Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Логика кроя: взгляд изнутри



Народный костюм сегодня изучен достаточно хорошо. Известны приемы его композиционного, конструктивного и художественного решения, свойства используемых материалов, тщательно исследованы народные обычаи и обряды, связанные с бытованием костюма в конкретной исторической среде, выявлены его региональные особенности. Искусствоведы и этнографы, научные сотрудники музеев и модельеры-дизайнеры постоянно обращаются в своих творческих поисках к народному костюму, рассматривая его не только как уникальное произведение декоративно-прикладного искусства, но и как неиссякаемый источник для создания вещей современных.

И тем не менее народный костюм остается для нас загадкой — мы не можем до конца объяснить ни его эстетическую значимость, ни постоянно вызываемый к нему интерес, который существует независимо от веяний современной моды.

Вся беда в том, что мы подходим к изучению кроя народного костюма с точки зрения современного человека, мировоззрение которого сложилось в эпоху развития технократической цивилизации. Один из ее главных признаков — утрата духовно-нравственного начала культуры и развитие культуры развлекательной, оперирующей не духовными, а материальными ценностями. Мы изучаем и описываем в первую очередь осязаемые, вещественные признаки предметов материальной культуры. Таким же образом беремся за реконструкцию подлинников народного костюма, хранящихся в музеях страны. Измеряем отдельные детали, потом строим по этим измерениям выкройку, затем восстанавливаем форму... Но при этом совершенно забываем о главной стороне народного костюма — его духовно-нравственной основе, сконцентрировавшей традиции древней языческой культуры.

Сегодня возникла потребность взглянуть на народный костюм как бы изнутри и постичь смысл его глубинной, внутренней жизни. Решить эту задачу, однако, довольно сложно, поскольку имеющиеся в музеях образцы подлинных изделий датируются не ранее чем XVII веком (большая редкость!), в основном же это вещи, относящиеся к концу XIX — началу XX в. А это значит, что предметы народного костюма насыщены отдельными элементами костюма светского, и выявить примеры подлинных старинных образцов, которые выполнены на основе традиций глубокой древности, очень сложно. Тем не менее, следуя определенной логике, основанной на знании исконной народной культуры, мы можем отметить, что подобные примеры все-таки есть. В первую очередь это касается такого предмета народного костюма, как туниковая рубаха, бытовавшая повсеместно по всей территории России и сохранившаяся в вариантах частично мужской, частично женской одежды.

Попробуем представить себе, как работали мастера 200—300—400 лет назад.

Народный мастер не просто технически исполнял предметы костюма — процесс их создания сопровождался обязательным ритуальным действием, и этот ритуал составлял главную часть жизни наших предков. Поэтому у народного костюма есть своя логика — логика конструктивного построения, логика кроя, которая имеет смысловую основу и которая, в свою очередь, объясняет приемы его художественно-декоративного решения — использования различных видов вышивки, кружева, способов набойки, приемов узорного ткачества.

В ту пору костюм рассматривался человеком как особый организм, в котором воедино сплетались утилитарность использования, его «вещественность» и насыщенность духовным содержанием, то есть тем, что мы понимаем под словом «душа».

Непосредственному шитью рубахи предшествовало несколько ритуальных этапов, связанных с производством необходимого для нее материала. Посев, выращивание и обработка льна были процессом длительным и трудоемким. И когда мастерица садилась ткать, она испытывала чувство благоговения к нитям, а рожденный под ее руками холст имел сакральное, магическое значение, служил связующим звеном между человеком и окружающим его миром. Этот фактор и определил логику кроя народного костюма: изначально, видимо, без применения режущих инструментов, а затем — при отсутствии любых, даже самых незначительных, отходов.

Многие исследователи объясняют подобный подход к работе экономией материала, что бесспорно, поскольку народная одежда представляет материальную ценность. Но для народного художника этот фактор не был главным: основной смысл создания изделия заключался в магической роли холста, его духовной, внутренней сущности. Такое отношение к материалу не позволяло обращаться с ним произвольно, как это делаем сейчас мы.

Поэтому туниковые рубахи собирали из отдельно сотканных полотен. Ширина холста соответствовала величине локтя, а размер одной стороны ластовицы — одному вершку. Длина мужской рубахи, по всей вероятности, составляла 2 локтя, или 92 см, а женской — 3 локтя, или 138 см*. Интересно, что в женской рубахе величина ее объема совпадала с длиной.

Позднее, когда рубаху стали делать с подставными в боковинах и рукавах клиньями, последние кроились исходя из принципов их уложения в прямоугольный или квадратный кусок холста. Тогда ткань разрезалась по прямой или диагонали. При этом места стачивания полотнищ, как самые «слабые» на рубахе, дополнительно оберегались орнаментальными узорами-оберегами, предотвращая проникновение в тело злых духов (в этом основной смысл всех приемов декоративно-художественного решения народного костюма). Орнамент служил не только украшением, но и защитой. В понимании наших предков то, что защищает, — целесообразно, а все, что целесообразно, — то и красиво. Именно позиция: красота есть целесообразность — определяет эстетическую значимость народного костюма.

Самыми стойкими защитными мотивами в представлении народных мастеров были те, которые выполнялись по счету нитей, как бы повторяя структуру полотняного переплетения ткани, не нарушая, а обогащая поверхность. Например, такие швы народной вышивки, как «набор» или «роспись». Разложенные на плоскости без боковин отдельные части туниковой рубахи (переднее и заднее полотнища и рукава) представляли собой крест, что было вовсе не случайным: крест — один из древнейших символов планетарного масштаба и один из главных оберегов человека прошлого.

Таким образом, холст, приготовленный для пошива рубахи, использовался полностью, а принципы кроя и декоративное решение имели ясно выраженную смысловую основу, в отличие от наиболее распространенной сейчас методики работы современного дизайнера по костюму — «на глаз».

Аналогичным способом шили передники и навершники (Рязанская губерния, Северо-Восток европейской части России).

Был разработан также определенный способ стыковки полотнищ холста в туниковых рубахах, передниках и навершниках туникового типа. Основное полотнище проходило через центральную часть груди и спины, а боковины подставлялись к ним так, что на боках был сгиб, а не шов. Человек оказывался как бы внутри своеобразного цилиндра, где главные жизненные центры организма (в частности, солнечное сплетение) были защищены нетронутым полотном.

Опыт конструирования предметов народного костюма мастерами прошлого, своеобразная логика кроя народного костюма могут широко использоваться сегодня современными дизайнерами при создании модели одежды.

Ирина Буфеева, искусствовед, преподаватель кафедры моделирования костюма
Московского государственного текстильного университета

Рис. автора.

Русская цивилизация

3
Рейтинг: 3 (2 голоса)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте