Добро пожаловать!
На главную страницу
Контакты
 

Интересное

 
   
 

Ошибка в тексте, битая ссылка?

Выделите ее мышкой и нажмите:

Система Orphus

Система Orphus

 
   
   
   

Рязанский городской сайт об экстремальном спорте и активном отдыхе










.
логин *:
пароль *:
     Регистрация нового пользователя

Первая губернская радиотелеграфная станция в г. Рязани



Морзянка на Вознесенской улице

Апрельское солнце 1918 года подсушивало булыжные тротуары Астраханской улицы Рязани, когда внимание прохожих привлекли непонятные действия людей на крыше каменного здания Крестьянского банка.
Несколько дней они колдовали наверху, шагая по звонким железам, рядом с вершинами деревьев спящего ещё Городского сада. Натянули канат между шпилями башен, украшавшими здание; прицепили к канату четыре длинные проволоки и потащили их куда-то, перекидывая над частными садами Астраханского квартала. Любопытные терялись в догадках.
Оказалось, все проволоки тянулись к красивому деревянному дому владельца Тихановского, что стоит на Вознесенской улице и в котором раньше жил исследователь Америки Загоскин (д.64). Что же это значило?

  1. Флигель телеграфиста Архиереева.
  2. Государь Николай ^основоположник радиосвязи в России.
  3. Первый человеческий голос по радио услышан и в Рязани.
  4. Антенна на крыше Епархиального училища.
  5. Школа радиосвязи на Николодворянской улице.
  6. Радиоклуб в подвале бывшей гостиницы Ланина.
  7. Закат рязанского радиотелеграфа.

1. Флигель телеграфиста Архиереева

Московский радиотелеграфист Николай Семёнович Архиереев командирован был Наркомпочтелем В.Н. Подбельским в Рязань для установки и обслуживания «Рязанской Губернской Приёмной Радиостанции». Он прибыл в город 2 апреля 1918 года и доставил деревянные ящики.

Дом русского путешественника-землепроходца Л.А. Загоскина в Рязани (исследователя Аляски и Северной Калифорнии.
Дом русского путешественника-землепроходца Л.А.Загоскина в Рязани (исследователя Аляски и Северной Калифорнии в 1842-1844 гг., бывшей «Русской Америки» до 1867 г.). В 1918-1919 гг., в доме размещалась первая «Губернская приемная радиостанция». Вознесенская ул., 64. г. Рязань.

По приезде явился к Рязанскому комиссару почт и телеграфов и подробно «передал» назначение радиостанции. Рязань, как многие города, находится в радиусе действия Московско-Ходынской радиотелеграфной станции (до 2.500 вёрст). Губернская приёмная станция устанавливается для приёма по радиотелеграфу Директив и Указаний Совнаркома Губернским властям и населению. Телеграмм Российского Телеграфного Агентства о важнейших политических и хозяйственных событиях в стране и за границей. Информации для губернских газет, для наглядной агитации - плакатов на площадях и вокзалах.

С разрешения Рязанского Комиссара почт и телеграфов властями реквизированы были две комнаты во флигеле городского дома дворянина Тихановского, и 4 апреля 1918 года Губернская Приёмная станция была установлена и приступила к работе.

***

Аппаратура фирмы «Российское Общество беспроволочных Телеграфов и Телефонов», которую установил заведующий приёмной губернской радиостанцией Николай Архиереев в доме Тихановского, теперь вызвала бы улыбку даже у мальчишки. Это был простейший детекторный радиоприёмник, изготовленный еще при царе, в 1908 году. (Подобную модель сегодня можно собрать за пять минут). Фирма важно обозначила тип радиоприёмника «КСТ» (коротко-средневолновый телеграфный), и порядковый номер губернского чуда был 10.998-й. К нему прилагалось добавочное устройство для приёма и длинных волн. (В 1918 году, «длинными» считались радиоволны 5-20 км., «средними» 3-5 км., «короткими» 1-3 км.).

2. Государь Николай II основоположник радиосвязи в России

Трудно представить сейчас, что включив такой приёмник 100 с небольшим лет назад, мы не услышали бы ничего! Кроме, разве что, треска грозовых разрядов. Ведь в 1896 году только русский изобретатель радио А.С.Попов испытал первый в мире искровой передатчик всего на 250 метров дальности. А в 1897 году итальянский изобретатель радио Г.Маркони опробовал свою искровую станцию дальностью 25 километров. Но в 1918 году - радиоэфир уже «жил» на длинных и средних волнах.

В России Государь Николай II за 20 лет престолонаследия (1896-1916) и стольких же - со времени изобретения радио - успел создать мощную базу радиотелеграфной связи на необъятных просторах Империи. Это сделано было несмотря на обременительную русско-японскую войну 1904-1905 годов. Строительство стратегической Великой Сибирской железнодорожной магистрали на Дальний Восток в 1891-1906 и 1908-1916 годах. Революционный хаос 1905-1907 годов. Наконец, кончину основоположника русского радиотелеграфа А.С.Попова 31 декабря 1905 года.

Военное, Морское, Почтово-Телеграфное ведомства к 1917 году построили более 50 стационарных искровых станций с дальностью 300-1500 вёрст. На складах царских Военного и Морского ведомств накоплено было столько радиоимущества, что новой власти хватило беззаботно использовать его вплоть до 1930-х годов! Радиоаппаратура соответствовала техническим достижениям того времени. Имелась плеяда учёных, радиоинженеров, значительное количество подготовленных радиотелеграфистов.

К 1917 году опорные радиотелеграфные станции действовали вдоль всех границ Российской Империи. Ещё ранее, в 1911-1915 годах, Морское ведомство установило цепь мощных радиотелеграфных станций в Заполярье и на Дальнем Востоке – вдоль русского побережья Северного Ледовитого и Тихого океанов. От Архангельска до Владивостока, через промежуточные станции: Канин-Нос, Югорский Шар, Диксон, Обдорск, Анадырь, Петропавловск Камчатский можно было поддерживать постоянную радиотелеграфную связь.

Благодаря этому, в 1914-1915 годах, первыми в истории русской Арктики прошли с радиосвязью по Северному Морскому пути русские военные корабли «Таймыр» и «Вайгач», под командованием офицера Бориса Вилькицкого.

От Царского Села под Петроградом, через Москву и Хабаровск на Владивосток действовала прямая «Пансибирская радиотелеграфная магистраль», в составе которой русские инженеры построили самые мощные в мире искровые передающие станции до 250-350 киловатт с дальностью действия до 5.000 вёрст. Приёмные радиотелеграфные станции устраивались на значительных расстояниях от мощных передающих, во избежание сильных помех.

Новой власти в 1917 году достался от Государя Николая II и международный «Трансконтинентальный канал радиотелеграфной связи» (Париж-Нуэн - Бобруйск - Александровская Сопка на Урале - Красноярск - Чита - Хабаровск - Гижига - Токио – Северо-Американские Штаты).

Еще не слышно было человеческого голоса в эфире, музыки. И морзянка - не пела мелодично, как сейчас. Через сотни километров пробивались к радиотелеграфистам -слухачам лишь «электрические щелчки». Это посылали сигналы кодом Морзе искровые радиостанции. Щелчок в наушнике - точка. Два щелчка подряд - тире.

Требования к профессиональным радистам-слухачам уже тогда были высокими - принимать и передавать 90-130 букв и цифр в минуту. Можно только восхищаться, как наши деды ежедневно принимали на примитивные радиоприёмники тысячи слов радиограмм, состоявших из миллионов «щелчков»!

3. Первый человеческий голос по радио услышан и в Рязани

Радиотелеграфный приёмник рязанской Губернской станции принимал радиоволны длиною до 6.000 метров. Слышны были искровые станции Москвы, Петрограда, Николаева, Ташкента, Архангельска, г.Яссы, г.Нуэн, Берлина. Другие станции с неустойчивой слышимостью и много морских.

Приёмную радиостанцию в Рязани обслуживал штат из пяти человек: три радиста, ремингтонистка-курьер («ремингтон», так называлась пишущая машинка в те годы по имени английского изобретателя) и сторож-рабочий. Всем служащим радиостанции платили зарплату, выдавали обмундирование (из складских запасов по привычке царских времён). Выделяли продукты. Для отопления помещения станции - дрова. Оплачивали электрическое освещение городской электростанции, городской телефон, наём помещения, водопровод и прочее. Об этом заботился Рязанский Губисполком. А подчиняться приходилось и Губисполкому, и Рязанскому Комиссару почт и Телеграфов, и Наркомпочтелю в Москве и, даже, рязанской ЧК.

На радиостанции велась документация. Составлялись ежемесячные отчёты о принятых радиограммах и отсылались в Москву. Отдельной строкой о перехваченных «шифровках» для органов ЧК. Радистам платили в зависимости от «брака», то есть не принятых слов (даже на расстоянии до 2.000 км. требовалось принять не менее 60% слов). Зарплата радистов составляла в 1918 году в среднем 697 рублей в месяц (погонная сажень дров для одной печи на зиму в обрез стоила - 180 рублей).

***

Впервые, человеческий голос радисты Рязанской Губернской радиостанции услышали 27 февраля 1919 года - вместо сигналов Морзе. Очень удивились! «Алло, алло! - послышалось вдруг в наушниках, - Говорит Нижегородская радиолаборатория. Раз, два, три. Как слышно? Сообщите нам...». Радисты спешно отправили обыкновенным телеграфом взволнованную телеграмму: «Слышали человеческий голос! Объясните!..».

А «голос» подал первый в России ламповый телефонно-телеграфный передатчик, сконструированный бывшим поручиков царской армий М.А. Бонч-Бруевичем. Поручик повторил в 1915-1918 годах созданную ещё в 1906 году радиолампу американца Ли де Фореста и изобретённый в 1913 году первый ламповый передатчик немца Мейснера. Более того, русский полковник наладил массовый выпуск мощных радиоламп для первых передающих станций России нового поколения.

Этого достижения могло не быть, так как «обнаруженная» малограмотными местными чекистами в апреле 1918 года на «Тверской Приёмной радиостанции международных сношений» - группа царских офицеров подлежала расстрелу. Однако, возглавивший новое правительство России В.И. Ульянов-Ленин, ухватился за предложенную полковником Бонч-Бруевичем идею всемирной пропаганды «человеческим голосом» - в обмен на сохранение жизни всем офицерам-радиоспециалистам и продолжение работ в лаборатории.

Губернская Приёмная радиостанция пришлась «по душе» Председателю Рязанского Губисполкома и захотелось большего. Он писал 8 февраля 1920 года заведующему Радиостанцией «...настоящим (письмом) президиум Губисполкома предлагает срочно доставить список материалов, необходимых для оборудования и передаточной станции...».

4. Антенна на крыша Епархиального училища

На Рязанской приёмной радиостанции стажировались по 1,5 месяца телеграфисты проводной связи, чтобы после, в качестве радистов-слухачей отправиться на другие Приёмные станции Губернии. Таковые были устроены в городах: Скопине, Зарайске, Егорьевске (бывшие Рязанской губернии).

В 1920 году, новое Правительство пыталось устроить основательные 5-месячные курсы недостающих, после повальных арестов старых кадров, радистов-слухачей на всех приёмных и передающих радиотелеграфных станциях России.

Приёмная станция Рязани получила из Москвы учебный план и «Положение» о курсах. Рязанская смета на содержание такого обучения в сумме 748.800 рублей, 21 февраля 1921 года была отправлена Наркомпочтелю. Похоже, миллионные суммы по стране на такие масштабные курсы оказались не по карману обанкроченной большевиками России. Вопрос заглох до 1927 года, до соответствующих указаний И.В. Джугашвили-Сталина.

***

По инициативе рязанских радиотелеграфистов, в целях улучшения приёма основной Московско-Ходынской радиотелеграфной станции и согласно предписания Рязанского Губернского Военно-Революционного комитета - Приёмная радиостанция 10 ноября 1919 года переведена была в 2-этажный деревянный дом Стародубских, красовавшийся высокими «итальянскими» окнами рядом с бывшим Епархиальным женским училищем на Владимирской улице (ныне Педуниверситет на ул. Свободы, дом Стародубских разрушен в 1960-е годы). Трёхлучевая приёмная антенна станции установлена была на крыше высокого старинного здания женского училища.

Губернская Приёмная станция в Рязани существовала с 1918 по 1924 год. Далее архивный след её теряется. В 1924 году в России произошли важные события, несомненно, повлиявшие на судьбу этой радиостанции. Вместо радиотелеграфных начались регулярные речевые передачи известий агентства РОСТА и циркуляров Московско-Ходынской радиостанцией. Совнарком принял постановление «О частных приёмных радиостанциях». Гражданам СССР, частным организациям и коллективным предоставлялось «право на устройство и эксплуатацию приёмных установок (приёмников)». Редакция Губернской газеты и Губисполком могли иметь теперь свои радиоприёмники и принимать Москву непосредственно.

Новгородская радиолаборатория Бонч-Бруевича приступила к серийному выпуску передающих радиотелефонных станций «Малый Коминтерн», работавших на средних волнах для внутригубернского вещания, мощностью 1 киловатт и радиусом действия 250 км.

Ламповые телефонно-телеграфные передатчики нового поколения работали по иному принципу, чем устаревшие искровые телеграфные. Они были во много раз компактнее, имели КПД до 75% , против 15% «искровиков» и, следовательно, потребляли гораздо меньше энергии при одинаковой мощности и имели гораздо большую дальности действия. Способны были передавать и мелодичные радиотелеграфные сигналы (морзянку, как сейчас), и речевые, и музыку. К 1925 году стало очевидно, что дни искровых передатчиков всего мира сочтены.

А к 1930 годам выяснилось, что на коротких волнах 10-100 метров, с ничтожной мощностью 5-20 ватт ламповых передатчиков и с помощью чувствительных ламповых приемников, можно покорять земные пространства в сотни и тысячи километров! Радиолюбители не выходя из дома, получили возможность «путешествовать по странам и континентам», появился мировой радиоспорт.

Военные налаживали выпуск переносных и другого назначения коротковолновых радиостанций нового поколения. Дефицит радистов-коротковолновиков, знающих код Морзе (дальняя радиосвязь, как правило велась в режиме радиотелеграфии) и специфику работы в радиоэфире непрерывно возрастал.

5. Школа радиосвязи на Николодворянской

Подготовка радистов-коротковолновиков для обороны и народного хозяйства, «без отрыва от производства», в Рязанской губернии (как и в других) началась с 1927 года «Школой технической связи» при Облсовете Осовиахима. В 1945-1946 годах эта школа располагалась в полуподвале дома 17 (сохранился) по улице Николодворянской (Свердлова), рядом с Николо-Дворянской церковью. Занимала 28 кв. метров в двух комнатах. Штат состоял из 3 человек (в 1944 г. – Макарова Г.З., Выропаев В.А., Лисейкиина А.А.). Школа техсвязи финансировалась из местного бюджета.

До 1941 года обучение радистов велось по договорам с заинтересованными организациями. В 1940 году радистов-коротковолновиков обучено - 32 человека., телеграфистов-морзистов (проводной связи) - 31 человек, линейных телефонистов 24 человека. В 1941-1945 годах обучение велось «целенаправленно», по разнарядкам из Центрального Совета Осовиахима. В комплектующихся группах до 35% составляли женщины-радистки. В 1945 году Рязанская школа техсвязи подготовила 152 радиста, 52 телеграфиста-морзиста и 197 линейных телефонистов.

С 1946 года школа связи обучала «добровольный свободный контингент», причём с 1945 года обучение радистов шло по линии ПВХО, а Рязанскую школу стали называть «Клуб технической связи». Центральный Совет Осовиахима имел свою радиостанцию в Москве, в 1941 году её позывной был УК-3-АЦ. Разрешения на устройство и эксплуатацию частных (любительских) передающих КВ-станций выдавались Главной Радиостанцией Электросвязи Наркомата связи. И только по ходатайству Облсоветов Осовиахима, под ответственность местных руководителей.

Получить разрешение на частный передатчик было нелегко. В Рязани известны два человека, сумевшие сделать это: коротковолновики 1930-х годов – Палагин В.К., позывной УА-3-СЕ, и Махов Г.М., позывной УА-3-СФ. Контроль за работой любительских станций возлагался на коллективные КВ-станции и спецорганы ГБ, во избежание «использования передающих частных станций враждебными элементами».

Во время войны 1941-1945 годов, вообще запрещено было пользоваться не только любительскими передатчиками, но и всему населению России любыми радиоприёмниками, кроме репродукторов городского вещания. Коллективной любительской передающей КВ-станции в Рязани не было до 1946 года.

6. Радиоклуб в подвале бывшей гостиницы Ланина

Поколение рязанцев выросло, зная, что на углу улиц Астраханской и Соборной (Ленина и Революции), в полуподвале каменного здания, бывшей (до 1917 года) частной гостиницы Н.Н. Ланина, с 1946 до 1995 года располагался Областной радиоклуб ОСОВИАХИМА-ДОСААФ. Угловой вход в помещение радиоклуба под двумя старинными балконами вызывал священный трепет у посвященных в тайну прохладных комнат мальчишек, а многим рязанцам определил судьбу.

Здание гостиницы Ланина
Здание гостиницы Ланина, где в 1946-1994 гг. в полуподвальном этаже (угловой вход) располагались Областной радиоклуб ОСОВИАХИМА - ДОСААФ и коллективная радиолюбительская станция (первый позывной UA-3-KNB). Астраханская-Соборная улицы. Рязань.

Начало радиоклубов в стране восходит к Постановлению Президиума Центросовета Осовиахима от 7 марта 1946 года «О развитии коротковолнового радиолюбительства». Признавалась исключительная роль коротковолновой радиотелеграфной связи в ходе войны 1941-1945 годов. Заслуги сотен фронтовых и тыловых радистов.

Теперь, через создание радиоклубов в областях России, намечалось подготовить тысячи новых радистов-коротковолновиков для обороны и народного хозяйства. Подписали важный документ Маршал войск связи Пересыпкин И.Т., Вице-Адмирал Верт А.И. и Герой Советского Союза, известный полярный радист Э.Т. Кренкель.

Утверждено было «Положение» о радиоклубах Осовиахима. К 1 мая 1946 ода в Москве открыт Центральный радиоклуб под руководством Э.Т. Кренкеля. С 7 мая 1946 года, постановили - ежегодно отмечать День радио, помня о русском изобретателе радиотелеграфа А.С.Попове. (На Западе таковым считают Г.Маркони, сумевшего запантентовать подобное изобретение).

***

Рязанский Облсовет Осовиахима в апреле 1946 года постановил – реорганизовать Школу технической связи в городе Рязани в Рязанский Областной радиоклуб. Для «практического руководства коротковолновым радиолюбительством» создан был КВ-Комитет, под председательством начальника телефонно-телеграфного отдела Рязанского Облуправления Министерства Связи - Цукирева С.С.

Областной радиоклуб в городе Рязани начал официальное существование с 27 августа 1946 года. Старейший коротковолновик Владимир Константинович Палагин - практически руководил его созданием. Несколько летних месяцев обустраиваемый радиоклуб продолжал находиться в подвальных стенах бывшей Школы связи на улице Николодворянской, 17 (Свердлова) улице.

Однако, 5 августа 1946 года Президиум ЦК Осовиахима провёл специальное заседание и обязал Областные и Городские Исполкомы предоставить местным органам Осовиахима помещения для размещения радиоклубов.

В Рязани 30 августа 1946 года в военном отделе Горкома ВКП(б) под руководством Г.К. Яковлева проведено было совещание руководящего состава Города и Области «по вопросу о развёртывании подготовки радистов - коротковолновиков». Горжилуправлению Рязани ничего не оставалось, как выделить «во временную аренду» Рязоблсовету Осовиахима комнату в полуподвале бывшей гостиницы Ланина на Соборной улице, 11 (Революции ул.) под радиоклуб.

***

Начальником Областного радиоклуба с октября 1946 года стал Александр Иванович Гиляров. Радиолюбитель с 1928 года со стажем радиста-коротковолновика с 1936 года. Во время войны 1941-1945 годов он был начальником мощной КВ-радиостанции, обеспечивал радиосвязь штаба с партизанскими соединениями.

В комнате радиоклуба оборудован был радиокласс «на 20 телеграфных ключей». Стояли 2 аппарата Морзе. Часть комнаты отгорожена была под «радиоцентр». Ещё в апреле 1946 года начальник Рязанского отдела ПВХО Мейстер Б.В. получил из «Главпромснаба ЦС Осовиахима» (под Москвой) трофейные приёмо-передатчики «Маркони-19» и связные КВ-приёмники АР-88 и КВМ для оборудования клубной радиостанции - они и стояли теперь в отгороженном «радиоцентре».

Коллективная радиостанция на базе трофейного «Маркони» была слабовата. Тем не менее, ежедневно работала в эфире по расписанию с Главной станцией Центральной школы ПВХО и Сецподготовки ЦС Осовиахима. Кроме того, с радиолюбителями Союза и стран Европы. Позывной Рязанской коллективной радиостанции был УА-3-КНБ.

Согласно Инструкции Наркомата Связи (март 1946) мощность личных передающих станций разрешалась в пределах 5-20 ватт, коллективных – до 100 ватт. Определены точно участки радиоволн КВ-диапазонов, на которых отныне разрешалось работать коротковолновикам-любителям. Стало возможным отправлять за границу «КУЭСЕЛЬ» - специальные почтовые карточки, подтверждающие состоявшуюся радиосвязь через «бюро» связи коротковолновиков УПВХО.

Коротковолновики разделены были на «наблюдателей», имевших только приёмники, и «владельцев приёмо-передающих станций». В апреле 1946 года проведён был персональный учёт коротковолновиков. В Рязанской области их оказалось всего 19 человек. Из них 17 - «наблюдателей». Для помощи желавшим приобщиться к изучению кода Морзе, кроме занятий в радиоклассе Областного радиоклуба А.И.Гиляров организовал передачу тренировочного текста Морзе через трансляционную радиосеть города прямо в комнаты и дома жителей Рязани. Такие передачи велись по 15 минут несколько раз в неделю.

7. Закат рязанского радиотелеграфа

В марте 1947 года для радистов выделена была ещё комната в том же здании на Соборной (Революции), 11. А в октябре – ещё две. Общая площадь радиоклуба составила 111,4 кв.метра.

Рязанский Областной радиоклуб Осовиахима относился ко 2-му Всесоюзному разряду. Штат его состоял из 7 человек с фондом зарплаты (в 1948 году) 4.505 рублей в месяц. Оклады по тем временам неплохие: у начальника радиоклуба – 950 рублей, у трёх командиров-инструкторов – 700-830 рублей, у начальника коллективной радиостанции – 750 рублей; а обыкновенные: у «вооружённого вахтёра охраны» - 290 рублей и уборщицы – 235 рублей.

Офицерам и генералам, откомандированным в учебные центры Осовиахима (в т. ч. радиоклубы), кроме того, полагалась ежемесячная доплата 300 рублей «на содержание домашней прислуги» (архив Досарм. 15.01.1948 г, № 03-3019). В народе эту доплату называли «деньги на Дуньку».

Арендная плата за помещение радиоклуба составляла (1948 г.) 2.893 рублей 25 копеек в год. Радиоклуб не имел своего счёта в банке и состоял на балансе Областного Совета Осовиахима Рязани.

В 1947 году членов радиоклуба было 87 человек, кандидатов в члены - 60. Подготовлено радистов-коротковолновиков 107 человек. Кроме основной деятельности, подготовки радистов-коротковолновиков, радиоклуб помогал радиодеталями и литературой многочисленным радиокружкам. Проводил выставки самодельной аппаратуры и устраивал соревнования радистов. Обеспечивал связью различные организации. Количество индивидуальных коротковолновых и ультракоротковолновых (радиоволны менее 10 метров) радиостанций к 1958 году возросло до 20 единиц, членов радиоклуба - до 200 человек.

Всего в Рязани с 1918 по 1940 годы на Губернской Приёмной радиостанции и в Школе технической связи подготовлено около 300 радиотелеграфистов. За 1941-1945 годы, около 500. Радиоклубом Осовиахима-Досааф в 1946-1990 годах, около 4.000 радистов (без учёта телеграфистов-Морзе и телефонистов).

***

Звезда рязанского радиотелеграфа закатилась на исходе марта 1995 года. В эти дни эвакуировалось в «никуда» последнее радиоимущество бывшего Областного радиоклуба, заслуженная клубная радиостанция. Радиоклуб на Соборной, 11 не дотянул до 50-летнего юбилея. В марте 1995 года некогда притягательные двери его захлопнулись навсегда.

Ещё 1 июня 1994 года в Облсовет обнищавшего и ослабевшего ОСТО (правопреемника Осовиахима-Досааф) от Мэрии г. Рязани поступило письменное требование (01-98/297) освободить занимаемую радиоклубом площадь по Соборной улице, 11 в 10-дневный срок на основании «постановления Мэра № 444, от 10 мая 1994 года».

Оказалось, Комитет по Управлению Муниципальным имуществом Рязани расторг, продлевавшийся с 1946 года (и подтверждённый решением № 588, протокол № 28 от 6-го августа 1957 г. Рязисполкомом) договор аренды с Облсоветом ОСТО и заключил новый договор на аренду этого полуподвального помещения радиоклуба с частным предприятием «Кронверк», с 17 мая 1994 года на 10 лет и передал помещение «Кронверку».

Так 497 членов радиоклуба и 272 владельца КВ-радиостанций Рязани и области остались без старейшего радиоклуба.

***

Давно негде заинтересованной молодёжи осваивать код Морзе, необходимый для международных радиосвязей на коротких волнах. Никто такие курсы теперь не проводит.

Лишь старики-энтузиасты пытаются кого-то научить коротковолновому спорту. Рязанских радиотелеграфистов в радиоэфире остались единицы.

Конечно, появились новые виды военной и гражданской радиосвязи. Сотовый и радиотелефоны. Интернет.

Но, только радиотелеграф, более ста лет использующий международный код Морзе и специальный «радиолюбительский» код, понятные коротковолновикам-радистам всего мира, снимают «языковый барьер».

Только радиотелеграфист может «беседовать» с любым континентом, страной, городом; соединиться с квартирами - совершенно незнакомых радиолюбителей. Это увлекательный спорт!

У радистов есть кодовая фраза «Сайлент Кей» - умолкнувший телеграфный ключ.

Так говорят о радистах, ушедших из жизни. Похоже, умолкнут ключи рязанских радистов, с уходом последних радиотелеграфистов-могикан.

Аграмаков Н.Н., Май 1997 г., г. Рязань.

По материалам книги "Губернскiй Векъ. Исторический сборник. Избранное."

Фото взяты из альбомов: Воскресная прогулка, Рязань. Последний день зимы.

Катушечные магнитофоны, проигрыватели и другая ретро техника доступны в компании «Ретро Электро».

0
 
Разместил: Рязанец    все публикации автора
Изображение пользователя Рязанец.

Состояние:  Утверждено

О проекте