Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Катком по Гоголю



В Александринском театре покатались на коньках

Премьера театр

Валерий Фокин представил в Александринском театре свою интерпретацию "Женитьбы". Вслед за открытием катка на Дворцовой площади господин Фокин открыл свой собственный -- на сцене Александринки. Всех участников спектакля, еще не достигших пенсионного возраста, режиссер поставил на коньки. ТАТЬЯНА Ъ-ДЖУРОВА полагает, что разница между двумя катками есть: лед дворцовый к весне растает, лед александринский претендует на то, чтобы остаться в веках.

Александринка -- место вложения глобальных творческих инвестиций. Гоголевскую "Женитьбу" сочиняли композитор Леонид Десятников, художник Александр Боровский и молодой перспективный хореограф Мариинского театра Алексей Мирошниченко. Десятников написал для спектакля мистические перезвоны и вибрации. Боровский соорудил на сцене вращающуюся "музыкальную шкатулку": с одной стороны уютная постелька Подколесина, с другой -- каток под открытым небом, а между ними окошко, в которое в финале радостно сиганет свободолюбивый Подколесин. А Мирошниченко, должно быть, показал актерам, как выразительно двигаться на коньках и при этом не падать.

Начало весьма интригующее. Расслабленный Подколесин, полеживая на кушетке, наслаждается статусом жениха. И тут к нему через окно начинают поочередно заползать люди-зомби: сначала слуга Степан в трусах и валенках, потом сваха Фекла Ивановна в платке, потом Кочкарев в цилиндре. Движения у них заторможенные, голоса глухие и мычат они что-то совсем нечеловеческое. Зато рюмка водки воодушевляет их не хуже, чем вампира -- запах свежей крови. Право, на приключения Подколесина в стране зомби было бы весьма любопытно взглянуть. Однако затем сюжет посредством злой воли Кочкарева набирает соответствующие пьесе обороты, и наш герой внезапно оказывается на катке, где в ожидании суженого рассекает лед Агафья Тихоновна.

Галерея женихов представлена довольно традиционно, хотя и играют их молодые новобранцы Павел Юринов, Андрей Матюков и Валентин Захаров. Разве что Жевакин здесь и вовсе безногий инвалид, но даже он на своей каталке лихо выделывает всевозможные тройные тулупы. А эпизодический чиновник Пантелеев (у Гоголя так и не явившийся на смотрины) выведен в образе лилипута. Комическое соперничество женихов выражено ледовым танцем, положенным на советский шлягер Андрея Бабаева "Любимые глаза". Аттракционов много, и они грамотно разложены на два часа сценического времени. Едва внимание зрителя ослабевает, режиссер, как прирожденный фокусник, тут же извлекает из своего режиссерского мешка очередного кролика, к примеру в виде эффектного выезда купца Старикова (Аркадий Волгин) в санях натуральной величины, которые с гиканьем волокут три мужика. Под Кочкаревым вдруг вырастает пьедестал. Сваха взлетает под колосники, откуда смачно плюет на женихов. А в мечтаниях Агафьи на вращающейся сцене в призрачно-зеленоватом свете безмолвно проплывают, будто аквариумные рыбы, эротические фантомы женихов с обнаженными торсами.

Кочкарева играет свежее приобретение Александринки -- Дмитрий Лысенков, ранее служивший в Театре Ленсовета и утвердившийся в амплуа инфернального злодея. Надо сказать, на драматической сцене последних 10-15 лет сложился устойчивый стереотип: Кочкарева играют этаким чертом, злым гением Подколесина. У Лысенкова не так. Его герой не бес, но бесноватый, одержимый идеей женитьбы. В завязке он, заторможенный, со спазматическими движениями, похож на игрушку с подпорченным заводом и даже, кажется, испускает какое-то механическое жужжание. Зато потом злая и бессмысленная энергия буквально разрывает его на части. Даже Агафья Тихоновна, лупоглазая фефела в папильотках (ее играет молодая прима Юлия Марченко), воспламеняется от одного его прикосновения и, сомлевшая, падает в объятия.

Подколесина играет Игорь Волков -- сильный драматический актер, один из немногих в спектакле представителей старой, дофокинской Александринки и единственный вменяемый среди бесноватых. Этот мягкий вольнодумец, который ни за что не станет действовать из-под палки, похож на Басилашвили времен "Осеннего марафона". Однако на коньках он стоять не умеет и совершенно теряется в стране калек и уродов, чьи синхронные прискоки и вращения вокруг прибалдевшей невесты -- настоящий бал монстров.

Александринская премьера напоминает вольные переложения классики более молодых представителей московской режиссуры -- Кирилла Серебренникова и Нины Чусовой. Послания здесь ноль, но образы буквально отпечатываются на сетчатке. В результате программная легкомысленность "Женитьбы" подкупает больше, чем тяжеловесные образцы концептуальной режиссуры, которые никакой лед не выдержит.

Газета «Коммерсантъ» № 6(3823) от 21.01.2008

фото к статье

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте