Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Вышивальный промысел и его нужды в Рязанской губернии.



Подг.: Дм. Анохин, 2010 г.

Почти по всей Рязанской губернии можно встретить на женских крестьянских нарядах вышивку по выдернутому холсту или полотну, или вышивку крестом, гладью. В некоторых местах уцелели вышивки только на старинных фартуках и рубашках, в других же местах, как, напр., в Михайловском уезде — в дер. Телешинке, Дербени и друг., в Данковском уезде — в Бол. Кочурах, Ягодном, и в Скопинском уезде — в с. Горлове, и сейчас вышивают себе фартуки и рубашки, но против прежних лет гораздо меньше.

Раньше вышивка носила характер домашнего производства: украшали свои наряды; теперь же почти совсем бросили вышивать для себя, и стали заменять фабричными отделками, а если где вышивают, то в целях продажи на рынок.

Наиболее распространены вышивки в Рязанской губернии в следующих местах:

В Михайловском уезде

Вышивка по выдернутому полотну: в с. Подлесном, с. Высоком, д. Глинищах, д. Демкине, д. Тепловодах, д. Козловке.

Вышивка крестом и гладью: в д. Телешинке, с. Плахине, с. Колесном, д. Пупкине, д. Дербени.

В Данковском уезде

Вышивка по выдернутому полотну: в с. Мураевне, Бол. Кочурах, с. Ягодном.

В Скопинском уезде — в с. Горлове.

До 1877 г. крестьянки сел Высокого и Подлесного совершенно не продавали своих изделий, а вышивали только для своих нарядов.

В 1877 г. местная помещица С. П. Казначеева впервые обратила внимание на интересную работу и решила придти на помощь крестьянкам. Закупив полотна, холста, бумаги и катушек, г-жа Казначеева предложила крестьянкам вышить некоторые вещи, как то: накидки, полотенца и т. п. Крестьянки, которые никогда не получали плату за свои работы, с радостью стали приходить к г-же Казначеевой за работой и вышивать по ее заказу.

Местные узоры были настолько интересны и типичны, что г-жа Казначеева, раздавая заказы, главным образом старалась воспроизвести их в работах, делая, конечно, указания с технической и художественной стороны. Обладая средствами, г-жа Казначеева не стеснялась в удовлетворении материалом всех крестьянок, желающих работать. Помощницей в этом деле явилась крестьянка с. Высокого Татьяна Яковлева. В лице ее г-жа Казначеева имела очень хорошую советчицу. Вышивать она умела хорошо, обладала большим творчеством и любовью к делу. Нечего и говорить, что в то время никаких скупщиц не существовало, а если кто и работал, то исключительно только на г-жу Казначееву. Число крестьянок, желающих работать, с каждым годом стало сильно увеличиваться. Заработать в зиму 30—40 р. было интересно каждой. Вести дело самостоятельно стало трудно. О существовании вышивального промысла в с. Высоком и других селениях было доложено В. В. Черняевым. Он просил товарища министра Остроградского обратить внимание на развивающийся промысел, результатом чего и состоялась командировка С. А. Давыдовой в Рязанскую губ. с тем, чтобы на месте лично ознакомиться с положением промысла. Объехав все те села и деревни, в которых работали на С. П. Казначееву, С. А. Давыдова решила доложить в министерстве об устройстве школы рукоделия. Таким образом, в 1888 году и была открыта на средства, отпущенные министерством земледелия и государственных имуществ, при с. Подлесном, первая в России школа рукоделия, попечительницей которой избрана была С. П. Казначеева. Открывая школу 25 лет тому назад, было решено придерживаться следующих основных целей:

1)Обучить грамоте и рисованию мальчиков и девочек.
2)Улучшить технику производства.
3)Поднять качество работы.
4)Сохранить и восстановить местные узоры.
б)Дать заработок крестьянке не только взрослой, но и ученице.
6)Заботиться о сбыте и распространении работы.
7)Снабжать крестьянок хорошими узорами. Вышивать умели все, но большинство грубо, неаккуратно.

Редко приходилось встретить крестьянку, исполняющую хорошо и тщательно работу. Надо было положить немало труда и энергии, чтобы достигнуть тех результатов, которые дала затем школа за 25 лет. Тем более было это трудно, что негде было взять учительниц, которые могли бы руководить этими работами и рисунками. Когда открывалась школа, то не только девочки, но и мальчики редко кто были грамотными. О рисовании никто не имел и понятая. Между тем, рисование имеет тесную связь с вышивкой. Рисование развивает вкус, фантазию, научает правильно составлять узоры, передавать их на полотно. На рисование в школе было обращено большое внимание. Оно шло рука об руку с вышивкой. На ежегодных экзаменах, на которые приезжала С. А. Давыдова, дети должны были или уметь составить узор или придумать; у многих выходило очень удачно.

Школа открылась 10 лет спустя после того, как вела дело самостоятельно г-жа Казначеева.

Конечно, за эти 10 лет в работе многое улучшилось. Из рядовых работниц стали выдвигаться уже такие, которые, как бы в качестве старостих, помогали С. П. Казначеевой раздавать и собирать работу, и они же, по указанию г-жи Казначеевой, сбывали лично работу на места. Так создались первые скупщицы, которые и до сих пор ведут дело с очень большим количеством работниц.

С открытием школы качество работы значительно улучшилось и постепенно доведено до высшей степени изящества. Теперь в школе исполняются работы по самому тонкому линобатисту и шелку.

С улучшением качества работы повысился значительно спрос на нее, а вместе с тем и заработок. Каждая девочка, поступая в школу 8-ми лет, в первый год обучения умеет уже несколько шить. Пройдя в школе все швы, ей на третью работу дают полотенце по холсту, за которое она уже получает вознаграждение. Ученицы в 8—10 лет зарабатывают до 3-х — 4-х руб. в месяц. Оте 10 до 14 лет — 5—6 руб., а 14 лет и далее — до 9 руб. в месяц. Научая хорошо работать, школа не требует, чтобы все крестьянки обязательно работали на школу.

Школа стремилась научить хорошо работать, создать хороших мастериц. Та девочка, которая училась в школе, куда бы потом ни работала, получит всегда большую плату, чем та, которая в школе не работала. Есть целая группа прежних учениц школы, которая живет в Москве, и по рекомендации школы получает постоянно работу из торгового дома Альшване, от которой получается довольно значительный заработок. Некоторые из прежних учениц школы получили места учительниц рукоделия (в Области Войска Донского и в Калужской губернии).

Школа, за недостатком оборотных средств, не могла бы обеспечивать материалом всех крестьянок, так как всего работниц в округе более 3000. Что же касается узоров и советов, то в этом направлении школа идет на встречу всем обращающимся, без исключения. Школа ежегодно снабжает скупщиц узорами истекшего года, делает указания; она, главным образом, обслуживает крестьянок своего села. Вся школьная работа отличается изяществом и техникой. За 25 лет своего существования заработок, получаемый из школы, сильно улучшил материальное положение крестьян. Нет больше той бедноты, нищеты, как это было раньше: теперь не продадут овцу, чтобы уплатить подати. Крестьянке есть где взять, чтобы заплатить; есть что дочери дать в приданое. В частые годы недорода заработок помог обойтись без посторонней помощи; крестьянам не пришлось на стороне доставать работу. Раньше каждое лето девушки на 5 месяцев, с ранней весны и до поздней осени, уходили на торфяные болота рыть торф. Теперь этого нет. Свободные от полевых работ девушки идут на летнее время в помесячные работницы в школу, получая до 9 руб. в месяц.

Что касается узоров, образцов, то школа всегда имеет их достаточное количество. Заведующей школой делаются рисунки со старинных вышивок. Много материала есть в кустарном музе в Соляном городке в Петербурге, в этнографическом музее, в музее Александра II. Богата коллекция г-жи Шабельской. При раздаче работы приходится считаться с тем, куда эта работа будет сдаваться. Если заграницу, то лучше вышивать типичные русские рисунки, если же для русских магазинов, кустарных складов, то лучше идут модные узоры: ажурные блузки, галстуки, платки батистовые, столовое белье. Рисунки, образцы в школе заготовляются заведующей, главным образом, летом, когда меньше раздачи работ. К осени, т.е. к началу учебного года, материал для сезона уже приготовлен, и ученики во время уроков рисования перерисовывают и тогда раздают эти рисунки, чтобы с них вышивали.

Одной из главных забот школы является обеспечить сбыт изделий, но спрос на работу так хорош, что школьные мастерицы на половину не успевают исполнять заказы. Покупатель хорошо отличает школьную работу, от не школьной. В Калифорнию идет самая лучшая работа, в Бостон — наоборот, работа 2-го сорта, но в очень большом оптовом количестве.

В России работы имеют сбыт в кустарных складах. Скупщицы же доставляют работу редко в кустарные склады, так как в них никогда сполна не платят, а большею частью берут работу на комиссию; они предпочитают иметь дело с крупными скупщиками Москвы и Петербурга, которые берут прямо на деньги, хотя и за дешевую цену.

Из крестьянок с. Высокого, находящегося в 5 вер. и за рекой от школы, лишь меньшая часть работает на школу; большинство же — на скупщиц. Всех скупщиц в с. Высоком доходит до 8 человек на 500 дворов.

Работать на школу и скупщицу — большая разница. Например, за сухарницу, за которую платят в школе 60 коп., скупщица заплатить только 30 коп. Зато, конечно, и исполнена работа совсем иначе.

Почему же тогда не все исключительно работают на школу? Это объясняется следующими обстоятельствами: 1) не все крестьянки села Высокого могут ходить в школу за работой, так как неудобно оставлять семью, детей; 2) школа очень требовательна к исполнению работ, и не каждая крестьянка, в силу домашних условий, может исполнить работу так, как это требуется школой. Скупщицы, которые не преследуют художественного исполнения, улучшения качества работы, которым нужно только иметь большое количество вещей, чтобы везти в Москву и Петербурге, — на них может работать каждая крестьянка, получая за свою работу гроши.

У школы и покупатель гораздо требовательнее, чем у скупщицы. Он хорошо умеет отличить школьную работу от не школьной.

Почти все с. Высокое находится в руках скупщиц. Заработок крестьянки, работающей на скупщицу, в год выражается не более, как в 40 руб., тогда как школьные мастерицы получают от 60 до 106 руб. в год.

Конечно, благодаря дешевой плате, получаемой у скупщиц, работы исполняются очень грубо, неаккуратно, работа крупная, плохо отделанная. В узорах разнообразия очень мало; по нескольку лет вышивают все одними и теми же узорами. Несмотря на то, что вышивают по нескольку десятков вещей одним и тем же узором, набрать 12 шт. сухарниц, которые были бы совершенно, "одинаковые" размером узора, очень трудно. Или кружева вышиты шире, или уже, или полотно между кружевами и серединой оставлено разного размера и т.п.

Насколько школьные мастерицы приучены к вышиванию новых рисунков, настолько крестьянками с. Высокого они избегаются. Они любят машинальную работу, любят, чтобы им дали штук 12 вышивать "одномастных" вещей, как они выражаются. Тот узор, который они привыкли вышивать на накидках, им не хочется вышить для платья или детского фартука, потому что надо подумать, как поставить узор, как вышить его. Но при той подготовке, которая имеется у крестьянок с. Высокого, будь у них школа или мастерская, где бы постоянно следили за работой, можно было бы очень скоро достигнуть тех результатов в улучшении работ, какие достигнуты в школе с. Подлесного. Очень жаль, что такое большое село, как Высокое, находится исключительно в руках скупщиц, что заработок крестьянки выражается только 40 р. в год, когда мог бы быть доведен до 100 р. Конечно, это может быть достигнуто только тогда, когда будет поднята техническая сторона в исполнении, дано художественное направление, строгое отношение к исполнению заказов. А для этого прежде всего желательно устроить в с. Высоком земскую школу рукоделия или мастерскую В мастерской, под наблюдением заведующей, производились бы работы, раздача материала, узоров, уплата за работу, следилось бы за требованием моды, исполнялись бы аккуратно и к сроку заказы. Сбыт и спрос на работу всегда большой, но требуется хорошая, изящная, а не базарная работа. При мастерской можно бы устроить кассу, куда отчислялся бы известный % с приносимой работы, и к концу года выдавался бы дивиденд, сообразно тому, насколько вышито за год.

Для устройства школы или мастерской можно было бы испросить средства у главного управления земл. и земледелия, которое охотно пошло бы на помощь, при условии, если земство, с своей стороны, признает желательным устройство такой мастерской и назначить тоже определенные средства. Конечно, открывая в с. Высоком мастерскую, не следует забывать, как велико это село, и что материала и средств потребуется порядочно, чтобы удовлетворить всех желающих.

Деревни, в которых более всего сохранились наряды, это: Колесня, Плахино, Дербень, Телешинка, Пупкино. И теперь там крестьянки носят понявы, расшитые бисером, галунами и лентами, вышитые рубашки и фартуки, отделанные кумачом и лентами. На голове прежние кички заменились платками, но под ними устраивают рога. В этих деревнях в пяльцах вышивают мало, а все больше крестом и гладью. Если "строчат", то без пяльц и на руках. Вышивка крайне типична и красива. Некоторые крестьянки этих деревень работали тоже на школу, но очень мало, так как школа с. Подлесного находится в 8—10 в., и ходить за работой слишком далеко. Было швеек 20, которые брали работу, но и только. В д. Дербени проживает крестьянка Аграфена Слугина, которая раньше служила в школе г-жи Редькиной и наблюдала за работами. Но потом, когда эта школа закрылась, то Аграфена Слугина вернулась в свою деревню и стала брать работу из школы с. Подлеснаго в большом количестве. Взятую в школе работу она раздавала своим соседкам и преимущественно своей родне, а когда работа была окончена, то сдавала готовую в школу. За хлопоты школой уплачивалось Слугиной 5 или 10% с готовой работы. Сама Слугина очень хорошая работница, имеет массу вкуса, очень любит придумывать новые узоры, швы и вообще вносить разнообразие в работу. Не раз ее работы получали на выставках похвальные листы и денежные награды. Она великолепно справляется с новостями, и хотя ей 55 лет, она и сейчас работает очень много.

Очень часто бывает, что при раздаче работы по новым образцам, та или другая крестьянка боится взять эту работу, но стоит Слугиной сказать: "возьми, я тебе покажу, как шить", тогда уже крестьянка берет уверенно и спокойно, так как Слугина пользуется среди крестьянок большим авторитетом и любовью.

До 1912 г. д. Телешинка не имела определенного пункта, куда бы ею исполнялись работы (не считая неурожайных лет, когда раздавалась работа от трудовой помощи).

С октября 1912 г. открыт раздаточный пункт "Обществом улучшения народного труда в память Царя Освободителя Императора Александра II". Этим обществом отпущены средства для закупки материала и уплаты за работу. Раздача работ, рисунков, указания, уплата за работу производится заведующей пунктом. Вся готовая работа отправляется в Петербурге в магазин общества. При открытии пункта в октябре 1912 г. имелось в виду обслуживать работой, главным образом, крестьянок д. Телешинки, но теперь постоянно просят работу крестьянки с. Колесни, Дербени, Пупкиной.

В виду первого года существования пункта, было совершенно неизвестно, какое будет количество желающих крестьянок брать работу, а потому было трудно иметь всегда достаточное количество материала. За свои 9 месяцев существования от общества получено 1200 р. деньгами и на 150 р. материалу. Уплачено за работу 30 крестьянкам по 7 мая (летом до 1 окт. работы производиться не будут) 840 руб.; куплено материалу на 300 руб. Исполнено 233 работы, в том числе, заказы, присланные обществом.

Обществом выражено желание увеличить количество работниц и довести оборот до 5000 руб. Предполагается снять более обширное помещение, где бы исполнялись коллективные работы под наблюдением, и иметь в запасе большее количество материала. Решено приступать к составлению альбома, куда вошли бы все узоры, которыми украшены фартуки и рубашки крестьянок, и которые были в употреблении в 1912 г. Пунктом получены заказы из Баден-Бадена и Америки.

При сравнительно небольших средствах пункт дал всю зиму постоянный заработок крестьянке и тем улучшил ее положение. При расширении деятельности пункта увеличится и заработок.

Этим я закончу описание Михайловского уезда.

В Скопинском уезде, главным образом, распространено плетение кружев, вышивкой же занимаются только в с. Горлове, где ею заняты почти все девочки и женщины. Вышивать умеют все крестьянки исстари, но раньше они работали только для себя, отделывая свои фартуки и рубашки, а теперь вышивка дает заработок. Несколько лет тому назад в с. Горлове поселилась г-жа Погосская, которая обратила внимание на их вышивку, заинтересовалась сама, а потом заинтересовала и своих знакомых. Имея связи в Англии, она послала туда работу, которая там понравилась, и получила оттуда заказы, которые и стала раздавать.

Прожила г-жа Погосская в с. Горлове недолго, всего два года. Уезжая, она передала начатое ею дело местному торговцу Николаевичу, который и стал раздавать работы. Кроме Николаевича стал раздавать работу еще другой торговец К. И. Воротников, человек довольно образованный, гуманный, стремящийся улучшить положение крестьян. (На его средства было достроено городское училище, по его инициативе введено корзиноплетение).

Первое время г. Воротников раздавал много работы и готовую отправлял в Москву в кустарный музей "Союз", но работа не имела большого успеха и сбыта, вероятно оттого, что недостаточно изящно и хорошо сделана. Руководил раздачей работ приказчик из лавки, человек, не обладающий большим вкусом, что и отражалось на работе. Затраты мало оправдывались, и г. Воротников стал уменьшать раздачу работ.

Дело у Николаевича пошло сразу хорошо. Все заказы, которые получала г-жа Погосская в Англии, она направляла к Николаевичу. Все полотно, нитки, указания даются Николаевичу, согласно которым он и раздает работу, а готовую отправляет г-же Погосской. Расплату за работу производит от 1 1/2 до 2 коп. с вышитой дырочки в 1 арш. Цена за работу небольшая. К работе относится строго, отчего сорт работ много лучше, чем у Воротникова. Узоры употребляются большею частью свои местные с фартуков и рубашек. Вышивают, главным образом, по холсту и редине. В работах замечается руководство и влияние, так как некоторые работы красивы и типичны. На 2-ой всероссийской кустарной выставке удостоены бронзовой медали. Что самое нежелательное в руководстве Николаевича — это то, что он расплачивается не деньгами, а товаром. Он имеет лавку с красным товаром и платит часто совсем ненужным и плохим ситцем.

Вышиваньем заняты с 1 октября и до весенних работ. Летом не работают. Заработок выражается у хорошей мастерицы от 30 до 50 руб. в зиму, у средней — от 20 до 30 руб. Работа производится по выдернутому холсту или полотну в пяльцах; вышивают нитками, большею частью белаго цвета. По рединке вышивают французской цветной бумагой. Из рединки делают блузки, детские фартуки, платья и т.д.

Вообще, крестьянки села Горлова очень способны к работам. Они ткут великолепное сукно, очень тонкие понявы, кушаки очень красивых расцветов, делают разные кисточки и бахромы из бисера. Из их нарядов самое интересное — это зипуны. Они шьются из домашнего сукна табачного цвета и отделываются зелеными и красными клеточками, что имеет очень оригинальный вид. В работах с. Горлова есть много общего с работами крестьянок с. Бучалки, Тульской губернии, Епифановского уезда. Тип работ один и тот же, но грубее. В Бучалках работами руководить кн. Голицына. Очень возможно, что, находясь по соседству, характер работ имеет сходство.

Больше в Скопинском уезде вышивки не встречаются нигде.

В Данковском уезде, главным образом, вышивкой занимаются в с. Мураевне. В селе Мураевне в 1889 г. была открыта мастерская на собственные средства кн. Шаховской. Цель мастерской — дать заработок крестьянке. Работа раздается исключительно крестьянкам с. Мураевни. Большая часть работает в мастерской, меньшая — на дому. В мастерской преподается только рукоделие, без рисования. Кроме личного наблюдения княжны, в мастерской находится постоянно помощница; работают только зимой. Работы доведены до высоко художественной и технической степени. Так как в мастерской рисовать не умеют, то все узоры нашиты на полотне, и с них снимают на другие работы. Сбыт работ имеют в России — в кустарных складах в Петербурге и Москве — и заграницу. Никакими субсидиями школа не поддерживается. Главным управлением земл. и земледел. было только отпущено 2000 р. на постройку нового здания под мастерскую. Мастерская состоит из одной большой комнаты, в которой и работают человек 50. Тут же производится раздача работ и на дом. Заработок крестьянок выражается от 4 до 6 руб. в месяц. Работы производятся только с октября и до весенних работ.

Недалеко от с. Мураевни находятся села Больные Кочуры и Ягодное. Как в этих селах, так и около лежащих деревень, все крестьянки умеют вышивать. Но вышивка их идет исключительно на украшение своих фартуков и рубашек, а не на продажу. Вышивают недурно, в особенности те крестьянки, которые вышли замуж из с. Мураевни, где они вышивали на школу. Но никто работу им не раздает, и заработка они не имеют.

У некоторых попадаются на рубашках и фартуках очень интересные и красивые узоры.

В селе Ягодном, кроме вышивок, ткут очень красивые запоны, которые имеют, в смысле производства, характер восточных ковров-паласов или болгарских тканей. Употребляют эти запоны — широкие на фартуки, а узкие на подолы рубашек. Производство очень интересное и, бесспорно, могло бы иметь будущее.

М. Орлова.

«Вестник Рязанского губернского земства» № 6-7, 1913г.

0
 
Разместил: Референт    все публикации автора
Состояние:  Утверждено


Комментарии

Необходимая поправка.

(Письмо в редакцию).

Прошу редакцию "Вестн. Ряз. Губ. Зем." внести следующую поправку в мою статью: "Вышивальный промысел и его нужды в Рязанской губернии", № 7—8 "Вестника Рязанского Губернского Земства".

В. В. Черняев занимал в 1888 г. должность инспектора сельского хозяйства в министерстве государственных имуществ; посещая часто Рязанскую губ., В. В. Черняев хорошо был знаком с вышивальным промыслом и просил В. И. Вешнякова бывшего в 1888 г. товарища министра государственных имуществ М. Н. Островского обратить внимание на названный промысел.

Осенью 1888 г. в Рязани была сельскохозяйственная выставка с кустарным отделом, на которую С. А. Давыдова, занимавшаяся изучением кустарных промыслов с 1879 г., была приглашена в качестве эксперта по отделу женских рукоделий. В. И. Вешняков просил С. А. Давыдову ознакомиться с положением вышивального промысла и выработать план воздействия на улучшение и развитие его.

М. Орлова.

О проекте