Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Место Братская могила у села Курша, Клепиковский район



Один из самых масштабных лесных пожаров на территории бывшего СССР произошел здесь в 1936 году. Теперь остается только гадать о причинах возгорания. Дал ли опасную искру поезд на узкоколейке, из-за чего вспыхнула сухая придорожная растительность, или виноваты в неосторожном обращении с огнем работники всесоюзного института «Лесдревмаш», чей испытательный полигон находился в лесу? Местные жители рассказывали и другую историю. Незадолго до пожара рабочие открывали клуб и поглумились над иконой Ильи Пророка - приклеили к святому лику сигарету. И вскоре полыхнуло.

Более тридцати тысяч гектаров леса превратилось в сплошной уголь, а повреждено было вдвое больше. Пожар, несомый ветром, распространялся со скоростью 60 км/час. Температура была такой, что в озерах сварилась рыба. Поняв, что огонь не остановить, жители Курши пытались выехать из опасной зоны по узкоколейке. Но деревянный мост впереди уже пылал вовсю, и поезд обрушился вниз. Больше тысячи людей сгорело заживо и задохнулось в дыму.

Новый, молодой, крепкий лес стоит сейчас на этих местах, обильно политых слезами. Насаждали его методом аэросева - зимой разбрасывали семена с самолетов, и земля, не успевшая еще огрубеть и зарасти диким разнотравьем, снова взрастила десятки тысяч гектаров соснового богатства.

Не осталось уже следов той страшной трагедии. Напоминает о ней лишь крест у братской могилы в самой глубине леса.

Соколов Д. Туман над Мещерой.// Рязанские ведомости. - 2002. - 26 июля

«Пожар 1936 года глазами очевидца.
Я хочу рассказать о том, как наша беспечность приводит к тяжелым последствием. Огонь, он не щадит никого. Горят леса, дома, торф...
Бывает, потушить пожар нельзя. Я помню 1936 год, жара стояла под 40 градусов. Мне тогда было 15 лет с небольшим. Виной пожара стал паровоз, который тогда топился дровами. Мы подходили к нему, в тендере были дрова, а вагонах - дети с матерями. Огонь шел очень сильно, в секунду сгорало несколько метров леса. Во время пожара много людей в панике разбежалось по лесу, кто сгорел, кто захлебнулся в дыму. Из нашей родни погибли дядя Павел Михайлович Дьячков, сгорела его мать, жена, трое детей, одним словом вся семья. Мы были на второй Курше, где хоронили погибших от пожара людей. Собирали обгорелых людей в больших перчатках, плащах и резиновых фартуках. Руководил там заместитель Хрущева, второй секретарь. Видели мы с мамой и Никиту Сергеевича, он был тоже на похоронах. Трупы были изуродованы, мы не узнали никого. Вырыты были две могилы, погибших завертывали в простыни. Сверху накрывали тоже простынями...
Все было сделано по-хорошему. Водка, вино, пиво, консервы разные, повар готовил обеды. Мы с мамой принесли с похорон консервы, которые нам дали, материал на простыни. Одним словом бери, что хочешь, запрету не было.
Я хочу нашим людям напомнить, к чему приводит беспечность. А в том, что случаются пожары в лесах, домах, повинны только мы сами.
Михаил ДЬЯЧКОВ, староста бывшего Неверовского совета».

Новая мещера. (Клепики). - 2002. - 6 сентября

В памяти современных жителей Рязани осталось горячее лето 1972 года. Его дымное дыхание чувствовалось на улицах и площадях города. В тушении лесных и торфяных пожаром принимали участие тысячи профессионалов и добровольцев. Губительная сила огня запомнилась тогда каждому. Среди очевидцев были живы еще и те, кто видел трагедию лета 1936 года, унесшую жизни сотен рязанцев.

За шесть лет до этого события в сводках по Тумскому району за 1930 год неоднократно говорилось о постоянных пожарах возле лесовозной железнодорожной ветки Курша-Чарус. Причина - полное пренебрежение к требованиям противопожарной безопасности при обслуживании паровозов. Убытки исчислялись десятками тысяч рублей. Тогда уголовное дело по обвинению должностных лиц лесовозной ветки было прекращено по личному распоряжению местного секретаря райкома Бегишева. Если бы знать тогда, во что обойдется пожарная беспечность для жителей Тумского района...

Но не только памятью о тех днях, а и фактическим предупреждением событий ближайшего будущего стала статья В. М. Пескова в газете «Комсомольская правда» под заголовком «Лето было сухое» от 11 мая 1970 года. В статье помещены рассказы очевидцев о пожаре 3 августа 1936 года в районе лесного поселка Курша Тумского (ныне Клепиковский)района.

Колхозник Григорий Ефимович Клементьев рассказал: «...День был ветреный. Мы косили. Сели перекусить и вдруг с запахом дыма услышали гул, как будто пролетало насколько самолетов. Сразу поняли: это пожар. Все мы кинулись через воду на болотистый островок. Такого огня я не видел даже на войне. Огонь несся по лесу со страшным ревом, и скорость его была такая, что убежать из лесу в этот день мало кому удалось. Огонь застал косарей, грибников, лесорубов. Все живое погибло: коровы, лошади, люди, звери, птицы. Караси сварились в лесных бочагах.

Стена огня шла по борам с ревом и бешеной скоростью. Казалось, лес не горел, а взрывался. Головешки и горящие ветки ветром уносило до 10 километров. Мне казалось тогда, что весь мир занят огнем. И тут мы опомнились. А Курша? Она ведь в лесу, всего в трех километрах. И огонь прошел как раз через нее. Кинулись... Курши нет. Как будто и не было сотни домов. Людей тоже нет. Через день хоронили тех, кого разыскали».

А вот что рассказала Анна Архиповна Вольтова: «В Курше мы жили с мужем. Тут же, в поселке, жили наши родственники. Там были лесные заводы, большие склады распиленной древесины, был клуб почти на 1000 мест, дома, постройки.
Пожар заметили накануне. Утром ветер потянул в сторону Курши, и появилась опасность. Через час уже стало ясно: надо немедленно уезжать. Подали узкоколейный поезд, груженный дровами, и на него спешно стали сажать детей и женщин. Кто-то не поспевал, кого-то ждали, кто-то бежал на поезд с охапками имущества. Промедлили. Поезд уходил в тот момент, когда Курша вспыхнула, как спичечный коробок. С платформы я видела сзади ревущий огонь и закрыла глаза руками от ужаса. Казалось, горел даже весь воздух. Все горело: лес по сторонам от пути, шпалы, деревянные мостики на пути. Загорались дрова на платформах, и люди оказались на бегущем по рельсам костре. Поезд тоже далеко не ушел. Огонь успел перерезать дорогу. Спастись было негде. Мой муж был кондуктором в поезде. Когда паровоз зарылся носом на сгоревшем мосту, муж подбежал, подхватил меня под руки, заставил бежать вместе с ним. Мы кинулись сквозь огонь. У меня обгорели ноги. И не помню уж, каким образом очутилась я на сосне,
Муж привязал меня ремнем к дереву, и я не упала. Потеряла сознание, глядя, как от поезда остается только один железный остов. В числе многих там были моя мать, братья, две сестры, сноха».

Иван Акимович Храпчиков рассказал, что в те дни он работал на Воронцовском лесоучастке Тумского района, а семья жила в Курше. Лето было сухое. Начались лесные пожары. Все были брошены на борьбу с огнем. К ним на помощь прибыла воинская часть из Ковровского гарнизона.

«3 августа был очень сильный ветер, который перекидывал огонь на десятки метров вперед. Ну, а лес сухой - вспыхивал, как порох, и никакая сила не могла остановить огонь. Нам была дана команда вывозить все нетрудоспособное население с Воронцовского поселка на станцию Дубровка.
В 12.00 мне передали телеграмму о том, что в пожаре в Курше сгорели все родные и родственники. С разрешения начальника я поехал в Куршу. Поселка не осталось, сгорело все. Я старался по обгоревшим трупам найти своих родных, но никого из них узнать было нельзя. От детей оставались одни кости.
В этом пожаре в Курше сгорела моя мать, Анна Николаевна, братишка Георгий семи лет, сестра Настя девяти лет, мой дед, Николай Федотыч, бабушка Алена, жена брата моей матери с двумя детьми. Брат моей матери, Дмитрий Николаевич, сильно обгорел, я нашел его в больнице. У него обгорели подошвы ног, были обожжены руки, лицо, голова. Один год и шесть месяцев пролежал он в институте в Москве, но выздоровел.
В Курше работала похоронная команда. Когда все гробы были опущены в братскую могилу, состоялся траурный митинг, на котором выступил первый секретарь Московского комитета партии Н. С. Хрущев».

В то время об этой трагедии писала районная газета. В ней сообщалось, что в лесном пожаре в районе Курши сгорело 250 человек. Ну, конечно, районное руководство «скромничало»: на самом деле там погибло 600-1000 человек, В этот день в лесу погибло несколько деревушек, хуторов, кордонов. Пожар 1936 года был исключительным по своим масштабам. После него был принят целый ряд противопожарных мер не только в области, но и в масштабе всей страны. А на месте страшной трагедии можно увидеть сегодня более чем скромный обелиск и крест, напоминающие о событиях того времени, которым 3 августа исполняется 66 лет.

Санников Н. Грозное предостережение. // Скопинский вестник. (Скопин).-2002. - 30 июля.

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено

О проекте