Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

From Russia with caution



Из России с осторожностью

The Guardian

Geraldine Norman reports on the diplomacy that saved the Royal Academy`s new exhibition

Джеральдин Норман рассказывает о дипломатии, которая спасла новую выставку в Королевской академии

Выставка "Из России", открывшаяся на этой неделе в Королевской академии художеств, едва не была сорвана. Лишь 9 января российское правительство дало согласие на вывоз картин в Англию. Каталог картин уже был напечатан, ничем другим заменить эту выставку было невозможно, и из-за ее отмены Королевская академия могла стать банкротом.

Так в чем же была проблема? Выставка исследует связи французского и русского искусства в период с 1870 по 1925 год и включает превосходные экспонаты из коллекций московских купцов Сергея Щукина и Ивана Морозова, национализированные в результате революции 1917 года. Теперь эти картины находятся в Пушкинском музее в Москве и в Эрмитаже в Санкт-Петербурге; после второй мировой войны коллекции были разделены. Время от времени наследники прежних владельцев пытались добиться их возвращения, используя для этого те периоды, когда картины оказывались за рубежом на выставках. Российское правительство опасалось, что также может получиться и в этот раз.

Некоторые, возможно, удивятся, почему в число экспонатов выставки, которые взяты из коллекций российских музеев, должны включаться великие французские картины. Просто Щукин и Морозов были первыми крупными коллекционерами работ импрессионистов и постимпрессионистов, за ними следовали члены американской семьи Хавермейеров. В результате величайшие ранние работы Пикассо-кубиста оказались в Санкт-Петербурге вместе со многими картинами Матисса, а одни из лучших произведений импрессионистов находятся в Москве.

После того как в октябре прошлого года Королевская академия объявила о предстоящей выставке, британская пресса неоднократно отмечала, что Щукины и Морозовы могут вновь попытаться вернуть себе картины. И хотя на тот момент уже имелись определенные гарантии безопасности экспонатов, эти сообщения обеспокоили российское правительство, которое стало добиваться дополнительных гарантий. Многие считали, что все трудности происходят из-за ухудшения дипломатических отношений после убийства Литвиненко, но я уверена, что дело не в этом. Будучи секретарем организации "Британские друзья Эрмитажа", я имела доступ к самой достоверной информации. Лишь тогда, когда министр культуры Джеймс Пернелл отреагировал на крик Королевской академии о помощи и утвердил вступление в силу нового закона о защите от конфискации имущества (глава 6 закона о судах и судебных взысканиях) с 31 декабря, кризис удалось преодолеть.

В последние годы вопрос защиты от конфискации стал главной заботой крупнейших музеев мира. В воздухе запахло реституцией: со всех сторон звучат требования о возвращении произведений искусства, пропавших в годы холокоста, сокровищ, выкопанных расхитителями захоронений и археологами-нелегалами, а также произведений искусства, отобранных у законных владельцев в ходе революций и войн. Музеи опасаются, что, предоставляя произведения искусства на выставки за границу, они рискуют потерять их. Однако показ коллекций в разных странах мира в рамках передвижных экспозиций имеет огромное культурное значение. Великое искусство принадлежит всему миру, и у культуры не должно быть ни границ, ни запретных зон.

Битва за картины из коллекций Щукина и Морозова помогла воплотить эти принципы в закон во многих странах. В 1954 году, когда 34 картины Пикассо из коллекции Щукина выставлялись в Париже, дочь Щукина Ирина подала в суд с требованием вернуть их ей. Картины в срочном порядке доставили в посольство России, где они находились под дипломатической защитой, и потом их без особого шума доставили на родину. В 1993 году сын Ирины, внук Щукина, подал в суд, требуя вернуть картины Матисса, предоставленные для выставки парижскому центру Помпиду. Однако суд постановил, что даже во Франции право собственности на эти картины определяется российскими законами, поскольку Франция официально признала советское правительство.

Когда в 1993 году выставка работ из коллекций Щукина и Морозова проходила в германском городе Эссене, по этим вопросам были сделаны уточнения и в немецком законе. В рамках той выставки была представлена музыкальная комната Морозова, на стенах которой висели картины, написанные по заказу самого коллекционера. Потом в июне 2000 года сын Ирины Щукиной Андре-Марк Делок-Фурко подал иск в Риме, требуя вернуть картину Матисса "Танец", которая находилась в числе экспонатов потрясающей выставки картин Щукина и Морозова из Эрмитажа, проходившей во дворце Квиринале. Он не отзывал своих требований до последних дней выставки, и когда Эрмитаж узнал об этом из местных газет, картины были с чрезвычайной поспешностью упакованы и доставлены в Россию.

Поворотным моментом стал ноябрь 2005 года, когда фургоны, перевозившие 55 картин импрессионистов из коллекции Пушкинского музея, были задержаны на швейцарской границе по требованию торговой компании Noga. Руководство компании заявило, что российское правительство должно ей выплатить $25 млн и компенсировать ущерб на еще большую сумму. Страховая оценка картин, в числе которых были работы Моне, Ренуара, Сислея и Ван Гога, составляла около $1 млрд, но апелляционный суд Швейцарии постановил, что Noga не имеет права их арестовывать. Однако профессор Михаил Пиотровский, директор Эрмитажа, пригрозил забрать все произведения искусства, предоставленные для выставок разным странам мира, и отменить выставки, если музею не будут предоставлены соответствующие гарантии безопасности. Правительство Нидерландов оперативно решило эту проблему, поскольку в Амстердаме планировалось открытие филиала Эрмитажа. После этого Великобритания впервые серьезно занялась этим вопросом.

Директор Британского музея Нил Макгрегор и директор Института Курто Дебора Суоллоу собрали сотрудников своих музеев, чтобы пролоббировать это в правительстве. Возглавлявший тогда министерство культуры Дэвид Лэмми пригласил на встречу Пиотровского, чтобы поделиться своей озабоченностью. Все слегка расслабились после того, как юридическое управление министерства финансов обнаружило закон, принятый еще в 1978 году, который защищает от конфискации государственное имущество на территории Великобритании (крупнейшие музеи России принадлежат государству). Однако было решено, что необходим новый закон, который защищал бы экспонаты из частных коллекций. Этот законопроект как раз находился в стадии обсуждения в октябре, когда Королевская академия объявила о предстоящей выставке.

Эта выставка наверняка станет настоящей сенсацией. Между тем наследники Щукина и Морозова выпустили заявление, призывая к принятию "соглашения, которое бы предусматривало выплату надлежащей компенсации и перечисление процентов от материальной выгоды, приносимой этими произведениями искусства". Им предстоит борьба. Ведь снова и снова по всему миру мы видим, что в системе человеческих ценностей культура стоит над интересами частной собственности.

Перевела Алена Ъ-Миклашевская

Газета «Коммерсантъ» № 11(3828) от 28.01.2008

фото к статье

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте