Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Этнокультурные особенности южнорусского населения



Южнорусская историко-культурная зона выделяется по «акающему» диалекту и так называемым южнорусским чертам культуры, которые свойственны населению региона, простирающегося с севера на юг от реки Оки до Хопра и среднего Дона и с запада на восток от Десны до Суры (территория бывших Тульской, Орловской, Курской, Воронежской, Тамбовской, большей части Рязанской, Калужской, частично Пензенской губерний, согласно административному делению Х1Х-начала ХХ в.). Значительную часть этого обширного пространства географы и демографы определяют как Центрально-Черноземный (или Центрально-Земледельческий) регион.

Хозяйственному освоению Южнорусского региона способствовало выгодное географическое положение в пределах Восточно-Европейской равнины. Богатейшая водная система (бассейны Оки, Дона, левобережных притоков Днепра), плодородные черноземы, умеренный климат – всё это создавало благоприятные условия для заселения края, развития земледелия и путей сообщения. С Х1 в. на территории расселения древних славян, известных здесь ещё с 1 тыс.н.э., возникли русские княжества – Черниговское, Рязанское, Новгород-Северское и др. Золотоордынское нашествие ХШ в. опустошило значительную часть Центрально-Черноземной зоны. С образованием Русского централизованного государства на его рубежах создается сложная система оборонительных укреплений, благодаря чему в ХУ1-ХУШ вв. происходит активное заселение и хозяйственное освоение обширных пространств лесостепи южнее Оки. Сюда поступательно смещалось население из более плотно заселенных северных и западных районов. Особенностью хозяйственного освоения южной окраины России в ХУ1-ХУП вв. было сочетание вольной народной при одновременной монастырской, помещичьей и правительственной колонизации. Вокруг новых городов-крепостей возникали села и деревни. В заселении южных земель историки отмечают большую роль низших служилых людей, известных позднее под названием «однодворцев». Южные и западные районы Воронежской и Курской губерний в ХУП-ХУШ вв. интенсивно осваивали переселенцы с Украины, в результате к концу Х1Х в. они составляли около 30% всего сельского населения этих губерний.

Сложная история заселения Южнорусского региона отразилась в многообразии культурных традиций, восходящих к ранним и более поздним периодам исторического развития.

Для населения региона характерно южнорусское наречие. Оно выделяется по комплексу таких основных особенностей, как «аканье», фриктивное г, мягкое т в окончаниях 3-го лица глаголов, формы мене, тебе, себе в родительном и винительном падежах, смягчение к после мягких согласных и др. В этом наречии диалектологи выделяют несколько групп говоров, локализованных в определенных ареалах. Восточная или рязанская группа говоров определяется восточнее реки Дон, в среднем течении Оки и в бассейне Цны. К западу от реки Дон диалектологи выделяют несколько групп: южную или курско-орловскую, тульскую диалектную группу и говоры калужского и орловского Полесья.

Антропологи выявили особенности русского населения юго-восточных и юго-западных районов региона. На территории юго-востока, расположенной в междуречьи Дона и Волги, выделены три антропологических типа: дон-сурский (в междуречьи Дона и Суры), дон-хопёрский (в междуречьи Дона и Хопра) и средневолжский (в бассейне средней Волги). На территории юго-запада определены антропологические типы: вернеокский и близкие между собой десно-сейменский и западный.

Этнокультурные особенности в жизни населения этой зоны ярче проявились в его традиционной материальной культуре. В лесостепной и степной полосе со сравнительно теплым климатом, в условиях развитого земледельческого хозяйства с распространенной барщинной системой феодализма преобладали крупные многодворные поселения, расположенные в речных долинах, по балкам и оврагам, в районах с пересеченно-холмистым рельефом местности. В пореформенную эпоху возрастает удельный вес водораздельных поселений. В Х1Х- начале ХХ в. здесь строили небольшие рубленые (нередко кирпичные или саманные) низкие дома без подклета, с глинобитным или деревянным полом, под соломенной четырехскатной крышей. На юго-западе в районах смешанного русско-украинского расселения стены дома обмазывали глиной и белили. Как и на Украине, такие дома называли хатой. В отличие от более северных районов, в южнорусских селах дом выходил на улицу длинной стороной, вход в сени был с улицы. Свои особенности имела и внутренняя планировка дома: русская печь была расположена в дальнем от входа углу, по диагонали от печи(т.е. рядом с дверью) находился передний (святой, красный) угол, где стоял обеденный стол и висели иконы. В зависимости от того, куда было повернуто устье печи, этнографы выделили восточный (в Тамбовской, Воронежской, частично в Рязанской и Пензенской губерниях) и западный (в Тульской, Калужской, Орловской, Курской губерниях) план избы (хаты).

Распространен открытый тип двора: значительная площадь двора была не занята постройками и не покрыта крышей. Характер расположения, состав хозяйственных построек, варьировавшие в разных районах региона, зависели от достатка крестьянской семьи. Амбар, кладовую, погреб нередко ставили или перед окнами дома посредине улицы или на огороде, на гумне. Баня, типичная для северных и некоторых среднерусских губерний, на юге Черноземья встречалась не везде. Здесь чаще парились в русской печи, мылись дома, летом на речке.

В традиционной одежде преобладали особенности южнорусского костюма. Наиболее древним для этого региона был комплекс одежды с поневой, связанный с южнорусской средой. Он включал длинную холщовую рубаху с косыми поликами (т.е. плечевыми вставками трапециевидной формы); поневу – архаичную поясную одежду, в которой несколько продольных полотнищ из домотканой клетчатой шерстяной ткани были частично или полностью сшиты друг с другом (распашная или глухая понева).

Поверх рубахи и поневы надевали длинный с рукавами или на лямках передник (занавеска, запан) и туникообразный мешковидной формы нагрудник (навершник, шушпан, шушка, носов и др.) с длинными или короткими рукавами, из тонкой домотканой шерсти или холста, подчас богато украшенный ярким орнаментом. Замужние женщины носили сложный, так называемый кичкообразный головной убор, состоявший из кички (волосник, роги) – с твердой основой, нередко в форме рогов, сороки – из ткани, надеваемой на кичку, позатыльника – из ткани или с твердой основой, закрывающего затылок и шею, и множества ярких красочных деталей – разноцветных лент, подвесков из бисера, гаруса, шнурков, птичьих перьев и пуха. Для южнорусского костюма характерна своеобразная яркая, построенная на контрастных сочетаниях цветовая гамма. О древности многих компонентов этого костюма свидетельствуют исторические и археологические материалы.

Некоторые детали этой одежды указывали на древние связи с аборигенами финно-угорского происхождения: старинный покрой глухого туникообразного нагрудника, поясные наспинные парные подвески из полосок ткани, высокие лопатообразные кички, лапти мордовского типа, обилие украшений из бисера, гусиного пуха, птичьих перьев и др. Сходные черты в одежде могли сложиться как на базе культурной общности древних насельников края, так и позднее, в результате контактов и взаимовлияний русских с финно-уграми. Эти древние связи проявились также в топонимии и гидронимии рязанских и тамбовских селений, рек и озер.

Более поздний пласт одежды южнорусского населения составляли компоненты, типичные в прошлом для средней полосы России и отчасти для ее западных районов: разные типы сарафанов, головной убор с кокошником, комплекс одежды с полосатой шерстяной домотканой юбкой и рубахой с прямыми поликами и отложным воротником. Они появились вместе с переселенцами из центральных и западных районов России.

На юго-западе, в районах смешанного русско-украинского расселения, этнокультурные особенности формировались в ходе активно протекавших процессов межэтнической интеграции и непосредственного влияния украинской культуры. Наиболее ярко это проявилось в жилище, в пище, в свадебных обрядах. Например, большой популярностью пользовались такие блюда национальной украинской кухни, как борщ, вареники, галушки, колбасы, сало, взвар , различные сдобные лепешки и др. В конце Х1Х- начале ХХ в. многие из этих кушаний распространяются в русских селах более северных районов региона. В свадебном обряде сложилось множество вариантов. Если структура южнорусской свадьбы более сопоставима с северно-среднерусской традицией, то ее отдельные обряды чаще встречались в южнорусских селах и на Украине.Это сложный «каравайный ритуал», исполняемый с соблюдением многих архаических обрядов, бесшабашные веселья послесвадебного цикла (перезва), пляски с живой разряженной курицей, обычай прятать невесту у соседей перед прибытием поезда жениха, более жизнерадостный характер всей свадьбы и многое другое.

В составе населения южнорусской зоны формировались различные по происхождению локальные историко-культурные группы. Они отличались от окружающего населения и названиями (или самоназваниями), и особенностями говора, и некоторыми компонентами культуры. Это: полехи – жители калужско-орловского Полесья, горюны – монастырские крестьяне Путивльского уезда Курской губернии, саяны – монастырские крестьяне на севере Курской губернии, мещеряки в рязанском Поочье, цуканы – преимущественно в бассейне реки Хворостань Воронежской губернии и наиболее многочисленная социальная категория – однодворцы – потомки бывшего служилого сословия, составлявшие значительную часть жителей Рязанской, Тамбовской, Воронежской, Курской, Орловской губерний, а также и другие сравнительно мелкие группы населения.

Таким образом, как свидетельствуют исторические и этнографические материалы, на формирование традиционно-бытовой культуры южнорусского населения оказали влияние преимущественно южнорусские, а также среднерусские и западные этнические традиции, которые и сами были многослойным продуктом предшествующего синтеза этнического субстрата. На основе древних и более поздних этнических компонентов происходила этнокультурная консолидация южнорусского населения, способствовавшая выработке общерусских черт в культуре с преобладающими южнорусскими реалиями. Вместе с тем у населения региона в пределах крупных и мелких его ареалов возникали локализмы в говорах и культуре, обусловившие ее многообразие.

Русская цивилизация

5
Рейтинг: 5 (1 голос)
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте