Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Неординарный профессор



Пять параллельно идущих городских магистралей — улицы Горького, Маяковского, Пожалостина, Чапаева и Павлова — соединяет пересекающая их улица Кудрявцева. Раньше она называлась Маломещанской, переименована была в честь профессора Петра Филипповича Кудрявцева.

МЕЩАНСКИЙ УДЕЛ

Как следует из энциклопедического словаря, мещане — это «податное сословие из бывших посадских людей: ремесленники, мелкие торговцы, домовладельцы». Они по месту жительства объединялись в общины с некоторыми элементами самоуправления и на территории России добились того, например, что с 1863 года наряду с благородными сословиями не могли подвергаться унизительным телесным наказаниям.

В Рязани Маломещанская улица сформировалась только в XIX веке. Название говорит само за себя: на ней первоначально проживали в основном представители наиболее многочисленного сословия города — мещанского. В Рязани, кроме Малой Мещанской улицы, раньше была и Большая Мещанская (располагалась она в районе нынешнего приборного завода и уже во второй половине XIX века вошла в состав улицы Семинарской).

Рязань, современный вид улицы Кудрявцева
Современный вид улицы Кудрявцева

Сегодня бывшая улица Маломещанская (т. е. современная Кудрявцева) начинается у Центрального рынка Рязани, который является творением советской эпохи. А до революции проживающие в этом районе горожане занимались в основном тем же, что и их земляки на улице Горького (Мясницкой), — выращиванием и скупкой скота. Но кроме мясоторговцев проживали на Маломещанской улице и многочисленные семьи мастеровых: кузнецов, каменщиков, плотников, столяров, бондарей и стекольщиков.

В 1963 году улица Маломещанская сменила своё название. Переименование произошло в честь 100-летия общественного деятеля, санитарного врача Рязанской губернии профессора Петра Филипповича Кудрявцева.

ПОСЛЕДОВАТЕЛЬ АЛЕКСАНДРА УЛЬЯНОВА

«Итак — я еду учиться в Казанский университет, не менее этого» — такой фразой начинается повесть Максима Горького «Мои университеты». Но вместо студенчества этому «великому пролетарскому писателю», как именовали в советское время Алексея Максимовича Пешкова, известного под псевдонимом Максим Горький, пришлось проходить не общепринятые в вузах науки, а совсем иную школу жизни. Малоизвестным фактом из биографии писателя является предпринятая им в 1887 году попытка самоубийства на фоне депрессии, вызванной ужасными условиями существования. И только приобщение Алексея Пешкова к революционно настроенной молодёжи позволило ему уже по-новому взглянуть на жизнь — деятельно и оптимистично. И помог ему в этом Пётр Филиппович Кудрявцев, возглавлявший в Казани один из нелегальных политических кружков, где Максим Горький как раз и занимался.

Пётр Кудрявцев окончил успешно медицинский факультет Казанского университета, но в дальнейшем был исключён из ординатуры за политическую деятельность, направленную против царского самодержавия. Именно Кудрявцева Максим Горький называл тем «профессором», под влиянием которого лично он, Алексей Пешков, и проходил свои «университеты».

А сам Пётр Кудрявцев заразился революционной деятельностью, когда он познакомился с Александром Ульяновым (старшим братом вождя революции 1917 года Владимира Ильича Ульянова-Ленина). Как известно, Александра Ильича Ульянова, одного из руководителей террористической фракции партии «Народная воля», участника подготовки покушения на императора Александра III, царские власти приговорили к смертной казни через повешение. Приговор был приведён в исполнение в 1887 году. Это событие и стало одной из главных причин активного участия в революционном движении Петра Кудрявцева, который необыкновенно уважал Александра Ульянова.

ВРЕМЕНА И НРАВЫ

В 1910 году Пётр Филиппович Кудрявцев приехал в Рязань, где поселился на улице Маломещанской. Получив назначение на должность заведующего санотделом губернского земства, он фактически стал первым санитарным врачом Рязанской губернии (были попытки наладить санитарно-эпидемиологическую работу на Рязанщине и раньше, но все они, по большому счёту, не имели успеха).

Рассказывая о Петре Кудрявцеве современник той эпохи вспоминал: «Это был человек крупного телосложения, темноволосый. Носил длинную окладистую бороду. И смелости ему было не занимать».

Последние слова подтверждает и то, что Кудрявцев, который по должности своей мог спокойно сидеть в уютном кабинете, лично объезжал районы, в которых свирепствовали смертельно опасные заболевания, и собственноручно делал людям прививки, так же как рядовые земские врачи.

«В 1913 году, основываясь на анализе лечебной и противоэпидемиологической работы в губернии, — поведала мне Галина Павловна Вологжанина, краевед, лучший знаток истории становления рязанской медицины, — Кудрявцев представил «Альбом земских лечебно-профилактических учреждений Рязанской губернии».

За это он и получил малую бронзовую медаль. Позже выступил на совещании губернских врачей и представителей земств Рязанской губернии с несколькими докладами о профилактике и лечении свирепствующих в губернии острозаразных болезней, таких как оспа, холера и тиф.

В 1918 году Петра Филипповича назначили заведующим санитарным отделом Рязанского губернского совета. Уже через полтора года он создал в городе санитарно-просветительский музей, а ещё через пять лет — первую губернскую малярийную станцию, пастеровский пункт, которые занимались прививками против смертельно опасных болезней, а также их профилактикой.

Кудрявцев жил в Рязани до 1935 года, до своей кончины, и, несмотря на существенные проблемы со здоровьем, продолжал много работать. Будучи главным санитарным врачом губернии, Пётр Филиппович, помимо своей основной деятельности, продолжал читать лекции по общей коммунальной гигиене в Рязанском медицинском техникуме.

Звание профессора главному санитарному врачу губернии Петру Филипповичу Кудрявцеву присвоили в 1927 году, причём даже без защиты диссертации. «Это за то, что он был более чем лоялен к советской власти», — выразил недавно своё мнение на этот счёт молодой рязанский краевед, студент одного из наших вузов. Увы, каковы времена, таковы и нравы. И невдомёк будущему историку, что наше время и эпоха восьмидесятипятилетней давности несопоставимы совершенно.

Евгений Данилин

Газета «Панорама города», №15 (828) 2012 г.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте