Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Под Розовым деревом



Шейх сидел на мягком ковре работы лучших мастеров государства Истарр и неотрывно смотрел на четырех танцовщиц, ловивших ритм легкой, как купол шатра, музыки. Словно острозубый ягуар, выслеживающий жертву, он жадно и трепетно наблюдал за каждым движением девушек, за каждым изгибом их стройных загорелых тел. Прозрачные одежды бирюзового и терракотового цветов, десятки тончайших и очень звонких серебряных браслетов, ярко подведенные глаза, особо выделяющиеся на полуприкрытых шелковой тканью лицах, чувственные губы, готовые к долгим и страстным поцелуям, − правитель грезил о темных ночах, наполненных любовью юных девиц, и дрожь пробирала его тело до колен.
Пронзающий, как острие фамильного клинка, взгляд шейха мог повергнуть в страх кого угодно. Но танцовщицы были слишком заняты, чтобы заметить его пыл. Вновь и вновь совершенствуя каждое движение, они следовали музыке, увлекаемые ее мягкими волнами, а потому не почувствовали рядом с собой хищника, который вел странную, понятную лишь ему одному, игру.
Когда закончился танец, правитель подошел к одной из девушек. Всем стало понятно: выбор сделан. Слуги замерли, боясь произносить слова и даже дышать, несговорчивый до этого ветер перестал играть с шелком шатра, вино не разливалось по кубкам, в саду не шумел фонтан, в воде не плескались золотистые разноцветные рыбки, не фыркал павлин, шагающий важной королевской поступью.
Шейх неторопливо обошел вокруг танцовщицы и подал ей руку.
− Ты останешься здесь, − ровным низким голосом провозгласил правитель.
Девушка испуганно подняла глаза и, словно не сумев перебороть удушливую волну страха, не произнесла ни слова, лишь отрицательно покачав головой.
Владыка щелкнул пальцами. Слуги, шатер, ковры, угощения, − все вмиг исчезло. Они оказались вдвоем посреди белой пустыни древнего Истарра. Правитель протянул руку к светилу, и оно померкло. Он негромко прошептал длинное заклинание, и красный песок поднялся в воздух, чернея и превращаясь в едкую пыль. Девушка в ужасе закрыла лицо руками. Но вскоре лучи ровного теплого солнца вновь согрели ее пальцы и дали возможность осмотреться.
Вдвоем с шейхом они стояли на берегу озера с удивительно прозрачной водой, которое формой напоминало округлую чашу.
− Обернись, Гайе, − приказал шейх. − То, что ты видишь, отныне твое предназначение. Теперь ты одна из моих наложниц. Ты будешь жить во дворце, ни в чем не нуждаясь, не испытывая страха.
Девушка разглядела дворец, возвышающийся на пригорке, около которого, завидев повелителя, шумно переговаривались несколько сотен молодых женщин. Неподалеку от дворца раскинулся густой сад с необыкновенно яркой растительностью. Все деревья, кустарники и цветы в нем были розового цвета. Били фонтаны, летали птицы. Но назойливое ощущение, что мир вокруг скорее придуманный, нежели настоящий, не давал новой пленнице покоя.
− Я не могу быть твоей! − набравшись смелости, возразила Гайе. − Я дочь свободного ремесленника. У меня есть жених, мы обручены. Через семь дней он приедет за мной из чужих земель, и наши судьбы соединятся.
Шейх глубоко вдохнул свежего летнего ветра без единой частицы недавней пыли.
− Твой жених не найдет тебя в Истарре. Можешь считать, что он опоздал.
− Где же мы? − в голосе Гайе позвучало искреннее удивление. − Куда ты меня привел?

− В розовом саду, − ответил шейх. − Этот сад, как и все, что в нем находится, принадлежит мне, − он резким движением руки сорвал с лица девушки тонкую ткань покрывала и прикоснулся жадными губами к ее загорелой шее.

− Если ты не отпустишь меня, я сбегу! − сказала Гайе, прикрывая обнаженное тело оборванной полупрозрачной материей. − А если поймаешь, то убью себя, − отчаянно пригрозила она, вытирая слезы унижения.

Но угроза не испугала шейха. Вскоре он покинул розовый сад. И только ровная гладь озера отражала события минувшего дня. Гайе взглянула в светлое зеркало воды и испугалась. Со дна округлой чаши озера на нее смотрел родной Истарр с разросшимися городскими садами и бело-красными шелковыми путями глубоких пустынь.

Весть о том, что в самом сердце Истарра во дворец шейха проник чужеземец, распространилась подобно каскаду. Об этом говорили все: от садовника до дворового вельможи, погрязшего в паутине мягких ковров и бездонных кувшинов с вином. Новость оказалась настолько неожиданной и свежей, что переполох обитателей дворца сделался скорее волнительно-ожидающим, чем опасливым и настороженным. И только один человек оставался непоколебимо спокойным, − тот, кто приказал поймать и убить наглеца.
Шейх не повернул головы, когда услышал шаги за спиной.
− Кто ты такой и что тебе надо? − спросил повелитель.
− Мое имя Джей, − чистым голосом отозвался незнакомец. − Ты забрал сокровище, которое принадлежит мне!
− Придти ко мне во дворец - безрассудный поступок. Поступок безумца, который не ценит собственную жизнь, − хмуро опустил голову шейх, терзаемый странным предчувствием, и повернулся к гостю. − Судьба наградила тебя светлой кожей, голубыми глазами. Ты похож на европейца... Но моему палачу безразлично, отсечь ли голову бедняку или аристократу, оборванцу или герцогу, темнокожему или такому, как ты. Готовься, скоро ты умрешь.
− Умру... И унесу с собой рецепт вечной жизни, − улыбнулся Джей, зная, что его слова не оставят владыку равнодушным.
Шейх вздрогнул и, судорожно потерев влажные ладони, стал ходить по просторному залу белокаменного дворца.
− Ты знаешь, как овладеть даром бессмертия, но сам при этом смертен. В это трудно поверить! − правитель старался не показывать эмоций, но волнение проступало вопреки всем ухищрениям. Шейх выдавал себя, непроизвольно показывая, как жаждет того, что принес с собой гость.
− Бесконечная жизнь не дорого стоит, − усмехнулся Джей. − Она мне не нужна. Я проживу единственную жизнь, которая будет бесценна.
− Это пустые слова! − воскликнул Шейх. − Вечная жизнь дает наслаждение! Золото, драгоценные камни, женщины, дворцы! − он на мгновение замолк. − Чего ты хочешь за тайное знание? − почти яростно прошептал он. − Я сохраню твою никчемную жизнь, если взамен ты раскроешь секрет.
− Мне не нужно золото, − нахмурился Джей. − Ты отдашь мне женщину, которую забрал против ее воли.
Между мраморных колонн зала в лучах неяркого солнечного света показалась тень, проскользнув извилистым серовато-бесцветным следом.
− Отдай мне Гайе и получишь бессмертие! Разве не этого ты жаждешь больше всего?! − нетерпеливо воскликнул Джей. Шейх, будто потеряв дар речи, огромными черными глазами уставился на мужчину.

В этот момент изогнутый нож, промелькнувший в редких лучах солнца, мягко и направленно вошел в спину владыки. И каким бы предательским не был удар, незнакомец сделал свое дело. Правитель испустил дух на мраморном полу дворца, не успев даже вскрикнуть от боли.

− Хочешь жить, исчезни, − смуглый худощавый оборванец с мастерством умельца стаскивал золотые перстни с сердоликами с крупных пальцев шейха.
− Что ты натворил? − пришел в ярость Джей. − Ты понимаешь, что наделал, глупец?! − он обеими руками схватил человека за ободранный ворот рубашки.
− Освободил путь в сокровищницу, − сухо отозвался парень, отстранившись от рук Джея. − Но даже и не рассчитывай на долю! Вся добыча моя. Это не ты прирезал ублюдка! − он сверкнул идеально белыми крупными зубами, которые очень контрастировали с его загорелой почти глянцевой кожей.
− Шейх нужен мне живым! − воскликнул Джей, растерянно глядя на убитого владыку Истарра.
− Теперь он мертв. Ты опоздал, − оборванец ловкими руками скрутил длинную веревку, с помощью которой еще недавно перебрался через высокую стену дворца. − Пора уходить, скоро здесь появятся его воины. Не советую медлить.
− Мне нужно найти девушку, − несдержанно возразил Джей. − Я не уйду без нее!
− Скорее всего, ее здесь нет, − исподлобья взглянул незнакомец. − Он держит наложниц в розовом саду, про это знает каждый. Ты хвастался перед шейхом секретом бессмертия, но ничего не знаешь о мире вокруг себя, − он блеснул изогнутым лезвием ножа, на котором еще не высохли алые следы крови.
− Я найду этот сад. И ты мне поможешь!
− Помогу, − неожиданно лицо мужчины приобрело серьезный оттенок. − Если отдашь мне то, что обещал ему.
Джей не ответил. Но в его тяжелом, почти покорном, молчании незнакомец прочитал согласие.
Прячась за массивными белыми колоннами дворца, они направились в сторону просторной опочивальни покойного шейха.
− Хочешь видеть розовый сад? Вот он, − насмешливо произнес темнокожий парень, подходя к столу с большой серебряной чашей. − Каждый житель Истарра знает, что для этого нужно заглянуть в серебряное блюдо.
Джей посмотрел в чашу, до краев наполненную чистой голубоватой водой, и увидел девушку. Она встала с травы и подошла ближе, болезненно щуря глаза от яркого полуденного солнца. Джей взволнованно наблюдал, как ее отдаленная фигура приближается к гладкой поверхности. Это была она. Его юная прекрасная Гайе. Грациозная, тонкая, с густыми каштановыми волосами и темно-карими глазами. Та девочка, с которой они встречались каждое лето, когда вместе с купцами родителями он приезжал в Истарр за коврами и вином. Та девочка, к которой его сердце воспылало искренней, почти детской любовью и которая превратила его жизнь в сказку.
Джею показалось, что в какой-то момент Гайе подойдет настолько близко, что их руки соприкоснутся, и он ощутит тепло ее пальцев в своей ладони. Он опомнился от мыслей, когда спутник небрежно одернул его за рукав.

− Нам пора, − парень легким движением опрокинул чашу. − Бери посудину с собой. Вдруг пригодится.

Гайе протянула руку и едва коснулась прохладной воды. Словно в огромном зеркале, она увидела в озере своего возлюбленного. Она узнала и местность − роскошный белокаменный дворец ее ненавистного пленителя.
Тот, кто находился с другой стороны, сегодня пришел за ней. Она знала или скорее верила в то, что Джей не откажется от нее. Светлая, бескорыстная любовь к чужестранцу, которую, в конце концов, одобрил даже строгий отец, не могла закончиться так печально. Гайе попыталась произнести имя возлюбленного вслух, но непослушные, губы замерли, не желая издавать ни звука. Она поняла, что стала немой. С каждым днем пребывания сад отбирал ее жизненные силы, делая пленницу все более покорной и безучастной к собственной судьбе.
Рядом с Джеем появился худощавый темнокожий мужчина, и внезапно изображение исчезло. Вода озера стала мутной, будто в нее вылили несколько ведер жирного козьего молока.

Девушка не хотела возвращаться во дворец, который, как и весь розовый сад, был мертв. От каждой стены, от каждой ступеньки мраморной лестницы веяло сковывающим холодом. Даже нечастые беседы с другими пленницами шейха не могли заставить ее забыть родной Истарр, ремесленную мастерскую отца, увешанную расписными ткаными коврами. Она не могла забыть свободу, как ни старалась примириться со своей участью. Гайе закрыла лицо руками и почти неслышно заплакала.

− Проклятье! − процедил сквозь зубы темнокожий парень. − Они уже здесь! Пока я возился с тобой... Мы потеряли время.
Путь в сокровищницу преградили воины шейха. Неразбериха и шум мешали понять, в чем дело. Но скоро стало ясно, что каждая живая душа во дворце ищет убийцу, который промедлил и упустил единственный шанс поживиться золотом сокровищницы.
Бледный сосредоточенный юноша в белом халате с золотой отделкой сдержанно отдавал распоряжения. Тринадцатилетний сын правителя понимал, что судьба шутит с ним, вынуждая повзрослеть намного раньше положенного срока. И хоть смерть отца не стала для него ударом, он был очень взволнован, осознавая, что теперь мишенью для убийцы может стать новый правитель.

− Возвращаемся, − разочарованно прошипел темнокожий спутник, почти неслышно проклиная этот день, и дворец шейха, и Джея, который появился на его пути так не вовремя.

− Как тебя зовут? − спросил Джей, когда уставшие, они упали на горячий песок пустынного побережья реки.
− Амир, − парень, тяжело дыша, закрыл глаза. − Из-за твоей и собственной глупости я остался ни с чем, − он воткнул серебристое лезвие кинжала в прогнивший обломок бревна, валявшегося рядом.
− Я хочу видеть ее снова... − произнес Джей, проводя пальцем по гладкой поверхности серебряной чаши. − Веди меня к колодцу, из которого можно взять воду, − он спешно поднялся на ноги.
− Неподалеку есть один колодец. Но он высох еще три столетия назад, − усмехнулся Амир. − Боюсь, ты и здесь опоздал... Ты хоть куда-нибудь приходил вовремя? − покачал головой он.
− Да, − с тяжелым сердцем ответил Джей.
− Тогда послушай меня. Любую игру следует вести по-честному, − дал наставление Амир.
− Ты полагаешь, что вонзить нож в спину противника − это честный ход? − удивленно спросил европеец.

− Я полагаю, что это была неизбежность. Благодаря которой мы оба живы.

Дом единственного волшебника в Истарре располагался на самой окраине города. И, тем не менее, толпа людей разных сословий постоянно отиралась рядом. За многие годы старик заслужил себе репутацию умного и скользкого хитреца, но предсказания неизменно сбывались, и вскоре народ убедился, что его волшебство не поддельное.
− Это опасно, − равнодушно произнес старый волшебник, выбросив на стол из мешочка затертые кости и пряча золотую монету под рубашку. − Вход в розовый сад существует, но всего один. Шейх не мог позволить, чтобы кто-либо проник туда и овладел его женщинами. В самом центре пустыни, там, где пески приобрели голубоватый оттенок мудрости, растет розовое дерево. Оно единственное в своем роде и дает начало розовому саду шейха. Под этим деревом дверь в сад.
− Я отыщу его, − встал из-за большого деревянного стола Джей.
Амир остановил его.
− Сядь, − властно сказал он и обратился к волшебнику. − Что ты знаешь еще?
− Около дерева разливается сеть глубоководных ручьев. Это немного необычно для центра пустыни. − Мудрец хитро посмотрел на посетителей. − Чтобы попасть в сад, путник должен съесть плод дерева и выпить воды.
− Так просто? − обрадовался Джей. − Что ж, тем лучше.
Волшебник собрал кости в мешочек и затянул его шнурком, ожидая, когда путники дадут еще монету. Выражение лица Амира оставалось мрачным.
− Что с тобой? − спросил Джей, когда они вышли из дома волшебника, уступив место другим просителям. − Ты слишком задумчив.
− Старый пройдоха не рассказал нам одну любопытную вещь, − ответил Амир. − Еще в детстве я слышал легенду о цветущем дереве посреди пустыни. Каждый третий плод дерева отравлен. Каждый второй ручей горек и несет в себе смерть. Ты погибнешь, даже если доберешься до мерзкого "куста". Но... Я помогу тебе попасть туда. И позволю умереть. После того, как ты откроешь секрет, − он выжидающе взглянул.
− Отправляемся в путь, − Джей достал из-под полы белого халата, вышитого красной нитью, маленький пузырек с зеленоватой жидкостью и протянул Амиру. Тот недоверчиво посмотрел, открыл пробку и залпом выпил содержимое.
− Ну, как я теперь выгляжу? − он осторожно расправил плечи.
− Такой же оборванец, как и минуту назад, − рассмеялся Джей. Нож, брошенный Амиром в ответ, вонзился в деревянный забор в двух пальцах от плеча спутника.
− Не шути так! − воскликнул европеец. − Метко бросаешь...
− Надо было прикончить тебя еще тогда, во дворце... − буркнул темнокожий спутник.
− Надо, − согласился Джей, скрывая улыбку.
− Учти, − пригрозил Амир, − мне ничего не стоит перерезать твою шею теперь, − белые яблоки его глаз очень выделялись на фоне темной кожи, а оскал казался почти звериным.
− Теперь... сомневаюсь, − возразил европеец.
− Почему? − нетерпеливо спросил Амир, закидывая седло на короткошерстного мула.
− Потому что теперь ты мой должник. Я подарил тебе бессмертие, секрет которого многие годы хранила моя семья. Теперь ты владеешь самым редким даром на земле, − улыбнулся Джей.
− Надо раздобыть верблюдов, − отвернувшись, бросил Амир. − Я знаю пастбище. К ночи доберемся.
Огромное солнце Истарра даже на фоне угасающего дня казалось горячим. Создавалось впечатление, что еще минуту, и оно растечется по небу темным заревом неторопливого заката. Раскрасневшееся и необыкновенно близкое, небо, казалось, падало на головы путников и укрывало их мягкой материей горячих бардовых облаков.
− Амир, я не вернусь без нее, − произнес Джей, когда они наполнили бурдюки водой и отправились в пустыню.
− Значит, ты не вернешься. Запомни, этому миру нет до тебя никакого дела. Жив ты или сдох от голода, как блудная собака. Ты сгинешь от яда дерева или от клинка врага, и это ничему тебя не научит. Однако тебе стоило бы научиться убивать. Тогда не мир станет диктовать условия, а ты станешь править миром.
− Я не хочу править миром, в котором сохнут колодцы. Я не правитель, не воин и не убийца. Я просто люблю свою женщину.

− Ты дурак, − тихо ответил Амир.

Пользуясь картой, купленной у городского мудреца за четыре золотых монеты, путники добрались до нужного места спустя десять дней.
Ярко-красный плод, сначала продолговатой, а потом округлой формы, обрамленный подсохшими хрустящими листами, свисал с дерева, привлекая внимание. Словно тщательно натертый неизвестным старателем, глянец его кожуры просил: "Съешь меня, и ты попадешь в новый мир, в котором все краски обретают другие оттенки".
О зловещих оттенках розового цвета Джей знал уже слишком много. Покрутив в загоревших за несколько недель пребывания в Истарре руках плод, он отпустил его, и натянутая ветка вскинулась вверх, снова став частью увесистой кроны разросшегося за несколько веков дерева.
− Если я погибну, кто освободит мою невесту? − Джей устало опустился на желто-голубой песок около выпирающих из земли корней дерева.
− Уж точно не я, − заявил Амир, собираясь в обратный путь. − Договор выполнен. Я привел тебя к этому исчадью ада. Теперь разбирайся сам, когда умирать. Сразу или чуть погодя.
− Ты преисполнен доброты, − Джей глотнул теплой воды из полупустого бурдюка, провожая взглядом уходящего спутника. − Впрочем, у каждого своя дорога. Ты прав, друг, прощай...
Джей остался один. Нужно было найти решение, пока не закончились силы. Верблюд подошел к ручью и принюхался к воде. Прозрачная жидкость не имела запаха, и уставшее животное потянулось к ней.
− Стой! − выкрикнул Джей, когда верблюд сделал первый глоток. Потерять животное в самом центре пустыни было бы очень глупо.
Но верблюд уже вовсю утолял жажду, даже не поведя ухом на голос человека. Однако не прошло и нескольких минут, как животное в судорогах упало на траву. Через его плотную кожу и короткую песочного цвета шерсть, прорастали твердые коричневые ветви розового дерева. Верблюд дрожал, издавая возмущенные возгласы, но вскоре поднялся на ноги и зацвел, будто куст.
− Эй, ты как? − испуганно спросил Джей, начиная понимать, чего жаждет коварное дерево. − Выглядишь нелепо, приятель.
"Чтобы попасть в сад, надо стать похожим на тебя, и тогда ты откроешь объятия", − мужчина долго смотрел на цветущую крону. Другого пути не было. Оставалось найти плод. Джей достал из сумки серебряную чашу и наполнил ее водой из ручья. В розоватой поверхности воды он увидел дворец, тщательно спрятанный покойным шейхом от посторонних глаз. В опускающихся на сад сумерках дворец выглядел зловещей холодной темницей. Взяв нож и разрезав первый плод, человек опустил его в воду. Интуиция не обманула, вода зашипела, превращаясь в густую ядовитую пену. Следующий плод оказался не отравленным и Джей, вздохнув с облегчением, откусил кусочек. В этот момент в его руках и ногах появилась новая сила.
Однако сделать глоток оказалось не так легко... Страх сковывал руки и болезненной судорогой сводил горло. Закрыв глаза и подумав о Гайе, Джей заставил себя выпить волшебной воды. Тело начинало прорастать крепкими извилистыми ветвями... Сдерживая крики, мужчина прислонился спиной к мощному стволу розового дерева, и вскоре дерево поглотило его.
Джей вынырнул на поверхность озера и жадно вдохнул чистого воздуха. Он выплыл на берег и упал на короткую розовую траву.
− Живой, − он осмотрел руки и ноги, на которых не осталось и следа былых мучений. − Вопреки всем и вся.
Начинало смеркаться. Джей шел к дворцу, который возвышался на отдаленном холме. Здесь, в этом странном, словно нарисованном красками на белом листе бумаги, мире даже закат казался не таким, как обычно. Красное солнце, расплавившись, стекало тонкими ручьями по небу в направлении коричневатой упругой земли. Краски многочисленных оттенков розового смешались, образуя новый, до этого неизвестный цвет придуманного мира. Крылья улетающих фламинго медленно растворялись в застывшей картине неба. Ночь, необыкновенно быстрая и темная, покрывалом молодой наложницы ложилась на выпуклую, еще теплую, землю, оставляя неприкрытыми лишь темно-карие глаза засыпающего розового сада.
Джей искал Гайе, повсюду видя ее отражение, в каждой тени непроизвольно замечая очертания ее тонкого гибкого силуэта.
В темных покоях холодного молчаливого дворца слышалось лишь слабое дыхание ветра. Шелковые шторы почти не колыхались, нависая над раскрытыми настежь окнами. Но вопреки этому во дворце было душно. Казалось, даже мрамору, безразличному и бесчувственному, не хватало воздуха. Мир, лишенный властных рук хозяина-волшебника, угасал, забирая с собой все то, что некогда олицетворяло жизнь.
Первое, что показалось Джею настоящим − это прикосновение теплых рук Гайе. Она молча смотрела на него. Полупрозрачная, но все же осязаемая, она была теперь близка, как никогда. Но силы оставляли ее тело.
− Мы должны идти, − сказал ей Джей. − И отыскать выход в наш мир.
"Я осталась одна, − ответила Гайе голосом пролетающего ветра. Сад поглотил других женщин. Джей, мы его частицы. И вместе с ним растворимся к рассвету".
− Нет, не растворимся. Пока у нас есть незаконченное дело. Тот, кто нужен миру, будет жить.
"Но это дело должно быть бесценным в своем роде? − спрашивал голос ветра, такой же слабый, как и движение губ девушки".
Джей на мгновение задумался.
− В Истарре есть колодец. Он высох триста лет назад, и мучается от жажды. Мы вернемся, чтобы наполнить его водой, вдохнуть в его глубину новую жизнь.
Гайе печально улыбнулась.
Человек бежал по саду, неся на руках засыпающую навек возлюбленную. Тени розовых деревьев цеплялись за его ноги и одежду, стараясь помешать движению и отобрать последний шанс на спасение.

У берега озера плавал конец веревки. "Быть может, это знак, и кто-то протянул руку помощи", − подумал Джей. Озеро увлекало их с Гайе в свои глубины. Джей, крепко схватившись за веревку, задержал дыхание.

Около ручья душистыми отравленными лепестками цвел верблюд, мирно перетаптываясь на одном месте. Теперь он больше походил на многолетнее дерево, чем на куст. Вокруг ног верблюда, пустивших мощные корни в песок, на несколько раз была обмотана крепкая веревка, которую держал в зубах тощий серый осел. Край веревки опускался в глубины ручья.
− Ну вот и свиделись, старина, − злобно процедило животное, стараясь не выпустить веревку из крупных белых зубов.
− Ты кто такой? − спросил мужчина уставшим и немного охрипшим голосом.
− Кто я такой? Это тебя надо спросить, кто я такой!
− По-моему ты − осел. − Джей положил Гайе на траву и отжал край промокшей рубашки.
− Я осел?! Это еще вопрос, кто из нас двоих осел! − возмущалось животное, хмурясь и сдвигая брови.
Джей услышал в голосе зверя знакомые нотки.
− Амир? − недоверчиво спросил он, пристально вглядываясь в выражение морды обиженного спасителя.
− Эликсир бессмертия! Ты когда-нибудь испытывал его, прежде чем предлагать доверчивым людям?
− Не действует? − осторожно поинтересовался Джей.
− Ты хоть знаешь, сколько пробыл там?! − застонал осел. − Прошло четыреста лет! В розовом саду время идет иначе, чем в нашем мире...
Джей сел на траву рядом с возлюбленной. Гайе приоткрыла глаза и потянулась к нему рукой. Их пальцы соединились.
− Отрава, которую ты мне подсунул, − продолжал Амир, − из жизни в жизнь перевоплощает меня в разных существ. Как я мечтал вытащить тебя, чтобы потом свернуть шею! − он судорожно затряс копытами. − Но предыдущие жизни я провел муравьем и грибом. Согласись, не очень удобно пересекать пустыню в таком обличии!
− Джей, − прошептала Гайе. − Прости меня...
− Не умирай, − заплакал мужчина, − неужели я и здесь опоздал?
− Нет, − слабо улыбнулась девушка, навсегда закрывая глаза, − ты пришел вовремя и забрал меня с собой. Теперь я могу быть спокойна.
− Я не буду жить без тебя, − угрожающе произнес Джей, словно надеясь, что еще не поздно изменить странный ход последних событий.
− Наполни водой высохший колодец, − последние слова Гайе мягко растворились в воздухе.

Джей закрыл лицо руками. От холодной воды ручья кожу сводило легкими неприятными судорогами. И даже жаркие лучи солнца не могли согреть его руки.

Джей похоронил Гайе под розовым деревом, и с приходом сумерек отправился в обратный путь с ослом и цветущим верблюдом, который выжил благодаря неувядающим цветкам волшебного дерева.
− Я не хочу быть ишаком! Ну сделай же что-нибудь! − ныло животное, когда они возвращались в Истарр.
− Говоришь, что ждешь уже четыреста лет? Придется потерпеть еще немного. А потом... потом что-нибудь придумаем, − вздохнул Джей.
− Слезь с меня, − гневно потребовал Амир, взбрыкнув разгоряченным телом.
− Ты помог мне только для того, чтобы расквитаться? − разочарованно спросил европеец.
− Ну, вообще-то не совсем ... − замялся осел. − Я подумал, что помощь тебе пригодится, и не ошибся. Друзей не бросают в беде... Я стараюсь играть по-честному, особенно после того дня, когда судьба так жестоко пошутила со мной.
− Играть во что? − устало спросил Джей.
− В жизнь, − едва заметно улыбнулось животное. − Не удивляйся моим словам! За прошлые четыреста лет я понабрался мудрости.
− Друг, ты только не обижайся, но твоя мудрость − ослиная, − горько усмехнулся Джей.
− Да? − презрительно взглянул на него осел. − Тогда вот что я скажу тебе: лучше ослиная мудрость, чем человеческая глупость. Разве не так?
− Нет, − Джей рассмеялся впервые после того, как они покинули розовое дерево.

Пустыня провожала путников, сияя разноцветным золотом волнистых шелковых песков.

"Я проживу единственную жизнь, но она будет бесценна. Я буду чувствовать и любить по-настоящему, я смогу видеть скрытый смысл в том, что давно стало привычным для людских глаз", − с этими мыслями Джей погружал лопату все глубже и глубже в сырую темно-коричневую глину на дне высохшего колодца до тех пор, пока не показалась мутная, холодная и жгущая руки вода.

2008

Никитаева Виктория

0
 
Разместил: Мертвая царевна    все публикации автора
Состояние:  Утверждено

О проекте