воздаяние особых трудовых заслуг, оказанных им по должности Члена Костромского Александровского Братства Всемилостивейше пожалован кавалером ордена Святого Станислава 2 степени 1 апр. 1890»;
«состоит председателем Московского Александровского Православного Братства с 18 июня 1890»;
«состоял Присяжным Попечителем Московского коммерческого суда с 16 февр. 1895 по 1898»;
«в воздаяние особых трудовых заслуг, оказанных им по должности Председателя Московского комитета Костромского Александровского Братства и согласно Положению Комитета и службе чинов гражданского ведомства и наградах Всемилостивейше пожалован кавалером ордена Святыя Анны 2-й степени 6 дек. 1895»;
«Имеет Высочайше учрежденную в память Священного Коронования Государя Императора Николая II серебряную медаль для ношения в петлице на Андреевской ленте 1896»;
«Состоит попечителем Константиновского начального училища Рязанского уезда 15 мая 1897 г.».

«Времена не выбирают». «И всё же, всё же, всё же» - за нами выбор наших слов, наших дел, наших помыслов. Иван Петрович Кулаков не нуждается в оправдании. За него говорит его выбор – на века.

Примечания

  1. Центральный исторический архив города Москвы, ф. 3 Московская купеческая управа, оп. 3, дело 262 Формулярный список о службе Потомственного Почётного гражданина Москвы 2-й гильдии купца и кавалера Ивана Петровича Кулакова, л. 1об.
  2. Центральный исторический архив города Москвы, ф. 3 Московская купеческая управа., оп.1, дело 1017 Дело о причислении к Московскому купечеству Кулакова И.П., крестьянина села Дединова Дединовской волости Зарайского уезда Рязанской губернии. 10 июня - 29 октября 1875.
  3. Справочная книга Ярославской губернии на 1909 год. Сост. А.П. Морозов. Ярославль, 1909, с. 48. (Сообщил Ю.М. Зайцев).
  4. А. Хаиров. «Флагман флота 1-го ранга». Газета «Северный край», № 196 от 6 октября 1996 года, г. Ярославль. (Прислала Г.Г. Козлова).
  5. Центральный исторический архив города Москвы, ф. 4 Канцелярия Московского Дворянского депутатского собрания, оп.10, дело 355 Дело Московского Дворянского депутатского собрания о внесении в Родословную Дворянскую книгу действительного статского советника Антона Каллиновича Викторова с семейством.
  6. Центральный исторический архив города Москвы, ф. 3 Московская купеческая управа, оп. 1, дело 262 Формулярный список о службе Потомственного Почётного гражданина Москвы 2-й гильдии купца и кавалера Ивана Петровича Кулакова, л. 1об.
  7. ГМЗЕ. Письма Л.И. Кулаковой Н.П. Кашину. Архив Л.И. Кашиной.
  8. ГМЗЕ. Воспоминания Г.Н. Кашина, Трудовой список, Характеристика Л.И.Кашиной. Архив Л.И.Кашиной.
  9. ГМЗЕ.Воспоминания Г.Н. Кашина. Архив Л.И.Кашиной.
  10. Центральный исторический архив города Москвы, ф.3 Московская купеческая управа, оп.1, дело 262 Формулярный список о службе Потомственного Почётного гражданина Москвы 2-й гильдии купца и кавалера Ивана Петровича Кулакова, лл. 1, 1об., 2, 2об., 3, 3об., 4.

Галина Иванова

0
 
Разместил: Galina_Ivanova    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте