Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Гибель истории. Уроки отца Тихона



культурная политика

Вчера по 2-му каналу телевидения был показан фильм отца Тихона (Шевкунова) "Гибель империи. Уроки Византии". Этот фильм рассматривается как идеологическое послание со стороны церкви России, переживающей смену власти.

В фильме рассказана такая история Византии. Была великая империя, которая простиралась от северо-западной Африки до Ближнего Востока и Восточной Европы. В ней впервые было создано правовое государство, университет, науки, искусства. Но рядом с ней был Запад. В угоду Западу Византия отдала иностранным предпринимателям основу государственного богатства -- торговлю и таможни. В самой Византии возникли сторонники Запада, соблазнившиеся его духом порока, потребительства и индивидуализма. Они стали олигархами, подтачивавшими государство изнутри, наворовали богатства, а некоторые бежали на Запад, сидели в Риме и руководили оттуда антигосударственной деятельностью (в качестве примера приводится сидевший в Риме монах Виссарион). Был растрачен стабфонд Василия II, в государстве возникла межнациональная рознь. На стороне Запада выступила интеллигенция, также привлеченная духом индивидуализма и свобод. Рекрутский набор попытались заменить профессиональной армией -- в результате свою армию потеряли, а новой не создали. С Западом даже заключили унию, в результате народ перестал верить своей власти, впал в пессимизм и получился демографический кризис. Запад же вероломно взял и захватил Константинополь в 1204 году во время Крестового похода. На награбленных богатствах возникли банкирские дома Венеции и Ломбардии и вся система капитализма. Византия никогда не смогла оправиться от этого удара. И в результате была завоевана турками.

Историю можно интерпретировать по-разному, но когда сталкиваешься с совсем неканонической интерпретацией, то сначала воспринимаешь ее как откровенное вранье. Главным враньем является то, что ислама в этой картинке нет вообще. Про турок, захвативших империю, отец Тихон говорит в том смысле, что вот они турки, что с них взять. Нам показывают курящего на траве в Стамбуле турка-студента, несколько нервничающего от того, что его почему-то снимают, и говорят, что султан Мехмед, захвативший Константинополь, был такого же возраста, и действительно понятно, что взять с турок нечего. Соответственно, никакой истории борьбы Византии с исламом нет вовсе, а есть только борьба с Западом. О том, что гигантской империя была в VI веке, а через 600 лет, когда начались истории с крестоносцами, турецкий султан сидел в Никее, в 40 км от Константинополя, не упоминается. Соответственно, оказывается, что сами контакты с Западом вызваны были не стремлением получить военную помощь (и в первом Крестовом походе ее получили -- император Алексей Комнин шел вслед за крестоносцами, и возвращал себе и Никею, и другие приятные земли, где теперь расположены все турецкие курорты), но неким соблазном капитализма. Это крупное вранье концепции фильма в целом -- виновными в гибели империи названы не те, кто ее убил.

Есть десятки мелких странностей. Что такое стабфонд Василия II -- уму непостижимо. Михаил Пселл, византийский историк, которого несколько раз упоминает отец Тихон, постоянно сетует, что вот, при том государе казна была полна, а при этом ее растратили, но никакого стабфонда в Византии никогда не было. Реформа армии -- это совсем незнамо что, потому что рекрутский набор сельского населения традиционно существовал в Византии в ранне- и средневизантийский период, когда этого населения было много, а когда в XIV веке его не осталось, то появилась профессиональная армия. Почему "золотая булла" императора Мануила, даровавшая права торговли венецианцам и генуэзцам, оказалась раздачей основ богатства государства иностранным предпринимателям, непонятно. Эта торговля не приносила больших доходов, ее и отдали иностранцам, потому что затраты в разы превышали прибыль. Правда, генуэзцы и венецианцы на этой торговле быстро обогатились -- ну так в итоге последовало два диких погрома, когда их кварталы в Константинополе просто вырезали. Вот и вся история иностранного предпринимательства перед тем, как те же венецианцы и генуэзцы в отместку пограбили Константинополь в 1204 году. К событиям 1453 года, когда Константинополь пал от турок, это имеет примерно то же отношение, что существование немецкой слободы при Петре Великом к проблемам сегодняшнего вступления России в ВТО. Совсем не могу понять, кто такие византийские олигархи. Там вообще не было фигур, способных спорить с государством, всем управляла государственная бюрократия, чиновники, и когда приходила Исаврийская династия, все чиновники становились исаврийцами, а когда македонская -- усиливалось влияние македонцев. Никогда не было византийской интеллигенции, увлеченной Западом, Запад они презирали, потому что те были уж очень дикие. Было действительно несколько византийцев, уехавших в Рим и очень сильно повлиявших на Рим -- потому что они знали латынь, греческий, у них были книги и т. д. Но обратного влияния вообще нет. Одним из этих уехавших был монах Виссарион, но никакой оппозицией в Константинополе он из Рима не руководил. О каком духе индивидуализма и капитализма в Европе XI-XIV веков говорит отец Тихон, понять сложно. В качестве иллюстраций соблазнов Запада он приводит картины эпохи высокого Ренессанса и барокко, то есть образчики культуры, появившиеся через сто лет после падения Константинополя. С видеорядом вообще беда. Достаточно сказать, что сцены осады Константинополя он берет из иллюстраций к историческим хроникам. Там люди плывут по Босфору на лодках, а он называет их олигархами, пытающимися сбежать, и далее заявляет, что на Западе их бессовестно ограбили, приводя в качестве иллюстраций картины Иеронима Босха с мучениями грешников в аду. В фильме сказано, что весь он основан на подлинных исторических фактах, и это верно -- основан, но он слишком легко срывается с этих оснований в свободный полет босховской фантазии.

Но есть светское знание об истории Византии, есть церковное, и тут разные традиции. Для церкви никогда не было сомнений в том, что Константинополь пал не от турок, а от унии с Западом, а турки просто посланы за грехи, и именно ее отец Тихон и излагает. Вряд ли его можно переубедить. Но встав на позиции православной церкви, позволительно изумиться тому, как мало в его фильме собственно христианского. О развитии православной традиции в Византии, об учителях церкви, о писателях, философах он не упоминает вовсе. Даже святые император Константин и императрица Елена, совершившие грандиозную работу по обустройству святых мест вокруг Иерусалима, вообще не упомянуты. Говоря о разграблении Константинополя в 1204 году, отец Тихон делает большой упор на золото, которое он с аппетитом считает тоннами, но не вспоминает о тысячах вывезенных христианских реликвий, мощей, как будто это кажется ему несущественным. Мы взяли от греков истинную веру, но что за вера, какой она была -- об этом он молчит.

Вообще это самая слабая часть фильма -- наша связь с Византией. Там по кадрам ходит какой-то арабского вида юноша то в синем, то в красном хитоне. К концу, когда Константинополь уже пал, этот араб выходит из нарисованного города вместе с мультяшными коровой, птицей и львом, а потом уже один оказывается на службе в Сретенском монастыре в Москве, настоятелем которого ныне и состоит отец Тихон. На самом деле это символы четырех евангелистов -- Орел (Иоанн), Лев (Марк), Бык (Лука) и человек (Матфей), и вот этот араб -- он как бы Матфей. Не знаю, с чего это отец Тихон сделал его таким арабом, прямо Хусейн какой-то, а не Матфей, но с другой стороны, он был арамеем, то есть сирийцем, ну в принципе -- может быть. Но поймут ли зрители, что это так к нам пришла благодать православия в виде этого арабского студента с потерянной коровой, я не знаю.

Про отца Тихона принято говорить, что он имеет влияние на высшие государственные сферы и даже духовник Путина и, соответственно, его проповедь прямо влияет на государственные умы. Странная это точка зрения. В его фильме не хватает в первую очередь церковного, пастырского слова. Это не он имеет влияние на высшие государственные сферы, а наоборот. Они говорят, а он поддакивает. Они -- стабфонд, и он, да-да, кормилец, стабфонд надо ух, надо ах, держать надо, вот и Василий II, император византийский, тоже был в этом смысле. Они ему -- Березовский, а он -- ехидна Березовский, и монах Виссарион в Риме сидел, и тоже гадил. Они ему -- вот армия. А он -- вот и в Византии тоже профессиональной армии не построили, а свою-то растеряли. Они ему -- а вот иностранные предприниматели, а он им -- ах, батюшка, через них и Византия пала. От себя отец Тихон излагает только малоубедительную историю про этого араба.

Вероятно, это удобно -- иметь такого духовника, который только тебе поддакивает да сказки рассказывает. Но он совершенно не годится в качестве пропагандиста. Сергей Эйзенштейн, рассказывая товарищу Сталину про Ивана Грозного, тоже много приврал и существенно исказил образы Курбского, Адашева, Сильвестра в сторону сходства с малопочтенными фигурами Троцкого, Бухарина и Рыкова. Но у него-то получилась -- пропаганда! Когда царь Иоанн воскликнет: "Постоим за землю русскую!" -- так ведь дрожь берет. Вот это я понимаю агитация, сразу понятно, откуда растет мюнхенская речь Путина. А тут? Тут ничего духоподъемного, одни какие-то опасения. Если, дескать, соблазнимся Западом, растратим стабфонд, прослабимся под олигархов и не изведем Березовского, то сгинем, как Византия. А если нет? Тогда что? Тогда от нас араб с коровой уйдет? На месте ответственных товарищей я бы уж предпочел Михалкова, что ли. Тот хоть умеет говорить. А этот только поддакивает.

Григорий Ъ-Ревзин

Газета «Коммерсантъ» № 14(3831) от 31.01.2008

фото к статье

0
 
Разместил: admin    все публикации автора
Изображение пользователя admin.

Состояние:  Утверждено


Комментарии

Изображение пользователя admin.

"Власть здесь ни при чем"

Отец Тихон о фильме "Гибель империи. Уроки Византии"

Во вторник на канале "Россия" показали фильм отца Тихона (Шевкунова) "Гибель империи. Уроки Византии", трактующий историю падения Византийской империи в русле вызовов, которые стоят перед современной Россией. Об исторических аналогиях автор фильма отец ТИХОН рассказал корреспонденту "Ъ" ПАВЛУ Ъ-КОРОБОВУ.

Архимандрит Тихон (Шевкунов Георгий Александрович) родился в 1958 году в семье медиков, русский. Окончил сценарный факультет Всесоюзного государственного института кинематографии по специальности "литературная работа". По окончании вуза стал послушником Псково-Печерского монастыря, после девятилетнего послушничества у старца архимандрита Иоанна (Крестьянкина) принял монашеский постриг. Работал в издательском отделе Московской патриархии. С 1994 года -- наместник Сретенского монастыря. Сопровождал Владимира Путина в частной поездке в Псково-Печерский монастырь в августе 2000 года, также осенью 2003 года сопровождал президента РФ в США, где Владимир Путин передал приглашение патриарха Алексия II предстоятелю Русской зарубежной церкви митрополиту Лавру посетить Россию.

-- Ваше высокопреподобие, почему вы решили взяться за создание фильма?

-- Я давно интересуюсь историей Византии. История вообще соткана из параллелей. Убежден, что тема падения Византийской империи абсолютно незаслуженно является белым пятном даже для очень многих из тех, кто интересуется историей. Но окончательно мысль о создании фильма пришла полтора года назад, когда я впервые побывал в Турции. Тогда меня поразила небывалое величие и грандиозность падения Византийской империи.

-- Когда смотришь фильм, то складывается впечатление, что он про новейшую историю России, только спроецирован на Византию. В персонажах фильма угадываются конкретные лица современной российской политики: император Василий II -- Владимир Путин, который создает стабфонд страны, борется с олигархами, загнавшими страну в кризис. Олигарх Виссарион, бежавший за рубеж,-- явно прообраз Бориса Березовского. Специально сделано, чтобы угадывалось это сходство образов?

-- В истории вообще если не все, то очень многое повторяется. Убежден, что византийская история, особенно для нас,-- это бесценный кладезь исторических аналогий. И, если хотите, в этой истории можно прочесть предупреждение всем нам, живущим в сегодняшней России. Мы можем и должны, учитывая трагедии и ошибки прошлого, максимально правильно отвечать на повторяющиеся вызовы истории.

К слову, о России и других наследниках Византии. Несколько дней назад я был в Киеве и там перед большой молодежной аудиторией показал еще незаконченный фильм. Украинские зрители сразу задали мне вопрос: "Вы сделали этот фильм специально про Украину? Здесь все про нас!"

-- Есть точка зрения, что ваш фильм -- пропаганда, призванная показать положительные стороны сильной власти, основанной на традициях, духовности и вере. Иными словами, фильм -- поддержка существующего режима?

-- Фильм -- выражение моих убеждений. Каждый волен оценивать эту работу. На мой взгляд, очень хорошо, если этот фильм станет отправной точкой для споров и размышлений.

-- А вы не боитесь обвинения в заигрывании с властью, например, от либералов?

-- Не боюсь. В России любой, кто говорит о сильном государстве, автоматически становится мишенью для тех, кого вы назвали либералами.

-- Власть помогала вам в реализации этого проекта?

-- В России достаточно самостоятельных людей, которые давно и профессионально занимаются развитием исторической тематики на телевидении. Идею фильма я предложил руководителю телеканала "Россия" Олегу Борисовичу Добродееву, который сам историк по образованию. Идея понравилась. Наша совместная работа длилась почти год. А власть? Власть здесь ни при чем.

В чем гибель для России?

Прямая речь

Любовь Слиска, заместитель председателя Госдумы ("Единая Россия"):

-- В духовном разложении общества. Если оно достигнет максимума, мы потеряем не только нацию и культуру, но и государство. Хотя я бы не стала так категорично проводить параллели, как это сделано в фильме. Нам от Запада никуда не деться. Другое дело, что не следует интегрировать духовные и нравственные ценности, которые никогда не были приемлемыми для нашего общества. Я читала сценарий фильма, и в целом он мне понравился. Такие фильмы нужно показывать в лучшее время.

Нафигулла Аширов, сопредседатель Совета муфтиев России, верховный муфтий азиатской части России:

-- В разделении на своих и чужих. Сейчас навязывается идеология: главный враг России -- мусульмане, а патриот тот, кто борется с ними. Власть и церковные православные деятели это поощряют. Некоторые иерархи РПЦ позволяют себе говорить, что России не нужна Конституция, у нее особенный путь. Скажи это кто из мусульман, его причислили бы к экстремистам. Усиление конфронтации между народами и конфессиями становится идеологией государства, а РПЦ ведет себя по отношению к другим конфессиям как старший брат.

Глеб Павловский, президент Фонда эффективной политики:

-- Запад, конечно, опасен, но собственная дурость наших руководящих элит намного страшнее. Я бы не стал сравнивать нынешнюю Россию с Византийской империей. По моим скромным познаниям, Византия запуталась, балансируя между Западом и турками. Но говорить, что ее погубил Запад, не совсем корректно -- все-таки ее захватили турки. Хотя с точки зрения православной истории Византию как православную империю действительно погубил Запад. Но сегодня Россия не является православной империей, поэтому параллели с Византией вряд ли уместны.

Константин Шотиди, почетный президент Московского общества греков:

-- Погубить Россию могут только сами россияне. До сих пор в России ищут внешнего врага, обвиняя его во всех бедах, а сами ждут, когда за них все сделает Запад, Восток или какой-то правитель. К православию фильм не имеет отношения, он политический. Да и с выводами я не согласен. Византию погубил не Запад, а собственные грехи.

Наталья Нарочницкая, президент Фонда исторической перспективы:

-- Никто никогда не погубит, если общество внутри себя не гниет. Главная угроза -- в неспособности осознать цели и ценности национального и личного, неспособности мыслить категориями "вера", "отечество", "долг", "любовь". Если это не восстановится в нужном объеме, то не спасут никакие материальные ресурсы и инвестиции. Об этом и фильм. И при всей его внешней плакатности льстивости к власти там нет, наоборот, высказана жесткая мысль о том, что, когда утрачен стержень, вряд ли помогут отдельные периоды созидательного правления. Я даже несколько испугалась за отца Тихона.

Игорь Ковалевский, генеральный секретарь Конференции католических епископов России:

-- Трудно сказать, это политический вопрос, а не религиозный. Но я не считаю, что Запад вообще угрожает России. Впрочем, и помогать он тоже не обязан. Российский народ сам должен позаботиться о своей безопасности и благополучии.

Виктор Ерофеев, писатель:

-- В беспощадной вертикали власти и завинчивании гаек. Гибель Византии как раз дает хороший тому пример.

Как смотрели "Гибель империи. Уроки Византии"

Раскруткой фильма "Гибель империи. Византийский урок" телеканал "Россия" занимался достаточно активно, его анонсы в межпрограммном пространстве госканала начались почти за неделю до премьеры. 30 января, по предварительным данным TNS Gallup Media, в Москве доля аудитории документального фильма "Гибель империи. Византийский урок" составила 21, 4% (количество зрителей от потенциального числа тех, кто находился у телевизора) при рейтинге 6,1%. Для проекта, показанного на "России" около 23.00, это достаточно высокий результат. Он заметно выше, чем процент, характеризующий количество зрителей, которые сегодня в среднем смотрят канал "Россия". Более того, к началу фильма "Гибель империи. Византийский урок" доля канала резко выросла, особенно на фоне предшествующего ему приключенческого сериала "Вызов". Доля сериала была гораздо ниже: всего 15%. Именно столько процентов зрителей в среду смотрело в среднем канал "Россия", а "Гибель империи...", судя по рейтингам, пришла смотреть и часть зрителей с других телеканалов. Как только документальный фильм закончился, количество зрителей канала "Россия" в Москве также сократилось до 14%. Арина Ъ-Бородина

Газета «Коммерсантъ» № 15(3832) от 01.02.2008

фото к статье

О проекте